«

»

Ноя 29 2014

Распечатать Запись

Кривошеев Ю.В. * Профессор-скандинавист Н.И.Барышников — ученый и человек

baryshnikov


От себя.

Завтра 75-летие начала Зимней войны — самой, на мой взгляд, неоднозначной войны в истории Советского Союза и я обязательно кое-что завтра напишу об этом, но сейчас как раз удобный случай вспомнить про выдающегося советского и русского историка Николая Ивановича Барышникова, который отдал сложной истории советско-финляндских отношений много сил.

Это статья из посвященного ему сборника «Санкт-Петербург и Северная Европа», профессор умер в 2011 году, но его наследие как ученого и гражданина будет еще много лет актуальным.

Плюс мне лично крайне привлекательна его позиция как историка — даже когда было модно (и прибыльно), упиваться на западные, в том числе и финские, гранты, самоуничижением и историческим мазохизмом (немало авторов в России отдали после распада СССР этому дань, особенно в 90-е годы), Барышников, не скрывая и наших промахов (сейчас, на волне путинского нового патриотизма есть уже обратная волна, снова изображать нашу сторону невинными овечками и мальчиками из церковного хора), писал о том, что у советских была своя правда и свои резоны. Что вызывало крайнее раздражение среди патриотических финских историков (как известно, только русским отказано в праве быть патриотами, при этом в этом праве им отказывают и русские либералы и некоторые очень красные попугаи).


Профессор Николай Иванович Барышников — автор около 200 научных работ, посвященных малоизвестным страницам истории Второй мировой войны, битвы за Ленинград, а также истории дипломатии и, прежде всего, истории российско-финляндских отношений. Н. И. Барышников стал одним из наиболее ярких представителей петербургской исторической науки и ведущим специалистом в России в области изучения истории Финляндии второй половины ХХ в.

Он родился в 1922 г. в небольшом городке Бутурлиновка Воронежской губернии в семье провинциальной интеллигенции. В 1940 г., окончив среднюю школу, Н. И. Барышников был призван в армию, оказавшись представителем именно того поколения советских людей, которые через некоторое время первыми встретили врага, обрушившегося на страну в июне 1941 г. Для Н. И. Барышникова война началась за Выборгом, на самой границе с Финляндией, где была размещена его часть: он проходил свою армейскую службу в особо секретном подразделении противовоздушных сил обороны Ленинграда — радиолокационном расчете (радаре).

Обстановка вокруг выборгской группировки советских войск на границе стремительно осложнялась, и только лишь удача позволила расчету радара вовремя покинуть уже оставляемый советскими войсками Выборг и не оказаться в окружении1. Буквально через несколько дней немецкие войска замкнули блокадное кольцо под Ленинградом, и Н. И. Барышникову суждено было пережить все тяготы, которые испытал город в течение 900 дней его защиты от неприятеля, который блокировал Ленинград как с юга (германские войска), так и с севера (финские войска).

Необходимо отметить, что именно радар, на котором служил Н. И. Барышников, смог обнаружить и зафиксировать последнюю попытку вражеской авиации весной 1944 г. нанести массированный бомбовый удар по Ленинграду. Самолеты противника были обнаружены на расстоянии 210 километров севернее города, они летели с территории Финляндии. Н. И. Барышников тогда сам лично смог наблюдать на экране радиолокационной станции налеты на город финской авиации, и это было важно, поскольку уже после войны в исторической литературе Финляндии подобные факты стремились всячески замалчивать. За успешное обнаружение целей, которое привело к срыву последнего массированного налета на город, Н. И. Барышников был награжден орденом Отечественной войны. А в 1980-е гг. он стал одним из прототипов героя художественного произведения писателя Валерия Волошина «Ленинград — срочно…», в котором писатель постарался в литературной форме представить героику битвы за Ленинград и роль в ней противовоздушной обороны2.

Склонность к аналитическому осмыслению фактов, а также любовь к истории, которая тогда стала проявляться, привели к тому, что Н. И. Барышников, как только закончилась война, решил поступать в Ленинградский государственный университет. При этом он был уже офицером, поскольку демобилизовывать его из армии не собирались. Таким образом, продолжая служить в системе ПВО Ленинграда, Н. И. Барышников начал учиться на историческом факультете ЛГУ, ставя для себя задачу как можно раньше его закончить, понимая, что время, которое было отобрано у него войной, нужно наверстывать. Он смог окончить университет уже в 1949 г., получив высшее историческое образование. К этому времени у него уже четко определились научные пристрастия, которые были связаны с отечественной историей, историей Второй мировой войны и, прежде всего, с проблемами битвы за Ленинград в 1941-1944 гг.

В это же время в его военной службе произошли изменения. Н. И. Барышников был переведен в Политуправление Ленинградского военного округа. Новая работа уже в большей степени носила научно-аналитический характер: молодой офицер был направлен в отдел, в задачу которого стало входить изучение и анализ военно-политической обстановки в соседней с СССР стране — Финляндии. Эта работа требовала знания финского языка, и он за достаточно короткий срок смог овладеть этим сложным языком на таком уровне, что был в состоянии также выполнять функции переводчика. Поэтому Н. И. Барышников принимал участие в первых — исторических по своей значимости — «визитах дружбы» советских военных делегаций в Финляндию. В этот момент он получил возможность лично наблюдать видных финских государственных и военных деятелей, других политиков соседнего государства, что, естественно, было крайне важно с точки зрения понимания той страны, историей которой Н. И. Барышников все больше и больше стал увлекаться.

В это же время в его профессиональные обязанности начала входить подготовка соответствующих информационных материалов для войск ЛВО, в которых верно и объективно давалось представление о международном положении Финляндии и о советско-финляндских отношениях в целом. И тогда же начали выходить его публикации, которые были не только с грифом «Для служебного пользования», — это были его первые научные работы3.

В конце 1950-х гг. он заканчивает кандидатскую диссертацию, в которой попытался проследить коренные изменения, которые произошли во взаимоотношениях между Советским Союзом и Финляндией в послевоенные годы4. В ней фактически впервые в отечественной историографии был дан всесторонний научный анализ послевоенного развития советско-финляндских отношений. На защите диссертации, которая состоялась на историческом факультете ЛГУ в 1962 г., первый оппонент, известный в СССР специалист в области истории Финляндии ХХ в., доктор исторических наук И. И. Сюкияйнен особо подчеркнул очевидную актуальность и значимость для науки достигнутых в работе результатов.

Таким образом, Н. И. Барышников к этому времени уже сложился как профессиональный историк-исследователь. В этом 14 смысле важным стало то, что в начале 1960-х гг. Н. И. Барышникову поручается заняться исследованием истории Ленинградского военного округа и войти в специальную группу офицеров, которые в это время готовили создание музея истории войск округа. В результате начавшейся работы он получил соответствующий допуск к ряду секретных архивных материалов, связанных с историей ЛВо, а также возможность познакомиться с известными военными и государственными деятелями Ленинграда предвоенного и военного периода. Именно им тогда была точно определена дата образования округа — 20 марта 1918 г. День, который после этого стал регулярно отмечаться как «день рождения» округа5.

В 1964 г. Н. И. Барышников начинает заниматься только историей. В это время он переходит на преподавательскую работу в Высшее военное инженерное строительное Краснознаменное училище им. генерала армии А. Н. Комаровского, где в 1967 г. становится доцентом кафедры истории. Начинается фактически новый этап в его научно-исследовательской деятельности, появляется ряд фундаментальных работ, написанных в соавторстве с другими исследователями, касающихся истории Второй мировой войны и истории Ленинградского военного округа6.

Наряду с этим продолжается глубокое изучение истории Финляндии, и прежде всего, того периода, который долгое время в Советском Союзе вообще не рассматривался. Известно, что в условиях формировании после окончания Второй мировой войны дружественных советско-финляндских отношений в СССР стали стремиться забыть все то, что было прежде, и не затрагивать в своих исследованиях время, когда вспыхивали войны между двумя государствами в 1939-1944 гг.7 В Советском Союзе тогда и «зимнюю войну» стали именовать не иначе как лишь «вооруженный конфликт»8.

Естественно, в данном случае требовалось сказать правду и коснуться советско-финляндских отношений не только с точки зрения их дружественного послевоенного характера, но и учитывая прошлые исторические периоды. Н. И. Барышников занялся именно тем, что не особенно приветствовалось в советской историографии. На основе архивных источников, а также зарубежной мемуарной и исследовательской литературы он приступил к серьезному изучению проблемы безопасности Ленинграда с севера в годы Второй мировой войны. Многолетняя работа по данной теме завершилась выходом специальной монографии 9, которая, однако, являлась лишь ведомственным изданием и поэтому имела весьма ограниченный тираж.

Тем не менее выход этой, по тем временам, безусловно, новаторской, работы открыл возможность вынести на защиту положения, которые в ней содержались, в качестве докторской диссертации10. Защита успешно состоялась в 1981 г. в Ленинградском государственном педагогическом институте им. А. И. Герцена, и это свидетельствовало о том, что взгляды Н. И. Барышникова начинали пробивать себе дорогу, формируя принципиально новое отношения к изучению советско-финляндских отношений. Существенным становилось также и то, что о его творческой деятельности — а исследователь тогда уже приближался к своему шестидесятилетнему рубежу — начали узнавать и за рубежом.

Важным явилось и предложение, поступившее от Национального комитета историков СССР, выступить с пленарным докладом на Восьмом советско-финляндском симпозиуме историков, который должен был пройти в Петрозаводске в октябре 1981 г. На симпозиуме впервые в историографии на совместное обсуждение была вынесена тема, связанная с участием Финляндии во Второй мировой войне11.

Для многих не только финских ученых, но и советских историков стал большим откровением развернутый доклад Н. И. Барышникова о выходе Финляндии из Второй мировой войны, где он аргументированно раскрыл этапы этого процесса12. Более того, на этом симпозиуме, в обсуждении сделанного им доклада, исследователи также начали касаться событий, связанных с историей советско-финляндской войны 1939-1940 гг.13

Тема участия Финляндии во Второй мировой войне становилась все более актуальной и злободневной. И вот в новых условиях для ученого открывалась возможность сделать то, что до него в Советском Союзе никто и никогда не делал — подготовить монографию об участии Финляндии в войне против СССР. Работа предстояла весьма серьезная, хотя ленинградское издательство для публикации этой книги предложило доста-16 точно ограниченный листажный объем. Также требовалось, естественно, и учитывать требования цензуры, которая следила за тем, чтобы не допустить какой-либо «крамолы».

В 1985 г. первая изданная в Советском Союзе работа об участии Финляндии во Второй мировой войне вышла в свет14. Она получила широкий отклик в советской печати15. Заметили эту книгу и за рубежом. Что же касается Финляндии, где, естественно, весьма внимательно наблюдали за тем, как развивается советская историческая наука по «их проблематике», то там далеко не однозначно восприняли это исследование16. Несмотря на то что эта монография была переиздана на финском языке17, появились достаточно критические отзывы, поскольку содержание этой работы не соответствовало крепко устоявшимся в финском общественном сознании представлениям об участии Финляндии в войне, основанном на прежних ее пропагандистских штампах. Тем не менее в одном из ведущих финских исторических журналов подчеркивалось, что «дух книги нельзя считать на самом деле “антифинским”», что уже само по себе свидетельствовало о признании в Финляндии этой работы18.

В 1989 г. появилась новая работа, которая была написана на еще более обширном, чем прежде, историческом материале19. Но и в этом труде не был пока использован в полном объеме финский архивный материал. В Финляндии не стремились допускать советских исследователей к своим тайнам истории, блокируя даже возможность работы в финских государственных архивах. Поэтому, находясь в Финляндии в очередной раз и получив отказ в возможности работать в финских архивах, Н. И. Барышников решил по данному поводу дать развернутое интервью представителям финских средств массовой информации. После этого финские архивные чиновники вынуждены были признать, что подобная практика в отношении советских исследователей в дальнейшем будет недопустима20. В итоге открылись совершенно новые перспективы для научной работы на основе новых, не исследованных ранее источников.

Тогда же для творческой деятельности Н. И. Барышникова появились и другие благоприятные условия. В звании полковника он заканчивает свою службу в армии, а в 1992 г. переходит на должность профессора-консультанта кафедры истории в Северо-Западную академию государственной службы. Теперь он мог полностью сосредоточиться на научной деятельности. Вместе с тем, наряду с серьезным и обстоятельным изучением ранее секретных архивных материалов, относящихся ко Второй мировой войне, которые долгое время были недоступны для исследователей в фондохранилищах России и Финляндии, он начинает активную научно-общественную жизнь.

Н. И. Барышникова приглашают стать членом сразу трех научных советов высших учебных заведений Санкт-Петербурга; кроме того, он становится членом проблемного совета «Российская Федерация в годы Второй мировой войны», действительным членом Академии военно-исторических наук, а также вице-президентом Ассоциации историков блокады и битвы за Ленинград. Н. И. Барышников также часто выступает по российскому и финскому телевидению и радио, дает интервью журналистам по проблемам советско-финляндских отношений.

Но главным все же оставалась его исследовательская деятельность. И в этом отношении тогда для него начали открываться весьма заманчивые перспективы. Дело в том, что в Институте всеобщей истории Академии наук России возникла идея подготовить совместный проект написания вместе с финскими учеными крупной научной работы, касающейся политической истории «зимней войны»21. Н. И. Барышников был приглашен в состав авторского коллектива, и работа в этом направлении началась. Она продолжалась несколько лет и была сопряжена с регулярными посещениями российских и финских архивов: раскрывались все новые и новые «белые пятна» истории.

Итог же этой деятельности стал уникальным. Появился совместный российско-финляндский научный труд, рассматривающий, может быть, самые сложные события во взаимоотношениях двух государств в ХХ в.22 «Книга “Зимняя война 1939-1940 гг.”, — отмечал по этому поводу академик Г. Н. Севостьянов, — неординарное произведение, оригинальное по замыслу и исполнению; она стала важным событием в исторической науке»23.

Так был достигнут еще один весьма важный результат, но он только еще больше подталкивал исследователя к новым достижениям в его деятельности. Действительно, в данный период появились уже новые научные предложения — подготовка с финскими исследователями совместного издания, в котором бы уже затрагивались вопросы участия Финляндии в войне в 1941-1944 гг. против СССР на стороне фашистской Германии.

Однако добиться прежнего творческого сотрудничества с финскими коллегами на этот раз не удалось. Именно на этом этапе у финских ученых наступил определенный пессимизм в вопросе о возможности продолжения совместной работы. Вызван он был тем, что в предполагаемом труде требовалась объективность в отношении к политике своего государства и, таким образом, отказа от господствующих в исторической науке Финляндии определенных мифов и пропагандистских штампов, которые сложились здесь еще в период Второй мировой войны. В итоге начавшаяся совместная работа стала не складываться, что не позволило сблизить позиции исследователей двух стран24.

Подобное явление на рубеже XXI в., конечно, казалось уже нелепым в условиях разговоров об отсутствии прежних националистических представлений и демократии в исследовательском подходе, существовавшем в соседней стране. Поэтому Н. И. Барышников в новой обстановке прежде всего сосредоточил свою научную работу на рассмотрении тех аспектов истории участия Финляндии во Второй мировой войне, которые имели наиболее спорный характер.

Эта работа выразилась в издании еще четырех книг. Сюда вошли творческие достижения автора последнего десятилетия, подготовленные в условиях, когда Н. И. Барышников сложился как известный ученый-исследователь. Таким образом, можно говорить, что они являются очередным научным рубежом в его исследовательской деятельности.

Одна книга профессора Н. И. Барышникова была издана при поддержке редакционно-издательского совета СевероЗападной академии государственной службы25, где автор книги работал на кафедре истории и мировой политики. Что же касается других работ26, то они были опубликованы в Хельсинки на базе Института Йохана Бекмана.

Резонанс от вышедших монографий профессора Н. И. Барышникова был огромен. Даже министр иностранных дел Финляндии Эркки Туомиоя вынужден был тогда признать, что «нам нужно знать трактовку событий другой стороны, чтобы понять существующие там взгляды»27.

Действительно, ценность работ Н. И. Барышникова, прежде всего, заключалась в том, что в них как раз определяются наиболее острые и «неудобные» для финских историков сюжеты военного периода, дается им максимально объективная оценка.

Общей идеей, заключавшейся в последних произведениях Н. И. Барышникова, было стремление автора на исключительно научном уровне показать все те проблемы, которые сложились во взаимоотношениях между двумя странами в середине ХХ столетия, проблемы, которые оказали влияние на дальнейшее развитие отношений России и Финляндии на последующий отрезок времени вплоть до наших дней.

Настоящим завещанием ученого стала его последняя книга: «Финляндия. Из истории военного времени. 1939-1944», вышедшая в фундаментальной серии «Русская библиотека» санкт-петербургского издательства «Наука»28. Она включила в себя лучшие работы Николая Ивановича, зарекомендовавшие себя как среди отечественных специалистов, так и финских историков. Это уже упомянутые «Пять мифов в военной истории Финляндии 1940-1944 гг.», «Блокада Ленинграда и Финляндия», «К. Г. Маннергейм без ретуши», «Рождение и крах терийокского правительства (1939-1940 гг.)».

Книга подготавливалась в условиях известной кризисной обстановки, приходилось торопить издательских работников, и они к этому относились с пониманием. Все мы ждали эту книгу, и я помню звонок волнующегося Николая Ивановича на следующий день после ее выхода, благодарившего всех, кто участвовал в издании его работы.

Таков жизненный и творческий путь Николая Ивановича Барышникова, таковым он был, таковым остался в нашей памяти — честным, порядочным, принципиальным ученым, искренним, добрым и отзывчивым человеком.

1    См.: Барышников Н. И. На выборгском направлении // «Редуты» на защите Ленинграда. Л., 1990. С. 19-20, 22.

2    Волошин В. Ленинград — срочно… Роман-хроника. М., 1986.

3    Барышников Н. И. Борьба вокруг советско-финляндского договора

о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи // Труды Высшего военнопедагогического института им. Калинина. Кн. Х11. 1957; Барышников Н. И.

Финляндия // Страны Северной Европы. Л., 1958; Барышников Н. И. Газета демократических сил Финляндии // О советской и зарубежной печати. Л., 1964.

4    Барышников Н. И. Коренные изменения во взаимоотношениях между Советским Союзом и Финляндией в послевоенные годы (1944-1962 гг.) / Автореф. дис. … кандидата исторических наук. Л., 1962.

5    См.: Голубев А., Аржанов Ф, Горбань Г. Страницы героической летописи // На страже Родины. 1968. 19.05.

6    Ордена Ленина Ленинградский военный округ. Исторический очерк. Л., 1968; История ордена Ленина Ленинградского военного округа. М., 1974; История Второй мировой войны 1939-1945. Т. 3. М., 1974 (переиздана в 1977-1979 гг. в Берлине, Праге, Будапеште, Софии, Варшаве).

7    См.: Амбарцумов Е. А. Советско-финляндские отношения. М., 1956; По-хлебкин В. В. СССР-Финляндия. 260 лет отношений. 1713-1973. М., 1975; Бартеньев Т., Комиссаров Ю. Тридцать лет добрососедства. М., 1976; Бартеньев Т., Комиссаров Ю. СССР-Финляндия: Ориентиры сотрудничества. М., 1978.

8    См.: Вооруженный конфликт с Финляндией и его мирное урегулирование // История Великой Отечественной войны Советского Союза 1941-1945. Т. I. М., 1963.

9    Барышников Н. И. На защите Ленинграда: Обеспечение безопасности и оборона города с севера в годы Второй мировой войны. Л., 1978.

10    Барышников Н. И. Проблема обеспечения безопасности и защиты Ленинграда с севера в годы Второй мировой войны / Автореф. … дис. доктора исторических наук. Л., 1981.

11    Шилов В. С. Национальный комитет историков СССР (1976-1981 гг.) // Новая и Новейшая история. 1982. № 4. С. 205; VIII советско-финляндский симпозиум историков // Ленинская правда. 1981. 24.10.

12    Кан А. С. Советско-финляндский симпозиум историков // Вестник Академии наук СССР. 1982. № 5. Доклад был опубликован: Barysnikov N. Neuvostoliitto ja Suomi: rauhan ja turvallisuuden ongelmia Pohjois-Europassa

1940-luvun jalkipuoliskolla // Historiallinen Arkisto, 1984. N 84; Барышников Н. И. Выход Финляндии из Второй мировой войны // Труды VIII советско-финляндского симпозиума историков. Л., 1985.

13    См.: Historiallinen Aikakauskirja. 1982. № 1. S. 52-53.

14    Барышников Н. И., Барышников В. Н. Финляндия во Второй мировой войне. Л., 1985.

15    См.: Новая и Новейшая история. 1988. № 1; Вопросы истории. 1986. № 4, 6; Скандинавский сборник. Т. XXXII. Таллинн, 1988; Международная жизнь. 1986. № 5; Север. 1986. № 3; Звезда. 1986. № 11; Ленинградская правда. 1986. 29.04; Neuvosto-Karjala. 1986. 2.02; Коммунист Эстонии. 1986. С. 62-63; Пограничник. 1986. 26.03; Маяк. 1986. 19.06, и др.

16    См.: Tiedonantaja. 1988. 10.06; Maailma ja Me. 1986. № 6; Helsingin Sanomat. 1987. 22.02; Ulkopolitiikka. 1986. № 2; Historiallinen Aikakauskirja. 1986. № 1.

17    Barysnikov N. I., Barysnikov V. N. Suomi II maailman sodassa. Helsinki — Vaasa, 1988.

18    Vihavainen T. Neuvostonäkemys Suomen poliittisesta historiasta toisen maailmansodan aikoihin // Historiallinen Aikakauskirja. 1986. № 1. S. 45.

19    Барышников Н. И., Барышников В. Н., Федоров В. Г. Финляндия во Второй мировой войне. Л., 1989.

20    Ilta Sanomat. 31.08; Helsingin Sanomat. 1988. 02.09.

21    См.: Интервью Ржешевского О. А. История войны без стереотипов и подтасовок // Красная Звезда. 1993. 6.05.

22    Yksin suurvaltaa vastassa. Talvisodan poliittinen historia. Helsinki-Jyäskylä, 1997; Зимняя война. Политическая история. М., 1998.

23    Севостьянов Г. Н. Правда о Зимней войне 1939-1940 гг. // Новая и Новейшая история. 1999. № 1. С. 142, 143.

24    См.: От войны к миру. СССР и Финляндия в 1939-1944 гг. СПб., 2006. С. 193.

25    Барышников Н. И. Пять мифов в военной истории Финляндии 1940-1944 гг. СПб., 2007.

26    Барышников Н. И. Блокада Ленинграда и Финляндия. СПб.; Хельсинки, 2002; Барышников Н. И. К. Г. Маннергейм без ретуши. 1940-1941. СПб.; Хельсинки, 2004; Барышников Н. И., Барышников В. Н. Рождение и крах «терийокского правительства» (1939-1940 гг.). СПб.; Хельсинки, 2003.

27    См.: обложку книги Barysnikov N. I. Leningradin piiritys ja Suomi 1941-1944.

28    Барышников Н. И. Финляндия. Из истории военного времени. 1939-1944. СПб., 2010.

Поделиться ссылкой:
  • LiveJournal
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Tumblr
  • Twitter
  • Facebook
  • PDF

Постоянная ссылка на это сообщение: http://rabkrin.org/krivosheev-yu-v-professor-skandinavist-n-i-baryishnikov-uchenyiy-i-chelovek/

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *