«

»

Мар 28 2013

Распечатать Запись

Светлая сторона Луны. Рассказ.

— Старик, конечно, сильно сдал, — сказал Косыгин, открывая дверь перед офицером в новехонькой синей форме ВВС Советской Красной Армии. – Но все равно молодцом, держится. Память иногда изменяет, спрашивает про людей, которые уже умерли, но интеллект остается острым, как бритва. С ним будет его племянница, ЦК наделил ее неограниченными полномочиями во всем, что касается его здоровья и быта. Она вам поможет, если будут какие затруднения. Но все равно не удивляйтесь, если что.

— Да я все понимаю, Алексей Николаевич, — спокойно ответил офицер.

Они вошли в небольшой холл. Там как раз одевалась группа экзотично выглядящих людей в необычной военной форме, молодых, бородатых, с пистолетами на портупеях. Увидев вошедших, они с радостными улыбками обступили молодого офицера, при этом каждый норовил его обнять и поцеловать. И все говорили на испанском со скоростью пулемета. Переводчица – молодая хрупкая девушка, на фоне бородатых мужчин с пистолетами выглядевшая немного забавно, тем не менее отважно пыталась перевести одновременно бурный словопоток темпераментных иностранцев.

— Кубинские товарищи считают за честь… в один день увидеть величайших людей Союза… Ждут завтра на приеме по поводу… Приглашают отправиться к ним в посольство… Посетить их страну… Вся Гавана будет встречать…

Косыгин деликатно, но твердо разрулил ситуацию, сказав, что гостя ждут и опаздывать они не могут – а об остальном еще будет время договориться.

Кубинцы отнеслись с пониманием – и удалились. А вновь пришедшие сели в большие потертые кожаные кресла. Ждать приглашения.

Ждали они недолго – из дверей появилась женщина, профессия которой – врач, была понятна несмотря на отсутствие белого халата и стетоскопа на груди. Женщина пригласила мужчин в комнату.

На пороге Косыгин поправил галстук, ладонью уложил свои недлинные, ежиком волосы. Волнение офицера ВВС проявилось только в том, что он поправил и без того элегантно сидевшую на голове фуражку.

Старик сидел на кровати – одетый в толстовку и мятые просторные брюки. На ногах были только толстые шерстяные носки. Рядом с ним сидела другая женщина, не очень молодая. Косыгин представил ее офицеру, он поздоровался с ней за руку.

Старик махнул рукой как старому знакомому Косыгину и затем с интересом посмотрел на молодого офицера. Тот вытянулся по стойке смирно:

— Товарищ председатель Совета Народных Комиссаров. Майор Военно-воздушных сил Гагарин задание выполнил – советские люди первыми высадились на Луну.

Затем добавил зачем-то, очевидно, от волнения:

— На светлую сторону Луны.

Старик – поддерживаемый женщиной, встал. Сделал два нетвердых шага к офицеру. Долго и внимательно смотрел на него. Обнял.

— Молодец. Какой молодец. Как тебя по имени-отчеству?

— Юрий Алексеевич.

Гагарин бережно, держа словно фарфоровую вазу, вместе с женщиной усадил старика обратно в постель. Тот сделал знак рукой – офицер сел по правую руку. Косыгин остался стоять.

— Трудно было, Юра? – спросил старик.

— Нормально, — ответил Гагарин. – Техника сработала на отлично. Советская ведь техника. Экипаж – лучшие краслёты ВВС. Коммунисты и комсомольцы. Народ проверенный.

— Молодцы, — повторил старик. Дотронулся сухонькой рукой до формы Гагарина.

– Форма красивая. Все-таки Сталин был прав, когда предложил вернуть звания и погоны. Это уже другая армия, и другое поколение.

Гагарин кивнул.

— А сейчас у меня были товарищи с Кубы. Тоже военные. Какие славные… Горячие, открытые, умные. Красавцы. Фидель и… как того звали, доктора?

— Эрнесто, — подсказала женщина.

— Да, Эрнесто. Ах, какие люди. Герои, партизаны! Я вспомнил, как мы бились в 19-м. Деникин рвался к Москве, я сказал Льву Давыдычу – может, раздать членам Политбюро яд на случай падения Советской власти – мы все равно не смогли бы уйти на нелегальное положение, нас бы убили, а он ответил: Нет, лучше я раздам нам винтовки – и будем биться с рабочими на баррикадах до конца — как парижские коммунары. А вот – победили.

Старик замолчал, вспоминая что-то. Все тоже молчали, не смея нарушать ход его мыслей.

— Как было трудно, — вдруг сказал старик. — Гражданская, НЭП, два острейших внутрипартийных кризиса – в двадцатых и сороковых, война с Новой Антантой. А какие мучительные поиски социалистической модели экономики, какие споры. Но мы все-таки удержались и от раскола и не сделали ошибку французских буржуазных революционеров – избежали внутреннего самоистребления. Хотя действовать иногда приходилось архижестко. Но удержались.

Старик снова посмотрел на Гагарина.

— А вот теперь красный флаг Советов на Луне, а советские республики появились даже в Западном полушарии. Боливия, теперь Куба…

— Бразилия, — поправила старика женщина.

— Ах, да, — старик шутливо-виновато схватился за голову. – Старость, просто старость! Товарищ Мао из Китая присылает мне особый китайский зеленый чай – говорит, очень помогает быть работоспособным. Но с временем воевать труднее, чем с белыми и с империалистами.

Тут его взгляд упал на скромно стоявшего Косыгина.

— О, как же я вас, батенька не заметил. У меня к вам дело, Алексей Николаевич.

— Слушаю вас, Владимир Ильич.

— Не хочу при нашем госте, но передайте Кирову, что у меня серьезный нагоняй ЦК. Поступают письма от рабочих – что наши менеджеры не всегда согласовывают решения с завкомами. Эффективность эффективностью, а принципы мы нарушать не будем. Наша власть – власть трудящихся, если не можете пройти между Сциллой эффективности и Харибдой социалистического самоуправления – трудящиеся вас быстро поправят, а то и попросят. Если вы там засиделись.

— Владимир Ильич, мы тоже имеем письма от заводских парторганизаций, сейчас готовим расширенный Пленум – с участием представителей завкомов, парторгов крупнейших заводов и экономистов Академии наук. Материалы Сергей Миронович обещал завтра прислать.

— Вот и я вам материалы пришлю, у секретаря уже пакет лежит, наброски сырые, но не обессудьте – лошадь я уже поизносившаяся.

— Да что вы, Владимир Ильич! – сказал Гагарин и улыбнулся.

Старик посмотрел на него.

— Ах, какие люди выросли. У нас с Надей детей не было, — старик тяжело вздохнул, – но если бы был сын, как я хотел бы, чтобы он был похож на тебя, Юрий Алексеевич.

И он хитро посмотрел на сидевшую рядом племянницу, как бы показывая, что запомнил с первого раза имя-отчество гостя.

А Гагарин смотрел на старика, и почти видел, как его улыбка приводила в движение миллионы людей от Хуанхэ до Амазонки, как поднимались заводы и города, наброски которых рождались вот в этой, нынче покрытой редкими седыми прядями голове, как уходили в небо ракеты и неслись в космосе орбитальные станции, о которых старик, наверное, и не подозревал, когда много лет назад – в кепке и с перевязанной щекой – чтобы не быть узнанным и не попасться юнкерам Керенского – шел по холодному октябрьскому Петрограду к Смольному, шел возглавить величайшую в истории Революцию.

Необходимое послесловие.

Председатель КНР Мао Цзэдун прожил 83 года. Лидер кубинской революции Фидель Кастро Рус жив и сейчас, в 2009 году, в августе 2008 ему исполнился 81 год. Владимир Ульянов родился в 1870 году. Он никогда не курил, в молодости пил только разве что пиво, много занимался спортом. Хотя в его семье не было долгожителей, допущение, что, если бы не покушение Каплан, он мог бы прожить до 90 лет, не слишком, на мой взгляд, фантастическое. Все остальное – исключительно на совести автора.

Поделиться ссылкой:
  • LiveJournal
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Tumblr
  • Twitter
  • Facebook
  • PDF

Постоянная ссылка на это сообщение: http://rabkrin.org/svetlaya-storona-lunyi-rasskaz/

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *