«

»

Ноя 14 2016

Распечатать Запись

Детская болезнь левизны в неолиберализме

tumblr_ofo1mtih6q1vtwv2oo1_1280

Если бы Трампа не было — его стоило бы выдумать. Потому что победа этого деятеля очень наглядно высветила то, о чем давно надо было бы сказать вслух, да все не было подходящего случая. Теперь вот случай создался.

И сказать вслух именно левым, к рядовым членам которых относится и автор. Хотя многие ему в этом праве отказывают, а еще больше теперь откажут. Откажут от дома, так сказать. Не подадут своей левой руки.

Так вот, надо сказать совершенно честно, что современные западные левые, включая известную часть и русских левых, давно уже стали неотъемлемой частью неолиберального проекта. Его инфант терриблями, несносным ребенком, который, однако, абсолютно интегрирован в сам этот проект, и служит исключительно для спускания пара и снятия напряжения в внутри этого проекта.

Неолиберальный проект по своей тотальности кроет как бык овцу все разновидности тотальных идеологий XX века, хотя бы даже потому что он воистину глобален, то есть охватывает человечество в планетарном масштабе. У него нет на планете соперников от слова совсем. У советского госсоциалистического проекта, который тоже был очень тотален, был соперник в лице капиталистического Запада, и борьба этих двух систем, при том что ставила под угрозу ядерной войны само существование цивилизации, в плане развития человечества была очень продуктивной, как в смысле развития идей, так и научно-техническом.

Добровольное самоубийство советского госсоциализма сыграло плохую шутку с победителем. Победив советского дракона, Запад сам стал драконом. Тотальность неолиберализма выше по степени, чем советского именно потому, что если в СССР, условно говоря, действовал внешний Главлит, то в неолиберальном обществе Главлит везде.

Сомневаться в ценностях современного общества нельзя не потому, что «за вами придут», а потому, что ваши сомнения делают вас в ваших же глазах уродом. Вы за СССР? То есть вы за Гулаг и Колыму. Вас раздражает ЛГБТ тематика? Вы гомофоб и нацист. Вы полагает ислам опасной религией сейчас? Да вы просто неоколониалист и расист! И вы сами начинаете тревожно всматриваться в зеркало: может, действительно, со мной что-то не так? Ведь вот какие хорошие люди мне этого говорят.

Неолиберальный порядок, кроме всего прочего, если в экономике ультраправый (господство всемирного спекулятивного финансового капитала, Сорос и компания), то идеологически абсорбировал многие идеи 60-х годов, от детей цветов до левых 1968-го года. «Запрещено запрещать!» В этом сила либерального глобализма — что НКВД как бы нет. Ты сам свой НКВД, брат.

Совершенная беспросветность, которой является неолиберальный проект, вещь очень мучительная для любого левого (к которым, еще раз повторю для сомневающихся, относится и автор этих строк). Абсолютный «Выхода нет». Потому что всех все устраивает, а если не устраивает, то вы можете оккупай что-нибудь, а потом снова пойти домой и смотреть новый сезон популярного сериала и слушать новый диск Адель. А в пятницу делать шоппинг. Футболку с чегеварой вы даже можете не снимать. Футболка с чегеварой тоже часть этого проекта. И панкрок часть его. И философ Жижек. И даже Наом Хомский. Все схвачено.

Истерика, воспоследовавшая за победой Трампа, есть как раз результат того, что в этом монолите появилась трещина. И именно потому такие сильные эмоции. Потому что, как оказывается, мир может измениться. Сквозняк реальности. И вот мальчики и девочки в футболках с чегеварами топают ножками и кричат о том, что «Мы не хотим Трампа, мы хотим социализма!» То, что они называют социализмом, ЛГБТ-трансгендерно-феминизмо-зелено-фрейд-фромм-антиавторитарно-трансгуманистический социализм — его никогда не будет. Тоже от слова совсем. И борьба за него бессмысленна, зато позволяет утилизовать подростково-инфантильное недовольство Системой. Да и коммерциализируется тоже неплохо. Небольшой, но сегмент рынка. Те же футболки.

Сама победа Трампа лишь наиболее заметная сейчас часть сопротивления этому либеральному глобальному тоталитарному проекту. При этом сопротивление это носит в целом право-консервативный характер. Еще раз, чтобы не было сомнений: правый и консервативный. Можно даже сказать — реакционный. В прямом смысле этого слова: как реакция на. Но и в том смысле, что оно опирается на ценности глубоко вчерашнего дня. В это сопротивление входит и Путин после 2012 года с его полицейским православием и белогвардейщиной, и правые популистские движения Европы, и события на Восточной Украине.

Как любое массовое социально-политическое явление, в нем есть иногда странные интерференции — к которым, относится, например, использование в России каких-то советских артефактов. И среди «сопротивленцев» есть крайние левые, которым действительно, наверное, крайне неуютно быть в одной компании с Ле Пен, «казаками» и борцами за традиционные ценности. Но ненависть к неолиберализму перевешивает. А вот то, что не было сформулировано левого ответа неолиберализму, ведущего не назад, а вперед — то за это спасибо оккупаям, трансгендерно-ЛГБТ-зеленым левым и прочему мусору красного цвета, которым заменили настоящую борьбу за социализм после того, как было побеждено и уничтожено классическое коммунистическое движение.

Однако, и что, собственно, главное во всем происходящем, этот тоталитарный неолиберальный проект, который торжествовал почти тридцать лет, аккурат с момента развала СССР, явно дал трещину. И мальчикам и девочкам в футболках с чегеварой явно очень неуютно в том новом миропорядке, который грядет. Отсюда их истерика. Которую «хозяева дискурса» тоже используют. На Украине они используют правых, где-то будут использовать левых. Они умные и многому после 1917 года научились.

Поделиться ссылкой:
  • LiveJournal
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Tumblr
  • Twitter
  • Facebook
  • PDF

Постоянная ссылка на это сообщение: http://rabkrin.org/detskaya-bolezn-leviznyi-v-neoliberalizme/

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *