«

»

Ноя 05 2013

Распечатать Запись

1923. Письмо Антонова-Овсеенко.

Известное письмо, в котором, как полагают некоторые историки, содержалась завуалированная угроза в адрес ЦК со стороны троцкистов (Антоново-Овсеенко возглавлял Политуправление РККА).


«Известия ЦК КПСС», 03/1991


В. А. Антонов-Овсеенко — в Президиум ЦКК и Политбюро ЦК РКП(б)

27 декабря 1923 г.

В ПРЕЗИДИУМ ЦКК И ПОЛИТБЮРО ЦК РКП(б)

Дискуссия принимает характер все более тревожащий многих, особенно работающих в армии, товарищей.

На всех собраниях и особенно на собраниях «военных» коммунистов официальные представители ЦК значительное, иногда исключительное, время расходуют на разбор политической биографии т. Троцкого, усиленно напирают на то, что т. Троцкий ни в какой мере не может быть причислен к «старой гвардии большевиков», что он всегда боролся с большевизмом, что он скрытый меньшевик, проявляющий свой меньшевизм и ныне во всей своей политической линии.

И это не только московское явление.

Один незнакомый мне товарищ, армейский политработник, пишет мне, в порядке частного письма из Харькова:

«Развернувшаяся дискуссия по вопросам партийного строительства и те формы, которые она принимает, в частности у нас в Харькове, заставляют меня написать вам настоящее письмо. Дело в том, что дискуссия принимает характер резких личных выпадов со стороны ответственных партийных товарищей, против тов. Троцкого и др[угих], якобы составляющих его фракцию. Выступивший три дня тому назад на общегородском собрании членов Бюро ячеек Харьковской парторганизации секретарь Украинского ЦК т. Квиринг заявил, что «т. Троцкий раскалывает партию и нарушает ее единство». Вчера на общерайонном партийном собрании Петинского района докладчик по вопросу о партстроительстве т. Г. И. Петровский (пред[седатель] ВУЦИКа) с озлобленным тоном заявил, что — «т. Троцкий все время боролся против нашей партии, только лишь в 1917 году он вступил в РКП, что его политическая линия была на протяжении всей его революционной деятельности неправильна и вредна». Это вызвало со стороны военной части собрания стихийные возгласы: — «Да здравствует т. Троцкий» — «Долой докладчика» и т. д. Выступивший в прениях т. Макар[1] — член ЦКК Укр[аины] заявил, что «Троцкий всегда был политическим банкротом», и начал перечислять все его ошибки» — перманентная революция, Брест, профсоюзы и т. д.».

Докладчику не дали говорить, в зале поднялся шум, снова возгласы «Да здравствует Троцкий» и т. д.

«Я считаю, что это весьма опасно. Среди военных коммунистов уже ходят разговоры о том, что нужно поддержать всем, как один, т. Троцкого»…

Считаю своим долгом отметить эту опасность перед вами. Я ничуть не самообольщаюсь. Для меня ясен политический смысл известной статьи т. Сталина[2] и передовиц «Правды». Именно эти статьи задали тон всей кампании, смысл которой мобилизовать вслепую поддержку линии большинства Политбюро, все силы «старой гвардии большевиков», все лучшие традиции и наисквернейшие предрассудки, вынесенные большевиками из старой дореволюционной борьбы, — дабы изолировать т. Троцкого от старых большевиков, лишить его серьезной партийной опоры в проведении его взглядов.

Весь аппарат партии приведен для этого в определенное движение, всеми силами стараются сделать Троцкого знаменем всего «не ленинского» в нашей партии и, злоупотребляя громадным авторитетом ленинизма, подавить всякую критику политической линии нынешнего большинства ЦК.

По моему глубокому убеждению, это крайне опасная затея. Она чувствуется на местах, как прямой срыв провозглашенного в вашей единогласно принятой резолюции от 5-го декабря курса на рабочую демократию[3] и как проведение линии на раскол парторганизаций.

Переливаясь же за пределы партии, эти бесшабашные и безыдейные нападки на того, кто в глазах самых широких масс является бесспорно вождем—организатором и вдохновителем побед революции — создают болезненную тревогу, разброд и неуверенность. Существо разногласий внутри ЦК совершенно не ясно ни для партийных, ни для внепартийных масс, взвесить серьезность этих разногласий и свободно их разрешить партия не в состоянии. Партию и всю страну, вместо серьезного разбора серьезных вопросов, кормят личными нападками, заподозреваниями, желчной клеветой, и этот метод возводят в систему, как будто в сем и состоит широко возвещенный новый курс. Ясно, к чему это ведет.

К глубочайшей деморализации и партии, и Армии, и рабочих масс, и к подрыву влияния нашей партии в Коминтерне, к ослаблению твердости и выдержанности линии Коминтерна.

Только крайним сужением политического кругозора, под воздействием фракционной страсти, можно объяснить, что столь вдумчивые руководители нашей партии увлекают ее на столь неверный путь.

Знаю, что этот мой предостерегающий голос на тех, кто застыл в сознании своей непогрешимости историей отобранных вождей, не произведет ни малейшего впечатления.

Но знайте — этот голос симптоматичен. Он выражает возмущение тех, кто всей своей жизнью доказал свою беззаветную преданность интересам партии в целом, интересам коммунистической революции. Эти партийные молчальники возвышают свой голос только тогда, когда сознают явную опасность для всей партии. Они никогда не будут «молчалинами», царедворцами партийных иерархов. И их голос когда-нибудь призовет к порядку зарвавшихся «вождей»[4] так, что они его услышат, даже несмотря на свою крайнюю фракционную глухоту.

Антонов-Овсеенко

27 декабря 1923 года.

Примечания:
1. Макар А. М. (1877—1961), с 1923 г. председатель, затем член Президиума ЦКК КП(б) Украины, с 1924 г. на дипломатической работе.
2. Речь идет о статье И. В. Сталина «О дискуссии, о тов. Рафаиле, о статьях т. т. Преображенского и Сапронова и о письме тов. Троцкого», опубликованной в «Правде» 15 декабря 1923 г.
3. Имеется в виду резолюция «О партстроительстве».
4. И. В. Сталин 18 января 1924 г. в заключительном слове на XIII конференции РКП(б) среди причин, приведших к освобождению В. А. Антонова-Овсеенко от должности начальника Политуправления РККА назвал и то, что он «прислал в ЦК и ЦКК совершенно неприличное по тону и абсолютно недопустимое по содержанию письмо с угрозой по адресу ЦК и ЦКК призвать к порядку «зарвавшихся вождей» (см. Сталин И. В., Соч., т. 6, с. 43).

Поделиться ссылкой:
  • LiveJournal
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Tumblr
  • Twitter
  • Facebook
  • PDF

Постоянная ссылка на это сообщение: http://rabkrin.org/1923-pismo-antonova-ovseenko/

1 комментарий

  1. Евгений Скляров

    Между тем в «Записках о гражданской войне» В. А. Антонова-Овсеенко уже в первом томе, изданном ещё в 1924 году, упоминания Троцкого весьма сдержанны, а порой носят критический характер, в отличие от Сталина, который упоминается либо сухо — официально, либо одобрительно. В последующих томах нарастает апологетика Сталина, Троцкий же постепенно переходит в разряд верхоглядов и лакировщиков в оценке реальной обстановки на фронтах и принимаемых им решениях с т. з. автора. Второй том был издан в 1928 году, а последующие в1932-33. Здесь уже вполне возможно грубое вмешательство редакторов и цензуры, но упоминания обоих деятелей основательно документированы цитатами и описанием конкретных обстоятельств. Значит, сам Антонов принимал деятельное участие в этом, пересмотрел свои взгляды на партийную демократию, что, правда, не спасло его от расстрела в 1937 году.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *