«

»

Янв 26 2017

Распечатать Запись

Костяев Э.В. * Российские социал-демократы и Приказ № 1 Петроградского Совета от 1 марта 1917 года * Статья


Костяев Эдуард Валентинович – к.и.н., доцент кафедры истории Отечества и культуры Саратовского государственного технического университета им. Ю.А. Гагарина


Тема принятия властными структурами любых решений, влияющих на состояние вооруженных сил государства и способных укрепить или ослабить его обороноспособность, актуальна и в нынешнее время. Еще хорошо памятны негативные последствия проведения военной реформы конца 80-х гг. прошлого столетия, и мы можем наблюдать воочию проводимую в настоящее время министром обороны Шойгу чистку авгиевых конюшен — решение многочисленных проблем нашей армии, оставленных его предшественниками. Это указывает, с какой осторожностью нужно принимать решения о реформировании вооруженных сил, ибо если таковые будут плохо обдуманными, то они очень быстро могут ослабить обороноспособность государства и таким образом поставить под угрозу его независимость и суверенитет.

В нашей истории был уже яркий пример того, как решение, принятое в условиях эйфории после победы Февральской революции из благих намерений демократизации армии, вымостило, среди прочих факторов, дорогу в ад — привело к бесславному выходу России из Первой мировой войны на унизительных условиях Брест-Литовского мирного договора. Игравшие тогда в новых властных структурах первые роли социал-демократы принимали непосредственное участие и в выработке, и в принятии, и в практическом воплощении пресловутого Приказа № 1 Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов (Петросовета). Но, к сожалению, в исторической литературе эта тема или вообще незаслуженно обойдена [Тютюкин 1994: 253-260; Тютюкин 2000: 241-242; Политическая история… 1993: 22-25; Basil 1984: 26-35; Миллер 1994:57-69; Галили 1994: 77-78], или удостаивается кратких упоминаний ради того, чтобы указать на значительное влияние солдатских представителей на появление этого документа [Wade 1969: 4-5; Wade 2000: 46; Galili 1989: 54; Тютюкин 2002: 322]. О той конкретной роли, которую играли в процессе его выработки и проведения в жизнь социал-демократы, при этом не сообщается. Восполнение данного пробела в историографии и является задачей данной статьи.

Такие известные «оборонцы», как меньшевик Семен Кливанский и внефракционный социал-демократ Николай Соколов, принимали активное участие в выработке и редактировании Приказа № 1, отданного 1 марта 1917 г. Советом «по гарнизону Петроградского округа всем солдатам гвардии, армии, артиллерии и флота для немедленного и точного исполнения, а рабочим Петрограда для сведения». По нему солдаты уравнивались в правах с офицерами, запрещалось грубое обращение с нижними чинами (в частности, «тыканье»), отменялись традиционные формы армейской субординации (к примеру, вставание во фронт и обязательное отдание солдатами чести офицерам во внеслужебное время), легализовывались солдатские комитеты, вводилась выборность командиров, в армии разрешалось вести политическую деятельность. Петроградский гарнизон был подчинен Совету и обязывался выполнять лишь его распоряжения [Деникин 2003: 169—170].

По воспоминаниям меньшевиков Заславского и Канторовича, в то время (1 марта 1917 г.) как исполнительный комитет (исполком) Петросовета был занят вопросом об отношении к Временному правительству, в соседнем помещении шло шумное собрание солдат, председательствовал на котором Соколов. «Видных и ответственных деятелей» исполкома там не было, а вниманием солдат больше других владел Кливанский. Собрание находилось под впечатлением слухов о начинавшемся разоружении солдат, об угрожающем поведении офицеров. По предложению Кливанского были намечены следующие меры:

«1) Немедленно предложить… солдатам не выдавать оружие никому. 2) Предложить. солдатам немедленно избрать представителей в Совет Солдатских и Рабочих Депутатов. 3) Предложить. солдатам подчиняться при своих политических выступлениях только Совету. 4) Предложить. солдатам, подчиняясь во фронте офицерам, вместе с тем считать их вне фронта равноправными гражданами».

К этим намеченным Кливанским мерам собрание присоединило свои: «выбор ротных и батальонных комитетов, которые заведовали бы всем внутренним распорядком полков; подчинение военной комиссии лишь до той поры, пока ее распоряжения не расходятся с постановлениями Совета Рабочих Депутатов» и др. «Для редактирования этих мер и для составления воззвания, — писали Заславский и Канторович, — была избрана комиссия, которая тут же и занялась делами. Руководил комиссией Соколов, но руководства в сущности никакого не было. Воззванию придали внешний вид приказа. Его сочиняли несколько человек по указаниям собрания, где выходили на трибуну никому не известные солдаты, вносили предложения, одно другого радикальнее, и уходили при шумных аплодисментах. Ошибкою было бы искать индивидуального автора этого произведения, получившего историческую известность под именем “приказа № 1”. Его составила солдатская безличная масса.» [Заславский, Канторович 1924: 50-51].

Реакция солдат и офицеров на появление Приказа № 1 была противоположной. Первые, как писал Шляпников, были «вне себя от восторга» [Шляпников 1992: 190-191]. Иную реакцию на его содержание мы наблюдаем в среде высшего офицерства. По мнению Деникина, Приказ № 1 дал «первый, главный толчок к развалу армии» [Деникин 2003: 169], а генерал Краснов писал, что «Брестский мир явился неизбежным следствием приказа № 1 и разрушения армии» [Краснов 1991: 103]. Генерал Лукомский же отмечал, что Приказ № 1 «подрывал дисциплину, лишая офицерский командный состав. власти над солдатами» [Лукомский 1991: 30].

В результате солдаты 703-го Сурамского полка 10-й армии Западного фронта 21 июня 1917 г. «отблагодарили» своего защитника Соколова, приехавшего «бороться с тьмой невежества и моральным разложением, проявившемся в этом полку», тем, что редактор Приказа № 1 и «творец нового строя армии» был до полусмерти избит и арестован ими, когда попробовал «от имени Совета. призвать полк к исполнению долга и к участию в наступлении» [Деникин 2003: 488, 519].

Предчувствуя негативные последствия распространения Приказа № 1 на фронте, 5 марта 1917 г. исполком Петросовета поспешил опубликовать разъяснение по его применению: «Это разъяснение, — читаем у Заславского и Канторовича, — получившее название приказа № 2, касалось. вопроса о выборности командного состава, который разрешался в отрицательном смысле; кроме того, устанавливалось окончательно, что приказ № 1 имеет применение только в пределах петроградского гарнизона и на фронт. распространяться не может. Это разъяснение значительно ослабило первоначальное впечатление, вызванное приказом № 1, но все же психологическая атмосфера вражды и недоверия в кругах высшего офицерства была создана, и рассеять ее уже было трудно». Спустя 2 дня после Приказа № 2 исполком обратился снова с кратким разъяснением-воззванием к войскам, в котором обращалось внимание на соблюдение дисциплины. Среди прочих, воззвание было подписано товарищем председателя Петросовета меньшевиком Матвеем Скобелевым [Заславский, Канторович 1924: 74]. Однако, по мнению Деникина, Приказ № 2 не был распространен в войсках и не повлиял «на ход событий, вызванных к жизни приказом № 1» [Деникин 2003: 173].

4 мая 1917 г. в Мариинском дворце под председательством князя Львова состоялось собрание, в котором приняли участие все члены Временного правительства и исполкома Петросовета, с одной стороны, а с другой — Верховный главнокомандующий Алексеев и главнокомандующие фронтами: Западным — Гурко, Юго-Западным — Брусилов, Северным — Драгомиров и Румынским — Щербачев. Когда генерал Алексеев прямо заявил участникам собрания, что армия «на краю гибели» и начало ее разложения было положено Приказом № 1, на защиту последнего встал Скобелев, заявивший: «Вам может быть стал бы понятен приказ № 1, если бы вы представили себе обстановку, в которой он был издан. Перед Советом была неорганизованная масса солдат, перешедшая на сторону революции и покинутая своими офицерами. В условиях, когда победа революции еще не была обеспечена, приказ № 1 предписывал… выборным солдатским комитетам взять под контроль оружие военных частей и ни в коем случае не выдавать его офицерам, если они того потребуют. Чем была вызвана такая мера? Тем, что в момент перехода солдат на сторону восставшего народа все офицеры Петроградского гарнизона покинули полки и скрылись. Легко понять, что такое поведение офицеров в разгар борьбы на жизнь и смерть между старым режимом и революцией вызвало тревогу в Совете, как и среди солдат. Было опасение, что офицеры найдут послушные им силы и сделают попытку разоружить революционные полки. Мог ли Совет в этих условиях не принять тех мер, которые он принял? Но даже в этих условиях Совет не забыл напомнить солдатам об их воинском долге и включил в приказ № 1 предписание, что в строю и при отправлении воинских обязанностей солдаты должны соблюдать строжайшую военную дисциплину» [Церетели 1963: 407, 409].

Однако генерал Деникин все же считал, что Совет сознательно разрушал дисциплину в армии Приказом № 1, «унизив и обезличив командный состав» [Деникин 2003: 223]. В доказательство он приводил слова Скобелева: «В войсках, которые свергли старый режим, командный состав не присоединился к восставшим и, чтобы лишить его значения, мы были вынуждены издать приказ № 1.» [Деникин 2003: 374]. Еще более искренним, по мнению Деникина, был внефракционный социал-демократ Иосиф Гольденберг, заявивший: «Приказ № 1 — не ошибка, а необходимость. Его редактировал не Соколов; он является единодушным выражением воли Совета. В день, когда мы “сделали революцию”, мы поняли, что если не развалить старую армию, она раздавит революцию. Мы должны были выбирать между армией и революцией. Мы не колебались: мы приняли решение в пользу последней и употребили — я смело утверждаю это — надлежащее средство» [Деникин 2003: 172].

Необдуманно употребив это «надлежащее средство» ради максимальной демократизации армии победившей революции, российские социал-демократы все же не рассчитали всех возможных последствий издания Приказа № 1, коими стали еще большее разложение армии и упадок дисциплины среди солдат, приведшие в конечном итоге к поражению России в войне и огромным территориальным потерям по условиям Брестского мира. Это очень яркое указание потомкам на необходимость максимально ответственно и взвешенно подходить к решениям, касающимся судеб вооруженных сил государства.

Литература

Галили З. 1994. От группы кружков до зенита политического влияния. Документы меньшевистской партии первых шести месяцев революционного 1917 г. — Меньшевики в 1917году. Т.1. От января до июльских событий. М. С. 70-105.

Деникин А. И. 2003. Очерки русской смуты: В 3 т. Т. 1. Крушение власти и армии (февраль — сентябрь 1917). М.: Айрис-Пресс, 600 с.

Заславский Д.О., Канторович В.А. 1924. Хроника Февральской революции. Т. 1. 1917 г. Февраль — май. Пг.

Краснов П.Н. 1991. На внутреннем фронте. — Архив русской революции. В 22 т. Т. 1. М.

Лукомский А. 1991. Из воспоминаний. — Архив русской революции. В 22 т. Т. 2. М.

Миллер В. 1994. Меньшевистская партия в 1917 году. Фрагменты истории в оценках российского исследователя. — Меньшевики в 1917 году. В 3 т. Т. 1. Меньшевики в 1917году: От января до июльских событий. М.

Политическая история России в партиях и лицах. 1993. М.: Терра.

Тютюкин С.В. 1994. «Мягкие» марксисты: меньшевики. — История политических партий России (под ред. А.И. Зевелева). М.: Высшая школа.

Тютюкин С.В. 2000. Меньшевики. — Политические партии России: история и современность. М.: РОССПЭН.

Тютюкин С.В. 2002. Меньшевизм: Страницы истории. М.: РОССПЭН, 560 с.

Шляпников А.Г. 1992. Канун семнадцатого года. Семнадцатый год. В 3-х кн. Т. 2: Семнадцатый год. Кн. 1—2. М.: Политиздат.

Церетели И.Г. 1963. Воспоминания о Февральской революции. Кн. 2. Paris.

Basil J.D. 1984. The Mensheviks in the Revolution of 1917. Columbus, Ohio: Slavica Publishers.

Galili Z. 1989. The Menshevik Leaders in the Russian Revolution: Social Realities and Political Strategies. Princeton, NJ: Princeton University Press.

Wade R.A. 1969. The Russian Search for Peace. February — October 1917. Stanford: Stanford University Press.

Wade R.A. 2000. The Russian Revolution, 1917. Cambridge: Cambridge University Press.


2014


Приложение.

ПРИКАЗ № 1

ПЕТРОГРАДСКОГО COBETA РАБОЧИХ И СОЛДАТСКИХ ДЕПУТАТОВ О ДЕМОКРАТИЗАЦИИ АРМИИ.

1 марта 1917 г.

Приказ № 1 Петроградского Совета принят 1 марта 1917 г. на объединенном заседании рабочей и солдатской секций Совета. Д

По гарнизону Петроградского округа всем солдатам гвардии, армии, артиллерии и флота для немедленного и точного исполнения, а рабочим Петрограда для сведения.

Совет рабочих и солдатских депутатов постановил:

1) Во всех ротах, батальонах, полках, парках, батареях, эскадронах и отдельных службах разного рода военных управлений и на судах военного флота немедленно выбрать комитеты из выборных представителей от нижних чинов вышеуказанных воинских частей.

2) Во всех воинских частях, которые еще не выбрали своих представителей в Совет рабочих депутатов, избрать по одному представителю от рот, которым и явиться с письменными удостоверениями в здание Государственной думы к 10 часам утра 2 сего марта.

3) Во всех своих политических выступлениях воинская часть подчиняется Совету рабочих и солдатских депутатов и своим комитетам.

4) Приказы военной комиссии Государственной думы следует исполнять, за исключением тех случаев, когда они противоречат приказам и постановлениям Совета рабочих и солдатских депутатов.

5) Всякого рода оружие, как-то: винтовки, пулеметы, бронированные автомобили и прочее должны находиться в распоряжении и под контролем ротных и батальонных комитетов и ни в коем случае не выдаваться офицерам даже по их требованиям.

6) В строю и при отправлении служебных обязанностей солдаты должны соблюдать строжайшую воинскую дисциплину, но вне службы и строя в своей политической, общегражданской и частной жизни солдаты ни в чем не могут быть умалены в тех правах, коими пользуются все граждане. В частности, вставание во фронт и обязательное отдание чести вне службы отменяется.

7) Равным образом отменяется титулование офицеров: ваше превосходительство, благородие и т.п., и заменяется обращением: господин генерал, господин полковник и т.д.

Грубое обращение с солдатами всяких воинских чинов и, в частности, обращение к ним на «ты» воспрещается, и о всяком нарушении сего, равно как и о всех недоразумениях между офицерами и солдатами, последние обязаны доводить до сведения ротных командиров.

Настоящий приказ прочесть во всех ротах, батальонах, полках, экипажах, батареях и прочих строевых и нестроевых командах.

Хрестоматия по истории СССР. 1861-1917. М.. 1970. С. 528-529.

Поделиться ссылкой:
  • LiveJournal
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Tumblr
  • Twitter
  • Facebook
  • PDF

Постоянная ссылка на это сообщение: http://rabkrin.org/kostyaev-e-v-rossiyskie-sotsial-demokratyi-i-prikaz-1-petrogradskogo-soveta-ot-1-marta-1917-goda-statya/

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *