«

»

Мар 28 2013

Распечатать Запись

Опыт предварительного некролога. Рассказ.

говорят, во всех крупных газетах лежат заранее написанные некрологи на всех значимых людей
чтобы, когда значимый человек даст дуба, не терять время
я решил тоже попробовать

…и он умер.

И оказался в небольшой комнате, напротив стола, сколоченного из досок, за которым сидел ангел. Одет ангел был в бушлат с погонами лейтенанта, а крылья ангела были грязно-серого цвета. На пустом столе лежал ремень с портупеей и стояла пепельница, полная окурков.

Ангел поднял голову, хмуро посмотрел на стоявшего перед ним человека и пробурчал:
— Прибыли, значит.

— Где я? — спросил озадаченно прибывший. Он был в хоть больничном, но все равно дорогом халате и в тапочках.

Ангел открыл стол, порылся в нем, швырнул на стол тощую папку. Затем вынул из кармана бушлата мятую пачку с надписью «Беломорканал», выбил оттуда одну папиросу, постучал бумажным мундштуком о стол, смял, вставил в рот, попытался зажечь огонь с помощью бензиновой зажигалки. С нескольких раз не получилось. Ангел злобно выматерился, сложил перед собой большой и указательный палец правой руки. Между ними возник голубой огонек. Ангел прикурил, затянулся и закашлялся. Нехорошим таким, с присвистом, кашлем.
И только тогда ответил.
— На небесах.

Стоявший против ангела человек оглянулся. За окном было белым бело, почти по середине стекла шла трещина, заклеенная бумагой. Только сейчас он почувствовал, как же в помещении холодно.
— Но…
— Никаких но, — сказал ангел. Он снова затянулся. — Бушлат, штаны и валенки получите в каптерке. Подъем в 6 утра, завтрак в 7, работа до 9 вечера, обед, конечно, и ужин. Выходных нет. При невыполнении нормы — снижение пайка, при систематическом — штрафной отряд. Заболеете — в санчасть, поправитесь — снова на работу. Вешаться — бесполезно, это остановка конечная. Руками делать что-то умеете?

Не дождавшись ответа, ангел открыл папку, поперебирал бумажки.
— Комбайнером были… Нет, комбайнеры тут не нужны. Встанете на обрезку сучьев. Третий барак, вторая бригада.

— Эфроил! — громко крикнул ангел, и в дверь тут же вошел другой ангел, тоже в грязном бушлате, только с сержантскими лычками на погонах , в толстых ватных штанах и валенках, с автоматом за плечом. Изобразил что-то вроде стойки «смирно».

— Проводи новенького в третий барак, во власовскую бригаду. У них там этот профессор-градоначальник из Питера филонит в санчасте, пусть новенький пока поработает на сучьях, а там видно будет.

— Но как же так… Почему? — человеку было холодно, и холод становился все пронзительнее. Изо рта шел белый пар. — Ведь нужно же посмотреть, какой-то суд, или что там у вас…

У него стучали от холода зубы и он сунул озябшие руки в карманы больничного халата.

— Суд? — равнодушно сказал сидящий ангел и снова зашелся в кашле. — А зачем? И так все ясно.

Он снова поперебирал бумажки в папке, вынул оттуда фотографию, положил на край стола перед стоявшим.
— Этот Игорь Александрович Стародумов. Физик. В 2012 году он должен был разработать теорию кварковых транспозиций, что еще через двадцать лет дало бы человечеству возможность построения звездных кораблей. Убит в своем подъезде возрасте 32 лет  двумя наркоманами.

Вынул еще фотографию.
— Новосельцев Сергей Николаевич. Первый человек, ступивший на Марс. Расстрелян в 1992 году румынскими националистами в городе Бендеры.
Еще фото.
— Армен Ваганович Мартиросян. Крупнейший композитор 21 века. Не рожден — родители зарезаны во время резни в Баку.
— Виктор Алексеевич Ганушкин. Писатель. Лауреат Нобелевской премии. Не рожден — отец спился, когда закрыли завод, на котором он работал. Поэтому отец и не женился на женщине, которая должна была промыслом Божьим стать его женой.
— Виктор Карлович Гальперин. Крупнейший советский экономист-математик, создатель теории управления микропроцессами глобальных экономических систем. В реальности стал банкиром средней руки, взорван вместе женой и детьми в 1997 году в своем «мерседесе».

Ангел все доставал и доставал из папки фотографию за фотографией, и вскоре они уже падали на пол, а он, не обращая на это внимания, все рассказывал и рассказывал про людей, которые стали не тем, кем должны были стать, или не были рождены, хотя должны были родиться, или умерли, хотя должны были жить. Среди них были спортсмены, ученые, поэты, летчики, капитаны кораблей, простые люди, рабочие и крестьяне, учителя и инженеры, которые не нашли своего простого человеческого счастья, не родили своих детей, не увидели своих внуков.

Внезапно ангел прервал себя на полуслове, взглянул на стоявшего перед ним человека и махнул рукой.
— Нет тут суда. Все ясно и так.

Стоявший молчал. Чем больше он слушал, тем более и более тоска овладевала им.

— И сколько… и надолго это мне? — только и смог он спросить в наступившей тишине.

— Надолго? — задумчиво спросил ангел, поднимаясь из-за стола и надевая ремень с портупеей. Потом нахлобучил на голову шапку. — Вы в системе партучебы ведь учились ? Хотя бы, — он заглянул снова в папку, — в МГУ, на юрфаке? Диамат, философия марксизма-ленинизма? И что там про Вселенную говорили: что она бесконечная и вечная, верно? Так вот, вас не обманули.

Они вышли на улицу. Прямо перед дверьми какой-то доходяга — как же на Александра Николаевича Яковлева похож, мелькнуло в голове у человека, — бил чем-то металлическим о висящий на цепи рельс. Из бараков не спеша выходили одетые в бушлаты и черные шапки люди. Строились лениво на плацу, подгоняемые ангелами с автоматами и собаками, большими злобными овчарками. А за вышками и колючей проволокой начинался темный вековой лес. До горизонта. Казалось — до самого края Вселенной.

Поделиться ссылкой:
  • LiveJournal
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Tumblr
  • Twitter
  • Facebook
  • PDF

Постоянная ссылка на это сообщение: http://rabkrin.org/opyit-predvaritelnogo-nekrologa-ras/

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *