«

»

Мар 27 2013

Распечатать Запись

Дракон. Рассказ.

Два бронетранспортера спрятали за соседним домом, а еще по одному с торцов. На крышах приладили свои винтовки снайперы. Высоко в небе нарезали круги штурмовые вертолеты, оснащенные самыми современными и самыми мощными системами наведения и управления огнем.

Несколько линий оцепления сформировали из солдат внутренних войск, а последняя, вокруг самого дома, состояла из спецназа ФСБ.

Штаб операции разместили в бронированном автобусе, который поставили в сквере так, чтобы площадка перед домом полностью просматривалась с помощью мощной оптики. Сам штаб состоял из офицеров силовых ведомств в форме и нескольких штатских, явно не являющихся «силовиками».

Руководил операцией человек в военно-морской форме со знаками различия вице-адмирала. В данный момент он как раз открыл последнее перед началом операции совещание. Позади него была установлена интерактивная доска.

— Итак, чтобы напомнить всем присутствующим, с чем мы имеем дело. Профессор?

К адмиралу подошел мужчина средних лет в очках — и именно нестроевого вида.

— Спасибо.

Он откашлялся.

— Возможно, вы знаете, что, начиная с 60-х годов прошлого века, ученые в разных странах ведут поиски разумной жизни за пределами Земли. Одна из наиболее известных программ этих поисков – это проект SETI, поиск сигналов внеземных цивилизаций средствами радиоастрономии. И — хотя поиски ведутся уже более полстолетия, успехи очень незначительные. Точнее говоря — нулевые, хотя в отношении некоторых сигналов и были определенные основания считать, что они носят искусственный, то есть неприродный характер. Так было до прошлого года. В прошлом году одна из радиообсерваторий нашей страны приняла сигнал, который практически сразу был классифицирован как имеющий неприродный характер. Удивительно, но источник сигнала находился в нашей Солнечной системе, в районе Плутона, еще точнее – на орбите спутника Плутона, который называется Харон.

На доске появилась схема, на которой были изображены несколько объектов.

— Это изображение системы Плутон-Харон. Источник сигнала или на самом Хароне или на его орбите.

Профессор нажал клавишу компьютера перед собой и на доске возникла какая-то спектрограмма.

— Сигнал был довольно непродолжительным, но, когда его стали исследовать, оказалось, что он носит очень сложный характер. То есть его информационная плотность крайне высокая. При этом сигнал имел многослойный характер – то есть состоял из суммы сигналов в разных волнах – в диапазоне от нескольких миллиметров до нескольких метров, каждый из которых имел индивидуальный характер. Самое же удивительное, что практически любая попытка расшифровки сигнала давала какой-то конкретный и однозначный результат.

Видя непонимание на лицах присутствующих в автобусе людей, к чьим интересам наука явно не относилась, профессор поспешил сказать:

— Я попробую объяснить максимально просто.

— Например, мы можем представить сигнал в виде простейшего двоичного кода и затем представить его в виде картинки.

Он нажал клавишу – и на экране возникла цветная фотография. Это явно был земной шар – но расположение знакомых континентов было абсолютно другое.

— При анализе полученного изображения наши специалисты пришли к выводу, что так Земля выглядела примерно 65 миллионов лет назад.

А вот какую картинку мы получили, когда сигнал был преобразован в шестнадцатеричный вид.

Еще нажатие клавиши – и на экране появилось изображение динозавра. Красного цвета.

— Часть сигнала была интерпретирована как некая цепочка хромосом, при этом имеющих сходство с земными, за исключением некоторых отличий неясного нам смысла.

— Вот один из расшифрованных слоев сигнала.

На фотографии появилось изображение спирали.

— При этом, как сказали биологи, работающие с сигналом, в нем есть даже некие, как они выразились, советы по автокаталитической переделке генома человека.

— А вот что мы получили при преобразовании одного из слоев в звуковой файл.

Профессор нажал кнопку и из динамиков зазвучала мелодия. Буквально через несколько тактов присутствующие заволновались.

— Да, да, — сказал профессор. –Пьер Дегейтер, L’Internationale. И — говорю сразу — у нас нет никакого объяснения тому, что все это может значить.

Тут человек в форме вице-адмирала вмешался в разговор.

— По имеющимся у нас данным, этот сигнал был принят не только в России, но и, как минимум, в США и КНР. Несколько дней назад произошел инцидент в американском научно-исследовательском комплексе в Колорадо, в результате которого погибли все его сотрудники – как было объявлено, в результате случайной утечки ядовитого газа. Погибли двадцать два ученых, техника и лаборанта. А два дня назад американцы передали нам несколько фотографий, полученных с их шпионского спутника, на котором видно, как китайские самолеты ракетами уничтожают свой исследовательский комплекс в Цзяньсу. И дали нам понять, что по их данным китайцы работали над обработкой некоего сигнала, полученного их радиоастрономами.

— Мы немедленно приняли меры, и все, кто работал над дешифровкой сигнала, были изолированы. Но один человек непонятным образом исчез из тщательно охраняемого комплекса. Его зовут Юрий Кириллов, биолог. Работал как раз над расшифровкой биологической составляющей. Была начата операция по его поиску, которая и привела нас сюда в этот город. Кириллов живет один, в съемной квартире, на первом этаже. И теперь наша задача взять его.

На интерактивной доске появилось изображение человека средних лет. Непримечательное лицо, немного усталые глаза.

Вице-адмирал оглянулся. Внимательно посмотрел на изображение, потом обвел взглядом присутствующих.

— Не скрою, некоторые предлагали убить Кириллова немедленно, как представляющего особую опасность. Особенно учитывая совершенно непонятный характер его исчезновения из абсолютно изолированного объекта. Но мы решили рискнуть – на кону стоит возможный серьезный технологический прорыв, а наша страна в этом, как вы понимаете, нуждается. Однако…

Офицер сделал многозначительную паузу.

— Если что-то вдруг пойдет не так, даже малейшие признаки этого – Кириллов должен быть уничтожен.

— А что с остальными учеными, которые работали над сигналом, — спросил кто-то из присутствующих. – Которых изолировали.

— Их больше нет, — сухо ответил адмирал. Больше вопросов никто не задавал.

***
— Людей вывели, — сказал руководителю спецоперации офицер с автоматом в руке, облаченный в боевую экипировку «Ратник».

— Выводили через крышу, а потом через соседний подъезд. Так что дом пуст. Несколько ребят остались на крыше и еще в квартирах сверху на втором этаже и на лестнице.

— Хорошо, — сказал вице-адмирал, посмотрел на часы. – Начинайте.

Одна из бронемашин с установленной на ней громкоговорящей установкой медленно выехала из-за соседнего знания и развернулась так, что оказалась напротив дома.

— Юрий Кириллов, предлагаем вам выйти с поднятыми руками. Юрий Кириллов, выходите из дома с поднятыми руками… У вас есть пять минут. После этого мы начинаем штурм.

После оглушительного звука наступившая тишина казалась не менее оглушительной. Все замерли, и даже вертолеты перестали кружить, снизились и зависли над домом.

До истечения срока оставалась еще минута, когда дверь подъезда открылась и в проеме появился человек.

— Он? — спросил вице-адмирал у одного из офицеров, смотрящего в мощную оптическую трубу на треноге.

Тот оторвался от объектива, сверился с фотографией в руке.

— Он самый.

— Поднимите руки, — прогремел металлический голос.

Человек поднял руки.

— Сделайте пять шагов вперед и не двигайтесь.

Человек послушно сделал пять шагов и замер.

Спецназовцы медленно стали подходить к нему, еще двое показались в подъезде за его спиной. Автоматы у всех были направлены на мужчину.

— Лечь на землю, — приказал один спецназовец, не опуская автомата.

Человек лег.

— Обыщите его, — приказал вице-адмирал в свою радиогарнитуру.

Командир спецназовцев наклонился, протянул осторожно руку к человеку…
И она провалилась в него, как в пустое место.

— Что за хрень… — успел сказать спецназовец, а лежащий на земле Кириллов вдруг растворился в воздухе – растаял, как чернильная капля в воде.

Зато окно на первом этаже выпало наружу с треском и из образовавшейся дыры вылетело что-то в форме шара.

Это что-то расправило крылья и оказалось летающим ящером с размахом крыльев метров пять.

И этот ящер стал стремительно набирать высоту.

— Уходит! – закричал вице-адмирал. – Уйдет ведь!!! Огонь, бля, огонь всем!

Но огонь открыть не успели. От парящего в небе ящера вдруг отделались какая-то световая волна, которая накрыла все. А следом тут же пришла ударная волна. Брызнули стекла во всех зданиях вокруг, тяжелые бронемашины взлетели в воздух как пустые коробки из-под обуви, вертолеты в небе вспыхнули, как спички. Людей же унесло как пыль.

А парящий в небе дракон тем временем явно увеличился в размере – он уже достиг метров десяти в размахе крыльев — и цвет его стал ярко-ярко красным.

Медленно, но очень мощно взмахивая перепончатыми крыльями, он поднимался в небо над городом – и через несколько минут исчез в облаках.

И остановить его было некому.

***
Два человека сидели в удобных шезлонгах на берегу Черного моря в районе Сочи. У одного из них на коленях лежала папка.

Был ласковый вечер. На горизонте маячили два сторожевых корабля прикрытия, защищавшие резиденцию с моря. Сторожевые корабли были нового поколения, недавно принятые в состав флота. Страна поднималась с колен.

— Никаких следов. Над городом было два американских спутника-шпиона – но в момент происшествия передача с них прекратилась. ПВО на ушах, все самолеты в воздухе, международная космическая станция переведена на военное положение. К мониторингу подключены все развитые страны – и никаких следов. Как сквозь землю.

— Плохо дело, — сказал немолодой лысоватый человек со ставшим с возрастом немного мышиноподобным личиком. Его, собственно, подчиненные и обслуга за глаза и называли: Мышиный Король. Но он этого, естественно, не знал.

— Так что же все-таки это такое было? Я видел записи с найденных на месте катастрофы видеокамер – чертовщина какая-то.

— Ученые не знают, что это, — ответил осторожно человек с папкой. – Непонятно даже, то ли какая-то древняя цивилизация в нашей системе, то ли инопланетная. Непонятна их цель. Непонятно и то, при чем тут «Интернационал».

— А что американцы?

— Все затерли, все материалы уничтожили, сами готовятся послать через год к Плутону зонд с мощнейшим термоядерным зарядом.

— А как объясняют?

— Тоже в тупике. Кто-то из их аналитиков выдвинул гипотезу, что, кто бы те, чужие, ни были, их сигналы как-то влияли и влияют на нашу цивилизацию, быть может и на всю мировую историю. Что-то вроде внешнего раздражителя, который подстегивает развитие земной цивилизации. Теория внешнего кнута. У нас что-то такое в свое время предполагал Лев Николаевич Гумилев, была у него теория — теория пассионарного толчка.

— Гумилев – сын Ахматовой? У которого отца расстреляли большевики? – продемонстрировал свои познания собеседник.

— Да, именно он. Писал, что время от времени какой-то фактор приводит массы людей в движение – и отсюда идут всякие пертурбации, переселения народов, социальные революции. Возможно, от этого же и появление новых революционных научных и общественных идей глобального характера. И даже личностей, существенно влияющих на ход развития человечества.

— Да, — сказал собеседник, подумав. – Насчет термоядерного заряда – это американцы очень правильно.

— Кстати, — закрывая папку, сказал его визави, — Плутон – по-индийски Яма, страж ада в буддизме и индуизме. Да и в греческой мифологии это бог подземного царства мертвых.

— Мутная планета, — сказал человек с прозвищем Мышиный Король и зачем-то перекрестился.

***

В отделе кадров молодой человек подписал все необходимые бумаги.

— С какого дня оформим – с завтрашнего или с понедельника? — спросила пожилая кадровичка.

— А можно прямо с сегодняшнего? – спросил молодой человек.

— Не терпится приступить? — усмехнулась женщина. — Давайте с сегодняшнего.

Кадровичка ввела что-то в свой компьютер.

— Пропуск получите в обед, в соседней комнате. А сейчас можете пройти в цех. Цех номер 184. Подойдете к начальнику смены. Найдешь?

— Найду, — сказал молодой человек.

Он действительно нашел цех быстро, а там кто-то показал ему начальника смены, который обсуждал что-то с двумя пожилыми рабочими.

— Ты кто? – спросил он, заметив молодого человека, терпеливо ждущего за его спиной окончания разговора.

— Ваш новый работник, — ответил тот.

— Опять какой-то молодняк пригнали, — проворчал начальник смены. – У нас тут станки импортные, с мануалами на английском. Знаешь хоть что-то по-английски, кроме мазерфакер?

— Знаю, — сказал молодой человек. — Я рэп люблю слушать. И в игры компьютерные играть. Вот и нахватался. The philosophers have only interpreted the world, in various ways. The point, however, is to change it.

— Пойнт, — неопределенно сказал начальник смены, явно ничего не поняв. И снова посмотрел на молодого парня с сомнением. И было от чего – бритая налысо голова, кольцо в ухе, драные джинсы, футболка с надписью «Обыватель, пришло время умирать».

— Футболку ты эту больше не надевай, короче, потому что у нас тут всё строго. Даже церква есть своя. И телевидение часто бывает. Сам, наверное, знаешь, наш завод ведь особый. Если за новостями следишь, конечно. А не только репу слушаешь.

— Знаю, — согласился молодой человек. — Слежу.

— Вот и хорошо, что следишь. Тогда пошли, познакомлю тебя с бригадой.

И они пошли знакомиться с бригадой станочников цеха № 184 «Уралвагонзавода».

Некоторые рабочие с любопытством поглядывали на новичка, но никому даже в голову не приходило, что, если его состарить, приделать бородку и усы, а, главное, надеть кепку, он здорово напомнил бы одного деятеля русской истории, чье тело пока еще лежало на главной площади в столице этого государства.

Пока еще столицы. И пока еще этого государства.

 

Поделиться ссылкой:
  • LiveJournal
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Tumblr
  • Twitter
  • Facebook
  • PDF

Постоянная ссылка на это сообщение: http://rabkrin.org/drakon-rasskaz/

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *