«

»

Май 09 2013

Распечатать Запись

Государство после Революции

Когда Гитлер напал на СССР, кто-то из Коминтерна (тогда еще формально действовавшего) предложил советским начать формировать Интербригады — по образцу участвовавших в Испанской Гражданской. Советские (Сталин) отказались. Хотя интернационалисты, в том числе и испанские политэмигранты, участвовали в нашей Великой Отечественной.

Наверное, правильно отказались — и это при всей моей личной любви к самой идее интербригад. Это была уже совсем иная война, в которой решали не действия тысяч идеалистов, пусть и хорошо идеологически мотивированных, а огромные военные машины, включавшие в себя, кроме армии и фронта, еще и тыл, то есть тут г-н доктор Геббельс был прав, война носила тотальный характер.

Сразу вспомнились споры двух-трехлетней давности, которые велись о природе советского государства, и которые часто принимали характер ругани, расфрендов, взаимобанов и прочего. Потом, после известных событий 2011-2012 года, ситуация изменилась, и все это стало несколько неактуальным, а противостояние, расфренды и взаимобаны пошли уже по другим вопросам, более насущным — и по другим линиям разлома.

Сейчас, когда можно смело предположить, что если в России что и изменится, то только или в результате внутрикремлевских разборок, или же по либеральному сценарию — что крайне грустно, хотя к традиционному русскому безмолствию народному можно и пора было бы и привыкнуть, не то чтобы можно и нужно бы вернуться к тем спорам, но опять по крайней мере заняться (в числе прочего) более абстрактными вещами — например, историографией и историофилософией революции.

И в том числе вопросом о том, что же нам делать с пьяным матросом государством после победы революционной социалистической партии.

Это я к чему? Это я к тому. В 1923 году И.В.Сталин написал на обложке только что вышедшей книги В.И.Ленина «Государство и революция«: «Теория изживания [государства] есть гиблая теория». По крайней мере так было написано в 1990 году в журнале «Коммунист», в номере 18, на странице 72.

Вот тут можно говорить о споре (пусть заочном) Сталина с Лениным, и я не уверен, что Сталин так уж сильно неправ. Это при том, что сам я чем дальше тем больше Государство именно как ценность само по себе считаю говном, и оснований так считать жизнь дает чем дальше, чем больше.

И будь в СССР иная модель социализма — например, вместо вооруженной до зубов армии с генералами и офицерами в погонах, с заградотрядами и штрафбатами, с жестким, а то и жестоким трудовым законодательством в тылу — а была бы вооруженная рабочая милиция с выборными командирами, щадящее рабочее самоуправление на фабриках, бухаринская идиллия в селе — зохавал бы Гитлер такой симпатичный для левых СССР как милое дело, и косточек бы от коммунистов не осталось. Да, тов. Долоев, именно так, увы.

Это же касается и современной революции. Как бы не был хорошо идеологически мотивирован парень в джунглях или горах с «калашом» — а против дронов и высокопрофессиональных убийц из спецподразделений у него шансов никаких.

Есть тут серьезнейшее противоречие, которое я для себя решить (пока) не могу. С одной стороны, усиление государства приводит к почти неизбежному распаду сущностных ценностей коммунизма (который антигосударственен в сути своей, что бы вам там не говорили некоторые деятели), с другой, без этого во всех смыслах вонючего государства не отобьешься от всяких гитлеров или там обуревших от безнаказанности янки.

Поделиться ссылкой:
  • LiveJournal
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Tumblr
  • Twitter
  • Facebook
  • PDF

Постоянная ссылка на это сообщение: http://rabkrin.org/gosudarstvo-posle-revolyutsii/

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *