Прокопов А.Ю. * Информационная политика Би-Би-Си в начале всеобщей стачки 1926 г. (2018) * Статья

Всеобщая стачка 1926 года — всеобщая забастовка, произошедшая в Великобритании в 1926 году и длившаяся десять дней, с 4 по 13 мая. Является крупнейшей в истории британского рабочего движения.

Как это работает: буржуазные якобы независимые СМИ на службе капитала.


СКАЧАТЬ В PDF


Прокопов Александр Юрьевич – кандидат исторических наук, старший научный сотрудник Института всеобщей истории РАН.


В ночь с 3 на 4 мая 1926 г. по призыву Генерального совета Британского конгресса тред-юнионов началась всеобщая стачка, ставшая самым массовым и решительным выступлением британских рабочих в XX веке. Она была организована в поддержку шахтеров, которые боролись против уменьшения заработной платы и за сохранение достойного уровня жизни. В первый день забастовки по призыву профсоюзов не вышли на работу около 2,5 млн. британцев, в последующие дни число забастовщиков достигло 4 млн. Из 1100 тред-юнионов Англии лишь три не присоединились к стачке[1]. Чтобы поддержать шахтеров прекратили работу железнодорожники, рабочие металлургической индустрии и электропромышленности, печатники и строители, представители ряда других отраслей. Некоторые отряды рабочего класса, не дожидаясь призыва со стороны Генсовета БКТ, самостоятельно прекращали работу и присоединялись к забастовке[2]. Промышленность и транспорт Британии в эти майские дни фактически оказались парализованы. В различных городах рабочие создавали стачечные комитеты, нередко они принимали на себя функции местных органов власти — контролировали перевозку товаров, обеспечивали население продовольствием и т.п.

Еще до начала всеобщей забастовки, 1 мая 1926 г., английский король Георг V, по рекомендации консервативного правительства, возглавляемого Стенли Болдуином, ввел в стране «чрезвычайное положение». Британия была разделена на несколько округов, во главе которых правительство поставило гражданских комиссаров, имевших во время стачки чрезвычайно широкие полномочия.

С 4 по 12 мая большинство крупных общенациональных газет перестали выходить. Из 1870 газет, издававшихся в Британии, печатались только 40[3]. Поэтому для информирования общественности особенно возросло значение радиовещание. Монопольное положение в этой области занимала Британская вещательная компания (Би-Би-Си), созданная в 1922 г. и до 1927 г. являвшаяся частным предприятием[4]. Ее основали около 200 предпринимателей и держателей долей этой компании[5]. Средства для поддержания работы Би-Би-Си поступали от оплаты лицензий владельцев радиоприемников, в 1926 г. лицензий было продано немногим менее двух миллионов[6]. Компанией в 1926 г. руководил тридцати шестилетний шотландец Джон Райт.

В дни стачки представители Би-Би-Си по договоренности с премьером Стенли Болдуином ежедневно, несколько раз утром, днем и вечером, передавала информационные бюллетени. Источником этих данных были агентства и правительственные службы, в том числе и государственная пропагандистская служба, созданная на время стачки под руководством Р. Дэвидсона[7]. Последний считал, что, если Би-Би-Си может сохранить доверие радиослушателей и иметь влияние на широкую аудиторию, то для пользы дела следует сохранить ее независимость[8]. Как говорил Дж. Райт, несмотря на то, что государственные органы могли требовать объявить по радио ту или иную информацию, окончательное решение об этом принимали в Би-Би-Си и лично глава компании[9].

В первом информационном бюллетене Би-Би-Си, вышедшем в эфир 4 мая 1926 г. в 10 часов утра, говорилось, что вещательная компания при поддержке информационного агентства Рейтер «стремится обеспечить общество необходимым минимумом информации в условиях, когда обычные средства коммуникации приостановили свою деятельность»[10]. По мнению авторов бюллетеня, это было необходимо, чтобы не допустить распространения слухов, которые могли бы привести к панике. Далее авторы передачи утверждали, что они «не выражают никаких взглядов» и будут стремиться донести до всех слушателей исключительно «объективные новости». Завершалась эта вводная часть заявлением о том, что Би-Би-Си сделает все возможное, чтобы поддержать присущую ей «традицию справедливости»[11].

4 мая под рубрикой «Первый день великой забастовки» отмечалось, что стачка привела к почти полной остановке всей промышленности[12]. В Лондоне в этот день были закрыты станции метро, трамваи не ходили, можно было наблюдать, как тысячи лондонцев идут пешком в районе Сити[13]. По данным Би-Би-Си, в Манчестере весь транспорт остановился; в Глазго и Клайсайде рабочие в массовом порядке откликнулись на призыв профсоюзов оставить работу, однако верфи Клайда продолжали работать; в Эдинбурге добровольцы пытались поддержать функционирование транспортной системы. В Южном Уэльсе прекратили работу все основные службы; в Саутгемптоне стачка не получила широкого масштаба, трамвайное и автобусное сообщение действовало[14]. Пароходное сообщение по доставке почты между Дувром и Кале сократилось до одного рейса[15]. Руководители Би-Би-Си посчитали нужным процитировать слова из официального заявления БКТ о том, что призыв тред-юнионов начать стачку превзошел любые ожидания профсоюзного руководства[16].

Однако подобного рода информация об общем состоянии дел в различных городах и районах страны не занимала большинства эфирного времени. В первый день стачки руководители Би-Би-Си значительное внимание удели обращениям к британцам стать штрейкбрехерами. 4 мая в каждом из пяти информационных бюллетеней содержался призыв выступить в роли активных противников забастовщиков или сведения об успехе набора штрейкбрехеров. В первом новостном выпуске Би-Би-Си в 10.00. утра сообщалось о том, что Женская вспомогательная служба организует женские «Чрезвычайные корпуса» (Emegency Corps) для выполнения специальных заданий, связанных с оказанием помощи женщинам и детям[17]. Позже, в час дня и в 16.00., эта информация с некоторыми дополнениями была повторена[18]. В 11.45. последовало обращение к наборщикам, линотипистам, работникам ротационных и стереотипных машин и к некоторым другим рабочим типографий, чтобы те, кто хочет работать, обращались в пункты набора, и приводилось более 25 адресов этих пунктов в Лондоне. При этом Би-Би-Си утверждала, что государство готово защитить и поддержать в будущем этих рабочих[19]. Судя по всему, прекращение издания подавляющего большинства газет крайне беспокоило власти. Именно этим обусловлен тот факт, что утром 5 мая по радио по поручению представителей государственной власти было повторено обращение к печатникам с призывом вернуться к работе, им была обещана всесторонняя поддержка и защита[20].

Думается, не случайно, что представители Би-Би-Си с подачи органов власти первыми обратились к печатникам с просьбой стать штрейкбрехерами. Представители правящих кругов хорошо понимали, что в кризисную ситуацию первостепенной задачей является борьба за умы и настроения людей. Этим и было обусловлено желание властей хотя бы частично возобновить выход газет.

Вместе с тем, государство не ограничилось обращением только к печатникам помочь сорвать забастовку. В информационном выпуске, вышедшем в эфир в час дня, по поручению властей говорилось, что по всей стране открылись пункты для рекрутирования штрейкбрехеров. «В здании Форин офис вчера, к 7 часам вечера, записалось 8 тыс. человек», —отмечалось в дневной радиопрограмме Би-Би-Си[21]. Это заявление свидетельствовало о том, что вербовка штрейкбрехеров органами власти началась еще накануне объявления всеобщей стачки, и в качестве пунктов сбора противников забастовки использовались, в частности, некоторые помещения государственных учреждений. В этом же информационном бюллетене подчеркивалось, что ряд крупных организаций предложил государству использовать их здания и оборудование[22]. Подобное сообщение имело своей целью не только продемонстрировать всем британцам размах и успехи антистачечной активности различных слоев населения, но и показать гражданам страны достойный, с точки зрения государства, пример для подражания.

Вечером, в 21.30. 4 мая, в информационном выпуске Би-Би-Си говорилось, что радио обращение к гражданам стать штрейкбрехерами получило прекрасный отклик; сотни добровольцев пришли помочь наладить движение метро в Лондоне[23]. К полудню 7 мая, по данным министерства внутренних дел, в ряды штрейкбрехеров в Лондоне и центральных графствах записалось 70 180 человек[24]. Неоднократные призывы представителей госаппарата в программах Би-Би-Си к населению помочь государству в борьбе с забастовщиками свидетельствовало о том, что правительство старалось расколоть ряды стачечников, стремилось опереться на часть британского общества в своих усилиях сорвать забастовку[25].

Вместе с тем, Дж. Райт отказался предоставить радио эфир для руководителей известной штрейкбрехерской Организации по обеспечению снабжения — ОМС[26]. Мотивировал Райт это решение тем, что иначе придется дать возможность выступить перед британцами и лидерам профсоюзов[27]. Подобная позиция должна была продемонстрировать жителям страны так сказать «беспристрастность» и «невовлеченность» Би-Би-Си в социальный конфликт, тем самым сохранить доверие слушателей.

Для того, чтобы сорвать забастовку представители государства не только стремились расширить ряды штрейкбрехеров. 5 мая министр внутренних дел У. Джойсон-Хикс обратился к жителям страны с призывом вступать в специальные подразделения полиции. 7 мая он отметил, что только в Лондоне откликнулись 20 тысяч человек.[28]

С начала всеобщей стачки правительство использовало Би-Би-Си и для того, чтобы довести до сведения населения информацию, распространение которой имело целью, как сохранить порядок и спокойствие в стране, так и сформировать в обществе определенные настроения, отвечавшие интересам государства. Ряд правительственных чиновников — от министра внутренних дел до гражданских комиссаров различных округов — уже в первый день стачки получили возможность выступить перед обширной радио аудиторией страны. При этом руководство Би-Би-Си, стремясь лишний раз подчеркнуть свою независимость и хотя бы внешне дистанцироваться от властных структур, предваряло высказывания должностных лиц или правительственную информацию, как правило, такими словами: «Нам приказали сообщить», «нас просили довести до сведения»[29].

Утром 4 мая по просьбе государственного контролера продовольствия, ответственного за поставку молока, сообщалось, что можно ожидать бесперебойного снабжения различных учреждений и населения молоком[30]. Позже от имени государственных служб уже без тени предположения говорилось, что во всех районах страны молоко имеется в достаточном количестве[31]. В этот же день в эфире были представлены некоторые выводы из докладов гражданских комиссаров, в которых говорилось, что обстановка во всей стране спокойная, и снабжение продуктами питания нормальное[32]. В другой новостной программе Би-Би-Си приводилось заявление заместителя главного гражданского комиссара, он утверждал, что беспорядков нигде нет, вопросы продовольствия успешно решаются, и нет необходимости призывать армию для помощи гражданским службам[33]. Подобная информация должна была успокоить британцев, не допустить распространения панических настроений и слухов о возможной нехватке продовольствия.

В первый день стачки руководство Би-Би-Си предоставило возможность министру внутренних дел выступить с обращением. В нем он назвал забастовку «национальным бедствием» и просил жителей центральных районов Лондона в условиях, когда проблема транспорта в столице встала очень остро, предоставить кров и питание для правительственных клерков и машинисток, которые «безропотно работают сверхурочно», и им трудно добираться домой[34]. На следующий день подобное обращение с некоторыми дополнениями было повторено. В нем, в частности, говорилось, что предлагаемое жилье, должно быть недалеко от Уайтхолла или же необходимо предоставить для госслужащих транспорт[35]. Подобные повторявшиеся в первые дни забастовки заявления высших чиновников правительства отразили определенные сложности в ведении повседневной работы, с которыми столкнулись центральные государственные структуры в начале стачки.

Би-Би-Си в информационных бюллетенях фактически рекламировала те печатные издания, в которых в той или иной степени отражалась позиция правительства. 4 мая в радио эфире прозвучало сообщение о том, что газета «Таймс» (являвшаяся одним из наиболее влиятельных консервативных изданий, близких к правительству) вышла объемом в одну страницу уменьшенного формата, и она продается по 2 пенса[36]. В этот же день была представлена информация о том, что власти намерены с 5 мая начать печатать специальное правительственное ежедневное издание «Бритиш Гэзетт»[37]. На следующий день Би-Би-Си не преминула вновь привлечь внимание слушателей к этой газете, сообщила о выходе в свет в этот день первого номера «Бритиш Гэзетт», стоимость которого составляла 1 пени[38]. Вместе с тем, все же стремясь сохранить видимость объективности, руководители Би-Би-Си посчитали необходимым сообщить 6 мая и о начале издания газеты «Бритиш Уоркер», которая стала официальным новостным бюллетенем Генсовета БКТ[39].

Как уже отмечалось, первые дни всеобщей стачки все больше рабочих включались в борьбу, и вскоре число британцев, покинувших свои рабочие места достигло 4 млн.[40] В самом начале всеобщей стачки по данным железнодорожных компаний перевозки осуществляли лишь около 4 % от всех железнодорожных поездов[41]. Подавляющее большинство служащих лондонской подземки, как и железнодорожники, прекратили работу. В Лондоне из 4404 автобусов к третьему дню стачки работали только 227[42]. Однако отбор информации редакторами Би-Би-Си свидетельствовал о том, что они стремились создать у слушателей впечатление, что забастовка не расширялась, а наоборот, чуть ли не шла на спад. В передачах Би-Би-Си 5-6 мая регулярно сообщалось о расписании тех немногих поездов, которые еще курсировали (эти перевозки осуществлялись в основном силами штрейкбрехеров). Говорилось и о работе немногих маршрутов метро, поездов и автобусов[42]. 5 мая отмечалось, что 75% транспортных рабочих, занятых на доставке продовольствия в Северном округе, продолжают трудиться43. Сообщалось также, что в Ньюкасле автобусы нормально работают[44]. 6 мая в одном из выпусков Би-Би-Си, подчеркивалось, что в различных частях страны налаживается железнодорожное сообщение; в столице, несмотря на решение профсоюза таксистов бастовать, можно было увидеть немало таксомоторов на улице Лондона, а в железоделательных мастерских Ньюпорта большинство рабочих вернулось к работе; в Кардифе возобновилось издание газеты «Вестерн Мэйл»[45]. В дневном выпуске Би-Би-Си 6 мая под рубрикой «Забастовка в провинции» из пяти сообщений в четырех говорилось об отдельных фактах, которые должны были создать впечатление, что положение в различных районах страны нормализуется[46]. Говорилось, что ситуация в Карлайле улучшается, там поезд с 80 пассажирами отправился в Юстон, этот же рейс должен состояться и на следующий день; в Кардифе стали выходить утренние и вечерние газеты; в Ярмуте впервые с начала забастовки отправился поезд в Норвич[47].

Подобный, несколько тенденциозный подбор новостей, должен был создать представление у слушателей, что забастовка не затронула части транспортной системы, и ситуация в стране не столь катастрофическая, какой она в действительности была. Распространение информации, которая привлекала внимание не к типичным явлениям и не отражала главного направления развития событий — присоединение в начале стачки все новых отрядов рабочего класса, — имело целью поколебать уверенность у забастовщиков, показать, что организованные рабочие не едины в своих действиях, стачечная активность не приносят своих результатов, а колеблющиеся члены профсоюзов могут по примеру некоторых столичных таксистов отказаться от участия в забастовке.

Использовались и другие методы, чтобы ослабить забастовку. Порой Би-Би-Си дезинформировала своих слушателей, сообщая (как например, 7 мая) о завершении стачки в некоторых городах, в то время как на самом деле этого не происходило[48]. Опровержения местных тред-юнионов никогда не транслировалось по радио[49]. Уже в первые дни происходило немало столкновений между забастовщиками, с одной стороны, и полицией и штрейкбрехерами, с другой. Однако БиБи-Си в это время ни разу не информировало слушателей об этих событиях.

Первоначально руководители генсовета БКТ рекомендовали стачечникам не слушать программы Би-Би-Си. Но этому совету многие не последовали, и по мере того, как стачка продолжалась, стало ясно, что немало забастовщиков следят за радио передачами[50].

Во время всеобщей стачки руководители Би-Би-Си считали нужным в новостных бюллетенях информировать слушателей о расписании немногочисленных поездов и автобусов, об изменениях цен на отдельные продукты питания, объявлять о переносе или отмене тех или иных общественных мероприятий и спортивных соревнований[51]. Распространение Би-Би-Си подобной информации, способной помочь части слушателей в их повседневной жизни, имело целю не только оказать помощь людям, но и вызвать дополнительный интерес и укрепить доверие простых британцев к программам Би-Би-Си. Это создавало благоприятные условия для того, чтобы слушатель вместе с нужной ему информацией с доверием отнесся и к тенденциозно подобранным сообщениям.

Информация из зарубежных стран в новостных бюллетенях БиБи-Си давалась во время стачки крайне редко. Однако Дж. Райт посчитал необходимым 5 мая сообщить о том, что в СССР расстреляны три человека, работавших в народном комиссариате финансов. Они обвинялись в том, что их действия привели к искусственному увеличению спроса на зарубежную валюту и снижению ставок на государственные облигации. Ряд других лиц, связанных с этим делом, как сообщалось в программе Би-Би-Си, заключены в концентрационные лагеря[52]. В обстановке, когда почти вся Британия была охвачены забастовкой, подобного рода информация должна была показать слушателям, к каким реалиям в их стране может привести приход к власти левых радикалов. Хотя Коммунистическая партия Великобритании (КПВ) была слабой и малочисленной (в апреле 1926 г. в ней состояло около 6 тыс. членов[53]), тем не менее, власти предприняли ряд мер, чтобы уменьшить возможное влияние коммунистов на кризисную ситуацию в стране. Еще в октябре 1925 г. 12 руководителей КПВ были арестованы и позднее осуждены «за подстрекательство к мятежу» на сроки от 6 до 12 месяцев. Во время стачки арестам подверглись около 1700 коммунистов[54], одновременно власти пытались обнаружить, где коммунисты печатали ежедневных бюллетень «Уоркерз Бюллетин» и пресечь его распространение[55].

В заключение следует отметить, что с самого начала всеобщей стачки в условиях, когда большинство общенациональных газет не выходило, Би-Би-Си стала тем каналом, по которому власти осуществляли связь с обществом, доводили до сведения населения необходимую с их точки зрения информацию, пытались мобилизовать некоторых граждан для противодействия забастовщикам. Общий смысл многочисленных посланий представителей государства к обществу в первые дни стачки сводился к тому, что необходимо сохранять спокойствие и оказать помощь правительству в борьбе против всеобщей забастовки и ее последствий. Можно утверждать, что новостные программы БиБи-Си в явной или завуалированной форме являлись инструментом ведения информационной войны против забастовщиков.


Примечания:

1

Гурович. Всеобщая стачка в Англии 1926 года. М., 1959. С. 109.

2

Гурович. Указ. соч. С. 111.

3

Мэррей Дж. Всеобщая стачка 1926 г. в Англии. М., 1954. С. 119.

4

В начале 1927 г. Би-Би-Си была преобразована в Британскую радиовещательную корпорацию, которая имела общественный статус, а ее руководители отчитывались перед парламентом.

5

Butler D. Sloman A. British Political Facts. 1900-1979. L., 1980. P. 462.

6

Renshaw P. Nine Days that Shook Britain. N-Y., 1976 P. 209.

7

Ibid. P.206.

8

Ibidem.

9

Ibid. P. 207.

10

Государственная публичная историческая библиотека. Центр социально-политической истории. The General Strike. 1926. Vol. 7. Daily Wireless Bulletins issued by the British Broadcasting Company. P. 1 а. (Далее. ГПИБ. ЦСПИ. The General Strike. V. 7. P. la). Судя по некоторым данным, информационные бюллетени Би-Би-Си были записаны представителями Labour Research Department Лейбористской партии Великобритании и вместе с другими материалами, относящимися к всеобщей стачке 1926 г., переданы во второй половине 20-х годов в Институт Маркса, Энгельса, Ленина.

11

ГПИБ. ЦСПИ. The General Strike. V. 7. P. la.

12

Ibid. P. 13a. Редкий случай для Би-Би-Си, когда в отношении стачки использовали приведенный эпитет. Государственные чиновники, нередко выступавшие в радио программах обычно приводили такие словосочетания, как кризис в стране, национальная чрезвычайная ситуация. Это и не удивительно, т.к. для британцев проведение забастовки является вполне естественным и законным действием рабочих, отстаивающих свои права. Использование представителями власти отмеченных формулировок должно было придать происходящим событиям в новостных передачах более драматическое звучание для более эффективной мобилизации представителями государства противников профсоюзной акции.

13

ГПИБ. ЦСПИ. The General Strike. V. 7.Р. 14а, 15а.

14

Ibid. P. 15а.

15

Ibid. Р. 18а.

16

Ibid. Р. 20а.

17

Ibid. Р. 2а.

18

Ibid. Р. 7а, 9а.

19

Ibid. 7. Р. За, 4а.

20

Ibid. Р. 33а.

21

Ibid Р. 9а

22

Ibid. Р. 9а

23

Ibid. Р. 24а.

24

Ibid. Р. 130а.

25

В некотором роде Уайтхоллу это удалось. За период с 4 по 12 мая в штрейкбрехеры по всей стране записалось, по информации компартии Британии, около 300-400 тыс. британцев. Российский государственный архив социально-политической истории. (РГАСПИ). Ф. 495. Оп. 25. Д. 302. JI. 20.

26

Organization for the Maintenance of Supplies.

27

Renshaw R Nine Days that Shook Britain. N-Y., 1976 P. 205.

28

ГПИБ. ЦСПИ. The General Strike. V. 7. P. 164a, 184a. Всего за время забастовки в отряды специальной полиции по некоторым данным вступило около 150 тыс. британцев. РГАСПИ. Ф. 495. Оп. 25. Д. 302. JL 20.

29

ГПИБ. ЦСПИ. The General Strike. V. 7. Р. За, 6a,

30

Ibid. P.7a.

31

Ibid. P. 9a.

32

Ibid. Р. 8а.

33

Ibid. Р. 17а-18а.

34

Ibid Р. 25а.

35

Ibid Р. 42а,43а.

36

Ibid. Р. 33а.

37

Ibid. Р. 21а.

38

Ibid Р. 30а.

39

Ibid. Р. 76а, 77а

40

Мэррей. Указ. соч. С. 132,134.

41

Гурович. Указ. соч. С. 110.

42

ГПИБ. ЦСПИ. The General Strike. V. 7. P. 33a, 34a, 36a, 79a, 80a, 85a.

43

Ibid. P. 43a

44

Ibid. 44a.

45

Ibid. P74a,75a, 76a, 85a.

46

Ibid. Р. 85а.

47

Ibid. Р. 85а.

48

Renshaw.Op. cit. Р.210.

49

Ibidem.

50

Ibid. P. 209.

51

ГПИБ. ЦСПИ. The General Strike. V. 7. P. 17a, 27a, 28a, 33a.

52

Ibid. P.77a.

53

Thorp A. The British Communist Party and Moscow, 1919-1943. Manchester 2000. P. 284.

54

Матюнин Э. Уильям Галлахер и английская политика Коминтерна. 1919-1943. М., 1992. С. 109.

55

РГАСПИ. Ф. 495. Оп. 25. Д. 302. Л. 4.


Источник: “Британские исследования. Выпуск V. Сборник статей.”, 2018.

Поделиться ссылкой:
  • LiveJournal
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Tumblr
  • Twitter
  • Facebook
  • PDF

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *