«

»

Мар 07 2017

Распечатать Запись

Харитонов В.Л. * Февральская революция на Украине * Статья

Навстречу 100-летию Великой Октябрьской Социалистической Революции.


«Вопросы истории», 1987, № 3


Канун Февральской буржуазно-демократической революции в России отличался высокой революционной активностью широких масс. Еще с лета 1915 г. в стране начала складываться революционная ситуация. Южнороссийские губернии, территория которых составляет ныне Украинскую ССР, были ареной активной революционной борьбы. Потенциал этой борьбы определялся украинским рабочим классом, который был одним из наиболее крупных отрядов российского пролетариата. К началу 1917 г. его численность составляла 3,6 млн. человек, т. е. примерно пятую часть рабочего класса страны. Промышленных рабочих было около 1 млн. человек (свыше 60% из них были украинцы) — приблизительно четверть соответствующего показателя в масштабах всей России. Концентрация рабочего класса в южнороссийских губерниях была более высокой, чем в среднем по стране. К 1917 г. количество предприятий с числом рабочих свыше 500 составляло там 66%. На многих работало и больше. В 1915 г. на Днепровском заводе (Каменское) трудилось свыше 11 тыс., Николаевском судостроительном «Наваль» — 9,5 тыс., Брянском в Екатеринославе — более 10,5 тыс., Харьковском паровозостроительном — около 4 тыс. человек1 . Крупнейшие предприятия, как правило, были застрельщиками политической и экономической борьбы украинского пролетариата. Несмотря на то, что первая мировая война привела к определенным изменениям в его составе (снизилось число кадровых рабочих, увеличилась доля женщин и подростков среди рабочих), рабочее движение продолжалось. На ход революционной борьбы пролетариата воздействовал также непрерывно развивавшийся кризис царизма. Хотя часть рабочего класса Украины (главным образом непромышленные труженики и ремесленники) испытывала влияние мелкобуржуазных организаций и групп различного толка, в целом он разделял взгляды партии большевиков.

Именно большевики выступали ведущей силой украинского пролетариата. Несмотря на труднейшие условия работы в глубоком подполье, им удалось решить задачу восстановления и укрепления нелегальных партийных организаций, испытавших сильнейший полицейский террор в начале мировой войны. Наиболее успешно эта задача была осуществлена в Харькове, Екатеринославе, на некоторых рудниках Донбасса. Прежде всего потому, что здесь сосредоточивалась основная масса пролетариата, в том числе наиболее сознательная его часть. Довольно сильная партийная организация действовала также в Киеве — городе, в котором было сравнительно мало промышленных рабочих, но продолжали жить традиции активной социал-демократической деятельности. Накануне Февральской революции большевики на Украине насчитывали около 2 тыс. человек и составляли самый крупный отряд революционной социал-демократии из существовавших тогда в национальных и периферийных регионах страны. Они настойчиво стремились создать областную организацию2 . Под руководством большевиков возникали и проходили многие наиболее значительные стачки. В авангарде рабочего класса Украины шли металлисты Харькова, Екатеринослава, Николаева, Луганска, Мариуполя, Енакиева, Макеевки.

После резкого спада рабочего движения, который наблюдался в начале войны, забастовочная волна в России стала нарастать: до Февральской революции в течение двух лет был заметен рост стачечного движения, прерывавшегося лишь кратковременными спадами. В 1916 г. в стране бастовало 1,2 млн. рабочих, а в январе 1917 г. — более 270 тысяч. Политические забастовки постепенно начали преобладать над экономическими. 1916 год на Украине был отмечен двумя крупными рабочими выступлениями, получившими общероссийское звучание: на заводе «Наваль» в Николаеве и в Горловско-Щербиновском районе Донецкого бассейна. Стачка на заводе «Наваль» (январь — февраль 1916 г.) охватила около 11 тыс. рабочих и продолжалась почти полтора месяца. Окружной фабричный инспектор в своем донесении квалифицировал ее «как созданную работой политических вождей рабочих». Действительно, в стачком входили члены РСДРП А. Ф. Радченко, И. М. Гордиенка, М. Я. Гноевенко. Особенно большим влиянием среди рабочих пользовался большевик А. К. Скороходов, В Горловско-Щербиновском районе в апреле — мае 1916 г. бастовали более 22 тыс. шахтеров и 3 тыс. металлистов3 . По инициативе большевиков они образовали стачком, организовали пикетирование шахт, обеспечивали порядок в поселках, создали фонд помощи бастующим деньгами и продовольствием, установили связь с рабочими Петрограда. В числе организаторов забастовки был участник Морозовской стачки 1885 г. большевик П. А. Моисеенко. Лишь крайнее истощение многодневной борьбой заставило рабочих отступить, но администрация шахт под впечатлением размаха забастовки вскоре вынуждена была пойти на частичные уступки.

Летом 1916 г. размах забастовочной борьбы усилился. Местом рабочих выступлений стали Бердянск, Донецко-Юрьевский завод в Донбассе, Киев, Кременчуг. Наиболее крупные стачки произошли в Мариуполе, Луганске, Харькове. 8 июня в Харькове прекратили работу свыше 2 тыс. рабочих завода «Всеобщей компании электричества» (ВЭК). Они добивались экономических уступок и освобождения из-под ареста рабочего-большевика С. И. Покко. Освобождения большевика В. Полякова стали требовать рабочие завода «Гельферих-саде». Вскоре их поддержали рабочие и других предприятий, всего 12 тыс. человек. Главнокомандующий Юго-Западным фронтом генерал А. А. Брусилов в телеграмме министру внутренних дел охарактеризовал положение в городе как «серьезное» и отметил, что «в числе рабочих есть много социал-демократов, старающихся использовать в своих целях благоприятное для них время»4 .

Новый взлет стачечной борьбы харьковского пролетариата пришелся на конец августа — начало сентября 1916 г., когда забастовка в городе приобрела всеобщий характер. Хотя рабочие выдвигали в основном экономические требования, размах стачки придавал ей в условиях войны политическое звучание. Уровень стачечного движения в целом на Украине в 1916 г. превзошел довоенный. Он был даже выше уровня 1906 г. — второго года первой российской революции. Кроме того, увеличились цифра стачечников на одно выступление и продолжительность забастовок.

Стачечное движение приобретало не только все больший размах — в нем появились новые черты. Бастующие шли на другие предприятия, вели там агитацию за присоединение к забастовке. Все чаще собирались открытые рабочие сходки — сразу после окончания смены, прямо у заводских ворот. Значительно активнее стало руководство со стороны большевиков, укрепились непосредственные контакты с Русским бюро ЦК и Петербургским комитетом РСДРП. Так, разъездной агент этих организаций И. С. Гаевский в течение нескольких недель (конец 1916 — начало 1917 г.) побывал в ряде городов страны, в том числе в Харькове, Киеве и Екатеринославе5 .

Острая классовая борьба, несмотря на военные мобилизации, усилилась накануне Февральской революции и в деревне. За годы мировой войны на Украине произошло более 200 крестьянских выступлений, главным образом на днепровском Правобережье6 . Крестьянское движение носило антипомещичий и частично антикулацкий характер.

Под воздействием пролетарского движения и благодаря настойчивой работе большевиков росло недовольство и в армии. В октябре 1916 г. стихийный бунт вспыхнул на распределительном пункте в Кременчуге, где находилось около 6 тыс. нижних чинов (после жестокой расправы основная масса была в спешном порядке отправлена на фронт). Солдаты тыловых гарнизонов, находившихся на территории Украины, все чаще проявляли солидарность с революционными рабочими, студентами. 6 октября 1916 г. в Харькове группы солдат приняли участие в студенческой демонстрации7 . В отдельных случаях солдаты отказывались от применения оружия против бастующих рабочих. По словам участника событий, во время Горловской забастовки шахтеров (весна 1916 г.) «посланные солдаты не только не стали нас разгонять, но даже мы, кроме сочувствия, ничего не видели и не слышали. Солдаты отказались исполнить приказания своего начальства, лишь одна полиция бесновалась»8 .

В январе — феврале 1917 г. на Украине бастовало уже 42 тыс. рабочих — примерно столько, сколько за весь 1915 год. Почти 40% стачек имели политический характер. Украинские пролетарии впервые за годы войны отметили «Кровавое воскресенье» 9 января массовыми забастовками. В Харькове в тот день забастовало 10 тыс. человек и состоялась первая на Украине за военные годы уличная демонстрация рабочих. Выступление харьковских рабочих проходило при участии Русского бюро ЦК. Оно дало директиву о выступлении, прислало прокламации, направило в город своего представителя (по-видимому, Ю. Х. Лутовинова), одного из опытных работников партии, который не только занимался подготовкой этого выступления, но и сам в нем активно участвовал9 .

Накануне Февральской революции активизировалось украинское национальное движение. В 1916 г. В. И. Ленин писал о нем как о движении «многомиллионного, исторически еще спавшего доныне, народа к свободе и к родному языку»10 . В течение десятилетий царизм, русские помещики и буржуазия преследовали украинский язык, литературу, всю культуру, проводя русификаторскую политику. Запрещалось преподавание украинского языка в школах, использование его в делопроизводстве и публичных выступлениях, чествование виднейших деятелей культуры, в том числе Т. Г. Шевченко. Царизм отрицал право украинского народа на самостоятельное национальное существование. Национальное угнетение на Украине усилилось с началом первой мировой войны. Во многих городах были закрыты просветительские общества («просвиты»), начались гонения на украиноязычную печать. Репрессии против всего украинского нередко носили вызывающий характер. Так, редактор ежемесячника «Маяк» был подвергнут тюремному заключению за напечатание статьи об украинской писательнице Лесе Украинке. За ношение украинского костюма местные власти уволили с должности учительницу. В Гадяче не разрешили поставить пьесу И. П. Котляревского «Наталка- Полтавка»11 . Украинский вопрос все более обострялся. Ленин ставил его рядом с такими крупнейшими национальными проблемами царской России, как польская и финляндская12 .

Решающее влияние на развертывание Февральской революции на Украине оказала победа революции в Петрограде. «Революция решена петроградскими рабочими», — отмечал Ленин роль петроградского пролетариата в этом историческом событии. Весть о победе революции в Петрограде стала детонатором революционного заряда, давно накопившегося в пороховых бочках недовольства широких масс, отвергавших продолжение империалистической войны, голод, произвел царских властей. «Петроград разбудил Россию»13 , — писал Ленин. Следует отметить, что местные власти всячески препятствовали проникновению сообщений из столицы. В Киеве приказ по округу об отречении царя последовал лишь 4 марта. В Херсоне такая информация появилась в местной газете 5 марта. Харьковский губернатор наложил крупный денежный штраф на газету «Южный край» за публикацию скупых сообщений собственного корреспондента из Петрограда о происходивших там столкновениях демонстрантов с полицией. Подчас газеты выходили с белыми пятнами, иногда тираж их конфисковывался. В некоторых уездных судах дело доходило до курьеза: после отречения царя еще слушались дела «об оскорблении его величества»14 .

Однако стремительное движение революции остановить было уже невозможно. Февральская буржуазно-демократическая революция на Украине совершилась. Она произошла бескровно: здесь «старый порядок не сделал ни одного выстрела в защиту своего существования»15 , он сошел с исторической сцены под напором массового движения.

Наибольшей революционной энергией февральско-мартовские дни 1917 г. отличались в Харькове. Уже 28 февраля почти на всех крупных предприятиях города прошли многолюдные митинги. Как сообщалось в полицейском документе, рабочие ВЭК намеревались «всеми силами двинуть в город, обезоружить полицию, освободить задержанных рабочих и стараться захватить власть в свои руки»16 . К рабочим примкнули части местного гарнизона. 2 марта в городе был создан Совет рабочих депутатов. Раскрылись двери харьковских тюрем. Из них вышли политзаключенные, в том числе большевик Камо (С. А. Тер-Петросян)17 .

Кульминацией первых дней Февральской революции в Харькове стали демонстрация и митинг многих горожан на Николаевской площади. На митинге выступил только что вышедший из тюрьмы большевик Е. Д. Тиняков. Участник этих событий писал: «Нельзя без большевистского восторга и гордости вспоминать выступление тов. Феди (Е. Д. Тинякова. — В. Х.) во время демонстрации 3 марта 1917 года, когда после слащавых поздравлений, произнесенных многочисленными представителями партий и учреждений, в которых рабочий не слышал ни слова о его задачах в революции, а солдат — ни слова об окончании войны, тов. Федя выступил (кажется, последним) и своим звонким голосом заставил замереть демонстрирующие массы»18 . Он говорил о том, что надо бороться за прекращение империалистической войны, за организацию Советов, готовиться к борьбе с контрреволюцией. Речь заканчивалась лозунгом «Да здравствует III Интернационал!».

В Киеве застрельщиком февральско-мартовских выступлений был пролетариат завода «Арсенал», который «сразу погрузился в гущу политической жизни страны с первого дня революции и на все чутко реагировал»19 . Киевские большевики выступили с листовкой-призывом ко всеобщей забастовке. Разоружение полиции в городе приняло настолько острый и широкий характер, что полицейские не решались выходить на улицу. В уличных демонстрациях участвовали солдаты ряда частей. 4 марта был создан Киевский Совет рабочих депутатов. 6 марта состоялся 5-тысячный митинг солдат Киевского гарнизона. Один из пунктов принятой на митинге резолюции гласил: «Отменить все существовавшие при старом правительстве позорные для свободного гражданина-солдата наказания»20 .

В Донбассе очагом революционных событий стали крупнейшие рудники и заводы. В Краматорске, Луганске, Енакиеве, Макеевке, Юзовке, Горловке, Константиновке, Лисичанске и других городах состоялись революционные демонстрации и митинги. Об одном из таких митингов большевик И. Ф. Сорокин, первый председатель Херсонского Совета рабочих депутатов, писал: «Все были страшно напряжены и ловили каждое слово говорившего товарища. Замазанные, с мозолистыми руками рабочие ждали услышать о судьбе русского самодержавия: хотелось услышать каждому, что трон самодержавия опрокинут могучей рукой рабочего. А на табуретке, заменявшей трибуну, один товарищ сменял другого, разъясняя значение событий и задачи рабочих»21 . «Энтузиазму не было предела. Выступать приходилось чуть ли не каждый час. Митинговали везде, где только было возможно, где собирались люди. Некоторые из нас совершенно охрипли»22 , — вспоминала член Киевского комитета РСДРП (б) Д. И. Иткинд. О митинге рабочих завода Шодуар в Екатеринославе вспоминал большевик А. И. Новиков: «При сообщении о том, что царь свергнут, некоторые рабочие снимали шапки и крестились, а другие со сжатыми кулаками размахивали в воздухе, как бы добивая остатки кровавого палача»23 , Большевики настойчиво разъясняли рабочим смысл происходившего. Большую работу среди трудящихся вели большевики А. В. Сурик (Емельянов), С. Ф. Буздалин, С. И. Покко, К. О. Киркиж, Е. Д. Тиняков — в Харькове; А. В. Иванов, М. А. Савельев (Петров), В. А. Быстрянский (Ватин), И. М. Крейсберг, Н. Н. Лебедев — в Киеве; М. К. Афонин, А. З. Каменский, Ю. Х. Лутовинов, Т. И. Кириленко, С. И, Лапин — в Донбассе; В. К. Аверин, Т. Л. Бондарев, С. И. Гопнер, Н. В. Копылов, А. К. Войцехович — в Екатеринославе; Г. П. Ачканов, М. М. Мизикевич — в Одессе; И. Ф. Сорокин — в Херсоне; Ю. М. Коцюбинский — в Чернигове, и мн. др.

Активной силой февральско-мартовских событий на Украине выступили солдаты тыловых гарнизонов. Они требовали устранения реакционно настроенных офицеров (некоторые их требования были удовлетворены), создавали солдатские комитеты24 . Повсеместно шел и процесс разоружения полиции, освобождения политзаключенных. Вот как описывал мартовские события в Кременчуге местный полицеймейстер в телеграмме полтавскому губернатору: «Многотысячной массой солдат и народа силой освобождены до двухсот арестованных… Из революционной толпы организована милиция. Большинство членов полиции попряталось ввиду угрозы расстрела. Исполнение полицейских функций приостановилось. Остался один. Совсем бессилен»25 .

За победу революции выступили рабочие и солдаты не только крупных городов, но и ряда сравнительно небольших населенных пунктов, таких, как Шостка, Изюм. Чугуев, Павлоград, Белая Церковь, Житомир, некоторых других. Были отдельные города, которые вначале оставались в роли статистов. «Известия Каменец-Подольского Совета рабочих депутатов» писали 28 марта 1917 г.: «В первые дни революции мы жили только жизнью центров — жизнью больших городов. Собственно местная жизнь долгое время оставалась в рамках старого «дореволюционного времени»».

Что касается польских и латышских рабочих на Украине (число их в годы войны здесь возросло в связи с -эвакуацией из западных районов), то они поддержали пролетариат России. 5 марта в Харькове состоялась массовая демонстрация польских рабочих под знаком единства с пролетариатом России26 . Здесь же, в Харькове, был создан польский союз «Единение», который так формулировал свою задачу: «Содействие русской демократии в достижении намеченных целей»27 . Митинг польских рабочих в Киеве 12 марта также высказался в поддержку борьбы пролетариев «всех народов России за демократическое переустройство»28 . В поддержку революционного движения пролетариата России выступали польские рабочие Краматорска, Славянска, Кривого Рога, других городов. Аналогичные позиции занимали латышские рабочие. Собрания латышских и польских рабочих состоялись в Екатеринославе, Одессе, Каменском.

Эхом Февральской революции стали волнения (Константиновка, Голубово-Марьевский рудник) среди военнопленных, использовавшихся на работах в Донбассе29 . Группа военнопленных — членов австрийской социал- демократической партии в телеграмме Киевскому Совету рабочих депутатов горячо приветствовала в лице этого Совета «российскую социал- демократическую организацию с восстановлением свободного строя и низвержением монархического режима»30 .

На Украине это «низвержение», как и в целом по стране, совершилось в короткие сроки. Расстояние от начала революционных действий масс до образования органов двоевластия благодаря победе революции в столице, активным революционным действиям пролетариата, относительной слабости сопротивления реакционных сил было пройдено в Харькове за три дня, в Киеве — за пять дней, в Одессе — за шесть и т. д.

Революционнее движение в украинской деревне развернулось несколько позднее, чем в городе, — примерно в середине марта. Наиболее резкий характер оно приобрело на Днепровском Правобережье, что объяснялось не только остротой аграрных отношений в этом районе, но и присутствием огромной массы солдат, безусловно, революционизировавших деревню. Крестьянское движение было в первую очередь направлено против помещиков, но острой критике в публичных заявлениях подвергалось и земство. Украинское крестьянство, испытывая неизбежные для своего класса колебания, надеялось с падением царизма обрести и землю, и национальную свободу.

Как начало глубоких социальных преобразований в стране восприняла победу буржуазно-демократической революции революционно-демократическая интеллигенция. Воспитанные на прогрессивных идеях русской революционной демократии, на демократических традициях Т. Г. Шевченко, И. Я. Франко, М. М, Коцюбинского, Леси Украинки, передовые деятели культуры и науки на Украине становились активными участниками революционных событий. Так, 11 марта под председательством В. Г. Короленко в Полтаве прошел митинг солдат местного гарнизона31 .

Февральская революция на Украине, как и по всей России, сопровождалась небывалым размахом революционного творчества масс, главным детищем которого были Советы, а также фабзавкомы и профсоюзы. Только в первой половине марта здесь возникли 43 Совета рабочих и 18 Советов солдатских депутатов (крестьянские Советы в марте были еще редким явлением и возникали лишь вблизи крупных городов). Последние большей частью создавались отдельно от рабочих Советов по той причине, что значительная часть солдат в первые дни революции в некоторой степени была изолирована военным командованием от широких контактов с рабочими. Однако по мере развития революции число объединенных Советов рабочих и солдат неуклонно увеличивалось: уже в марте объединение Советов произошло в Полтаве, Виннице, Бердянске, Изюме, Житомире, Павлограде, Кременчуге и других городах32 .

В отличие от Петрограда, где Совет рабочих и солдатских депутатов образовался раньше буржуазного Временного комитета Государственной думы, на Украине Советы возникли позднее органов власти местной буржуазии. Но подчас, прежде всего в Донбассе, они имели явный перевес над буржуазными институтами власти, а иногда и вовсе устраняли последние, хотя следует отметить, что немало Советов отличалось слабостью, переживая, по словам Ленина, период «эмбрионального состояния», тем не менее «в ряде местных центров, особенно рабочих, роль Советов оказалась особенно большой»33 . Например, Главный Совет рабочих депутатов Марьевского района обязал администрацию всех рудников внести в залог определенные Советом суммы для освобожденных политзаключенных. По приказу исполкома Совета Рыковского рудника от 19 марта предприниматели должны были установить 30-процентную надбавку к заработной плате, ассигновать 500 руб. для закупки литературы, узаконить обращение к рабочим на «Вы», запретить увольнения шахтеров без ведома Совета и др. Приказ подкреплялся угрозой арестовать управляющего рудником, если выдвинутые требования не будут выполнены. Как заявку на единовластие можно рассматривать некоторые действия Бердянского Совета рабочих депутатов. Однажды на его заседание был вызван директор завода сельскохозяйственных машин англичанин Дж. Гриевз. Ему был предъявлен ряд требований от имени Совета, представлявшего интересы рабочих. Активный участник революционной борьбы большевик Г. П. Ачканов отмечал, что в Одессе буржуазный общественный комитет прислушивался к голосу Одесского Совета с «некоторым трепетом». Значительная власть, по свидетельству его первого председателя большевика Г. Ф. Лапчинского, сосредоточивалась в руках Кременчугского Совета34 .

Одновременно или почти одновременно с Советами возникали фабзавкомы и профсоюзы. Массовое профессиональное строительство на Украине развернулось примерно со второй половины марта, а к концу месяца здесь образовалось около 100 профсоюзов. Их деятельность во многом способствовала тому, что в марте — апреле 1917 г. на большинстве предприятий Украины был установлен 8-часовой рабочий день.

Победа в Петрограде второй российской революции дала толчок дальнейшему развертыванию на Украине национального движения. Стремление украинского народа добиться национального равноправия вылилось в многочисленные демонстрации, манифестации. Их участники выступали за национальную автономию Украины, за свободное развитие украинского народа и его культуры. Однако украинское национальное движение не было однородным. В нем существовали революционно-демократическое течение, с одной стороны, и буржуазно-националистическое — с другой. Поднятая революцией гигантская мелкобуржуазная волна значительно усилила последнее. 4 марта 1917 г. в Киеве была образована буржуазно-националистическая Центральная рада. Ее возглавил буржуазный историк и политический деятель М. С. Грушевский. 9 марта образовались Украинский войсковой и Украинский кооперативный комитеты. Легализовались и оформлялись мелкобуржуазные националистические политические партии: УСДРП (Украинская социал- демократическая рабочая партия), УПСР (Украинская партия социалистов- революционеров), УПСФ (Украинская партия социалистов-федералистов). Их лидерами были националисты В. К. Винниченко, Д. Дорошенко, С. А. Ефремов, Н. В. Порш и др. Украинская буржуазия не желала дальнейшего развития революции и прилагала все усилия к сдерживанию активности масс, их умиротвореншо. В телеграмме украинского «вече» в Кременчуге в адрес Винниченко от 12 марта говорилось: «Зовите рабочих слушать Думу, Робеспьеры и Мараты всегда губят дело»35 . «В сознании небывалой важности событий, не осложняйте хода жизни разрозненными и неосторожными выступлениями. Сохраняйте спокойствие!», — вторил ему в своем первом воззвании исполком буржуазного Киевского Совета объединенных общественных организаций36 . Характеризуя поведение «верхов» и социал-соглашателей в Екатеринославе, участник событий писал: «Все, положительно все, начиная от губернатора и кончая РСДРП (меньшевиков) и социалистами-революционерами, все призывали к спокойствию. Трудно было понять, что это за революция, которая для своей полной победы требует абсолютного спокойствия»37 .

Буржуазный общественный комитет в Мариуполе действовал настолько робко, что его существование во многом зависело от начальника местного гарнизона, который приказом утвердил и объявил состав этого комитета. Надо сказать, что не спешила буржуазия расстаться и с полицейским аппаратом.

Украинская буржуазия поддержала линию Временного правительства на продолжение империалистической войны «до победного конца». Ее классовая солидарность в известной степени определялась тем, что в первые недели революции русская буржуазия публично еще не обнаружила своих великодержавных тенденций в отношении Украины. Напротив, чувствуя себя не очень уверенно в условиях двоевластия и следуя идее «единения» всех сил революции, она пыталась заигрывать с украинским национальным движением. Эту политическую линию как бы символизировал финал речи на украинском национальном конгрессе губернского комиссара Временного правительства Суковкина, который провозгласил лозунг «Нехай живе вильна Украина и вкупе з Росиею» и заключил в объятия лидера Центральной рады М. С. Грушевского38 . Дальнейшая политика Временного правительства по отношению к Украине, как известно, носила противоположный характер. Лозунги, подобные приведенному выше, вскоре стали лишь достоянием истории. Русская буржуазия отказала Украине в приобретении автономии в рамках России, в связи с чем Ленин писал: «Отказ в этих скромнейших и законнейших требованиях со стороны Временного правительства был неслыханным бесстыдством, дикой наглостью контрреволюционеров, истинным проявлением политики великорусского «держиморды»»39 .

Великодержавный шовинизм, проявленный русской буржуазией, активизировал деятельность буржуазных и мелкобуржуазных слоев в скверном деле противопоставления украинцев русским; громче стала звучать проповедь национальной «исключительности» украинцев. Однако украинский буржуазный национализм встретил отпор со стороны украинских же трудящихся, революционно-демократической интеллигенции, партии большевиков, которая вела борьбу за победу идей пролетарского интернационализма, за размежевание с националистами. Украинский рабочий класс не выдвигал национальных задач в качестве самодовлеющей перспективы, а связывал их с необходимостью социалистической революции. Революционная борьба украинских трудящихся против господствующих классов угнетающей нации с неизбежностью вела их к социальной войне против «собственных» буржуазии и помещиков, становилась национально-освободительной борьбой украинских рабочих и крестьян за демократию и социализм.

Примечания:

1 Большая Советская Энциклопедия. Изд. 3-е. Т. 26, с. 538; Украинская Советская Энциклопедия. Т. 11, кн. 2, с. 105; Победа Советской власти на Украине М. 1967 с 14, 35; История Украинской ССР. Т. 6. Киев. 1984, с. 14. Общие вопросы истории Украины в 1917 г. см. также: Лось Ф. Е. Робітничий клас України в революції 1905 — 1907 років. В кн.: Робітничий клас України в перод імпериалізму. Київ. 1961, с. 105; Щербина И. Т. Робітничий клас України та його революційна боротьба в 1914 — 1917 рр. Киів. 1963, с. 245, 272.

2 Очерки истории Коммунистической партии Украины. Киев. 1977, с. 169, 181 — 182; Харитонов В. Л. Борьба большевиков Украины за создание областной организации. — Вопросы истории КПСС, 1961, N 1.

3 Проблемы гегемонии пролетариата в демократической революции. 1905 — февраль 1917 г. М. 1975, с. 120; Рабочий класс России. 1907 — февраль 1917 г. М. 1982 с. 328; ЦГВИА СССР, ф. 369, он. 9, д. 36, т. 2, л. 556; Шацилло К. Ф. Забастовка рабочих Николаевского судостроительного завода «Наваль» в январе — феврале 1916 г. В кн.: Исторические записки. Т. 78, с. 281; Кирьянов Ю. И. Рабочие Юга России 1914 — февраль 1917 г. М. 1971, с. 248.

4 ЦГИА СССР, ф. 1282, оп. 1, д. 740, л. 157; ЦГАОР СССР, ДП, 4-е д-во, 1916 г., д. 83, ч. 2, т. 1, лл. 54а, 57, 66, 101.

5 Лейберов И. П. О революционных выступлениях петроградского пролетариата в годы первой мировой войны и Февральской революции. — Вопросы истории, 1964, N 2, с. 73 — 74.

6 Кирьянов Ю. И. Крестьянское движение на Украине в годы первой мировой войны (до Февральской революции 1917 г.). В кн.: Ежегодник аграрной истории Восточной Европы. Киев. 1962, с. 538.

7 Марковский М. Волнения в Кременчугском гарнизоне 25 — 26 октября 1916 года. — Каторга и ссылка, 1932, N 8 — 9; Государственный архив Харьковской области (ГАХО), ф. 3, оп. 2, д. 5912, л. 4.

8 Моисеенко П. А. Воспоминания. М. 1924, с. 184.

9 Щербина И. Т. Ук. соч., с. 272; ЦГАОР СССР, ДП, ОО, 1917 г., д. 5, ч. 88-Б, л. 2.

10 Ленин В. И. ПСС. Т. 30, с. 190.

11 Украинская жизнь, 1914, N 8 — 10, с. 88; 1915, N 8 — 9, с. 131; N 11 — 12, с 127

12 Ленин В. И. ПСС. Т. 27, с. 249; т. 30, с. 35, 46 и др.

13 Там же. Т. 31, с. 458.

14 ЦГВИА СССР, ф. 1759, оп. 2, д. 29, л. 173; Лобахин В. Харьковский Совет рабочих и солдатских депутатов в марте-апреле 1917 года. — Літопис революції, 1929 N 4, с. 8.

15 Буздалин С. Февральская революция в Харькове. — Летопись революции 1927, N 1, с. 16.

16 Великая Октябрьская социалистическая революция на Украине (февраль 1917 — апрель 1918 гг.). Сб. док. и м-лов. Т. I. Киев. 1957, с. 148.

17 Шаумян Л. Камо. [М., 1959], с. 208.

18 Моргунов В. Памяти Феди Тинякова. — Летопись революции, 1927 N 5 — 6, с. 360.

19 Майоров В. Из истории революционной борьбы на Украине. Киев. 1922, с. 34.

20 Киевская мысль, 8.III.1917.

21 Сорокин И. Февральская революция в Херсоне. — Пролетарская революция, 1926, N 2, с 101 — 102.

22 Из истории Октябрьской революции в Киеве. Воспоминания. [Харьков]. 1927, с. 83.

23 Пятая годовщина Октябрьской революции. Сб. воспоминаний. Екатеринослав. 1922, с. 41.

24 Известия исполкома Киевского Совета объединенных общественных организаций, 24.III.1917.

25 ЦГАОР УССР, ф. 2117, оп. 1, д. 16, л. 12.

26 Белякевич И. И. Участие польских трудящихся в Февральской революции в России. — Научная сессия, посвященная 50-летию свержения: самодержавия в России. Секция П. М. — Л. 1967, с. 149.

27 Известия Харьковского губернского общественного комитета, 25.III.1917.

28 Киевская мысль, 15.II 1.1917.

29 Горнозаводское дело, 1917, N 11 — 12, с. 15539 — 15540.

30 Борьба за власть Советов на Киевщине (март 1917 — февраль 1918 г.). Сб. док. и м-лов. Киев. 1957, с. 22 — 23.

31 Великая Октябрьская социалистическая революция на Украине. Т. I, с. 388.

32 Харитонов В. Л. Лютнева революція 1917 року на Україні. Харків. 1966, с 144, 158, 248 — 255.

33 Ленин В. И. ПСС. Т. 36, с. 6; т. 31, с. 382.

34 Горнозаводское дело, 1917, N 11 — 12, с. 15540; Материалы по изучению истории профессионального движения на Украине. Сб. 1. Харьков. 1928, с. 33 — 34; ЦГИА СССР, ф. 23, оп. 1, 1917 г., д. 454, лл. 20 — 20 об.; Ачканов Г. Очерки Февральской и Октябрьской революции в Одессе. Одесса. 1927, с. 6; Лапчинський Г. Зародження Радянської влади, та перші кроки ії в одному з міст українських. — Червоний шлях, 1925, N 1, с. 126 — 127.

35 Новая рада, 10.IV.1917.

36 Известия исполкома Киевского Совета объединенных общественных организаций, 16.III.1917.

37 Равич-Черкасский М. Февраль — декабрь 1917 г. в Екатеринославе. — Летопись революции, 1922, N 1, с. 74.

38 Украинская жизнь, 1917, N 3 — 6, с 175.

39 Ленин В. И. ПСС. Т. 32, с 351.

 

Поделиться ссылкой:
  • LiveJournal
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Tumblr
  • Twitter
  • Facebook
  • PDF

Постоянная ссылка на это сообщение: http://rabkrin.org/haritonov-v-l-fevralskaya-revolyutsiya-na-ukraine-statya/

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *