«

»

Авг 31 2014

Распечатать Запись

Процесс * Рассказ

«Ангелы, демоны, коммунисты и другие сказочные существа»


antikom


…Оглашение приговора длилось четвертый час и публика уже заметно устала. Но, наконец, судья — женщина средних лет — приблизилась к концу.

— Итак, на основании всех представленных доказательств суд постановляет:
1) признать коммунизм человеконенавистнической идеологией
2) запретить любую пропаганду коммунизма на территории Российской Федерации — с внесением соответствующих поправок в Уголовный Кодекс Российской Федерации
3) запретить использование коммунистической символики на территории Российской Федерации — с внесением соответствующих поправок в Уголовный Кодекс Российской Федерации
4) запретить все организации, партии и союзы, исповедующие коммунистическую идеологию — с внесением соответствующих поправок в Уголовный Кодекс Российской Федерации
5) способствовать организации Международного Трибунала над коммунизмом.

Судья закончила.

Раздались аплодисменты. Зал, набитый политиками, общественными деятелями, писателями, журналистами, бизнесменами, звездами кино, театра и эстрады, священниками нескольких конфессий, в едином порыве стал кричать: «Браво! Так их! Раздавить гадину! Наконец-то!»

Даже операторы ТВ оторвались от своих камер и хлопали высоко поднятыми руками.

Судья недовольно сделала знак, чтобы публика замолчала.

Затем обратилась к скамье подсудимых.

— Обвиняемый, вы хотите сказать что-то?

На скамье сидел маленький тщедушный старичок в очках. Точнее, стоял — как положено стоять в момент оглашения приговора.

Много-много лет назад он работал в Международном отделе ЦК КПСС, на какой-то мелкой должности, и к моменту так долго ожидаемого процесса оказался последним живым человеком, хоть как-то причастным к деятельности КПСС. И оттого был выбран в качестве символического ответчика за все преступления коммунизма на территории России — от развала великой Империи до путча ГКЧП.

Он сказал что-то, но шум еще не утих.

Судья постучала молоточком.

— Тишина в зале!

Шум стих.

— Да, — сказал старичок, и снял очки. — Хочу.

— Говорите, — сказал судья.

— Спасибо, — сказал старичок. — А то я уже, право, и забывать стал, как все это делается.

Он потянулся, дернул головой — и из его тела выскочили сотни, если не тысячи длинных белых мерзких щупалец, каждое из которых выстрелило в сторону публики, обвило каждого из присутствующих за шею и утащило к скамье подсудимых. Сам же старичок превратился в большой открытый рот, куда щупальца и кидали политиков, общественных деятелей, правозащитников, писателей, журналистов, бизнесменов, звезд кино, театра и эстрады, священников нескольких конфессий, а также телевизионщиков — и этот рот с омерзительным чавканьем всех их съел.

Последним рот съел судью.

Зал был пуст.

То, что было старичком, снова превратилось — теперь уже в юную девушку в потертых до дыр джинсах и футболке с надписью почему-то на финском «Proletariaatin diktatuuri» и изображением строгой женщины в очках, в которой, увы, никто не смог бы узнать Розалию Самойловну Землячку по причине того, что это было сделать некому.

Девушка вытерла салфеткой чьи-то крошки со рта, легко перепрыгнула через барьер и пошла на выход, насвистывая «Вихри враждебные».

Она почему-то улыбалась. Чему-то своему, сокровенному, девичьему.

Поделиться ссылкой:
  • LiveJournal
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Tumblr
  • Twitter
  • Facebook
  • PDF

Постоянная ссылка на это сообщение: http://rabkrin.org/protsess-rasskaz/

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *