Яжборовская И.С. * В. И Ленин и вопрос о независимости Польши (1968) * Статья

Не потерявшая своей ценности и своего значения статья из журнала “Советское славяноведение”. Особенно учитывая “возрождение” великодержавного духа в современном (2021 год)  казенно-патриотическом агитпропе, что само по себе довольно гротескно, учитывая неблестящие экономические успехи послесоветской России, которые – неуспехи – и стараются прикрыть обвинениями большевиков в непатриотизме и риторикой в духе самых крайне правых деятелей дореволюционной России.


СКАЧАТЬ В PDF


К 50-летию восстановления независимости Польши

50 лет назад, в ноябре 1918 г., польский народ в обстановке мирового революционного кризиса, связанного с Великой Октябрьской социалистической революцией, обрел государственную самостоятельность.

Борьба польского народа за свою свободу и независимость привлекала пристальное внимание В. И. Ленина *.

Первые его высказывания о Польше восходят к периоду, когда он начал разрабатывать национальный вопрос как составную часть теории пролетарской революции. В острой борьбе, которая велась вокруг основных положений будущей программы РСДРП, национальный вопрос занимал важное место. В работе «Национальный вопрос в нашей программе», опубликованной в «Искре» 15 июля 1903 г., В. И. Ленин глубоко обосновал соответствующий раздел проекта программы. Примечательно, что эта ленинская работа построена в значительной мере на анализе польского вопроса. Поводом для ее написания было резкое выступление ППС против § 7 программы РСДРП. ППС выступала против положения о необязательности поддержки всякого требования национального самоопределения и высказывалась за безусловное отделение Польши. При постановке национального вопроса В. И. Ленин исходил из задач и перспектив развития революционного движения, подчеркивал примат классовой борьбы, требовал конкретно-исторического подхода. Он отмечал, что в период империализма имущие классы угнетаемой и угнетающей нации объединились, и «…классовый антагонизм далеко отодвинул теперь на задний план национальные вопросы…» [1] Поэтому пролетарская партия должна «…всегда и безусловно стремиться к самому тесному соединению пролетариата всех национальностей…»[2]. В таких условиях требование безусловного отделения Польши, равнозначное отказу от совместной пролетарской борьбы, было ошибочным. «… Не смущаясь нисколько шовинистическими и оппортунистическими выходками,— писал В. И. Ленин, — мы всегда будем говорить польскому рабочему: только самый полный и самый тесный союз с русским пролетариатом способен удовлетворить требованиям текущей, данной политической борьбы против самодержавия, только такой союз даст гарантию полного политического и экономического освобождения» [3]. Он и позднее подчеркивал, что «… свобода Польши невозможна без свободы России» [4].

Как глубочайший диалектик и проницательный политик В. И. Ленин предвидел возможные изменения международной обстановки и положения Польши, учитывал настроения масс и сложный комплекс задач, которые предстояло решать пролетарской партии на пути к победе социализма. Свои предвидения — кстати сказать, подтвержденные историей — он формулировал следующим образом: «Несомненно, что восстановление Польши до падения капитализма крайне невероятно, но нельзя сказать, чтобы оно было абсолютно невозможно, чтобы польская буржуазия не могла при известных комбинациях встать на сторону независимости и т. д.»[5], «… одним из возможных (но, при господстве буржуазии, безусловно не обеспеченных наверное) последствий демократической эволюции является восстановление Польши…» [6]. Обращаясь же к внутриполитическим моментам, В. И. Ленин со всей определенностью указывал на трудности, которые рабочему движению предстояло преодолеть на пути к объединению. «Проклятая история самодержавия,— писал он, — оставила нам в наследство громадную отчужденность рабочих классов разных народностей, угнетаемых этим самодержавием. Такая отчужденность есть величайшее зло, величайшая помеха в борьбе с самодержавием…»[7]. В. И. Ленин полагал,что «…в отдельных, исключительных случаях мы можем выставлять и активно поддерживать требования, клонящиеся к созданию нового классового государства.. .»[8]. И далее, — приводим обширный,но необходимый для понимания этой постановки вопроса фрагмент ленинской работы: «И русская социал-демократия нисколько не связывает себе рук. Она считается со всеми, возможными, даже со всеми вообще мыслимыми комбинациями, когда выставляет в своей программе признание права на самоопределение наций. Эта программа нисколько не исключает того, чтобы польский пролетариат ставил своим лозунгом свободную и независимую республику польскую, хотя бы даже вероятность осуществимости этого до социализма была совершенно ничтожна. Эта программа требует лишь, чтобы действительно социалистическая партия не развращала пролетарское сознание, не затемняла классовой борьбы, не обольщала рабочий класс буржуазно-демократическими фразами, не нарушала единства современной политической борьбы пролетариата. Именно в этом условии, под которым только мы и признаем самоопределение, заключается вся суть» [9].

Польские социал-демократы высоко оценили глубокий критический анализ позиции ППС, проделанный В. И. Лениным. Однако положение В. И. Ленина о возможности выдвижения польским пролетариатом лозунга независимой польской республики оказалось для них неприемлемым, так как, с одной стороны, противоречило их общей концепции, а с другой, якобы усиливало позиции ППС. Они требовали изменить § 7 программы РСДРП таким образом, чтобы положение о праве наций на самоопределение не распространялось на Польшу. Поскольку это требование не было принято, польские социал-демократы, как известно, покинули II съезд РСДРП. В период 1905-1907 гг. эти споры отошли на второй план.

В 1912-1914 гг. наступил новый революционный подъем, усилилось национально-освободительное движение. В этих условиях важное значение приобретала борьба на два фронта: против теорий троцкистов, ликвидаторов, бундовцев и т. п. («культурно-национальная автономия» и др.), разъединяющих пролетариат различных наций, и против левацкого отрицания роли национального вопроса, характерного в первую очередь для СДКПиЛ. Осенью 1913 г. В. И. Ленин писал: «Что национальный вопрос выдвинулся в настоящее время на видное место среди вопросов общественной жизни России, это очевидно» [10].

В это время В.И.Ленин уделял много внимания дальнейшей разработке программы партийно национальному вопросу: он прочел в 1913—1914 гг. более 15 рефератов, а «Правда» в 1912—1914 гг. опубликовала около 30 его статей, посвященных этой проблематике. В них по-прежнему важное место занимал вопрос о судьбах Польши.

В «Тезисах по национальному вопросу», написанных в июне 1913 г., разъясняя необходимость включения в программу российской социал-демократии требования права наций на самоопределение вплоть до отделения и образования самостоятельных государств, В. И. Ленин высказал ряд соображений и по польскому вопросу. Наиболее интересным для нас в данном случае является следующее ленинское замечание: «В России есть две нации, наиболее культурные и наиболее обособленные в силу целого ряда исторических и бытовых условий, которые легче всего и „естественнее“ всего могли бы осуществить свое право на отделение. Это — Финляндия и Польша» [11]. При этом, ссылаясь на опыт революции 1905 г., он отметил, что даже в этих двух нациях имущие классы в страхе перед пролетарским движением помышляют лишь о сплочении с господствующими классами угнетающей нации и поэтому социал-демократии этих наций надо энергичнее бороться с прямым обманом масс «…националистическими лозунгами „своей“ буржуазии, которая сладенькими или пылкими речами о „родине“ старается разделить пролетариат…» [12].

В статье «Критические заметки по национальному вопросу» В. И. Ленин развил свой тезис о дифференцированном отношении к национальным движениям. Он писал, что поддержка таких движений должна ограничиваться «…строжайше только тем, что есть прогрессивного в этих движениях…», а «прогрессивно, — указывал он, — пробуждение масс от феодальной спячки, их борьба против всякого национального гнета, за суверенность народа, за суверенность нации» [13]. Ликвидация угнетения наций, национальных привилегий — «…безусловная обязанность пролетариата, как демократической силы, безусловный интерес пролетарской классовой борьбы, которая затемняется и задерживается национальной грызней» [14]. Но при этом нельзя переходить грань, часто, как подчеркивал В. И. Ленин, очень тонкую — нельзя идти дальше и поддерживать национализм. Необходимо помнить об интересах классовой борьбы, о пролетарском интернационализме как условии победы рабочего класса.

В связи с разгулом черносотенного шовинизма, с ростом националистических тенденций среди либеральной буржуазии и верхушечных слоев угнетенных национальностей и с попытками ликвидаторов пересмотреть партийную программу Поронинское совещание решительно подтвердило лозунг права наций на самоопределение вплоть до отделения, подчеркнув, что право непозволительно смешивать с вопросом о целесообразности отделения, и предложило провести широкую дискуссию по национальному вопросу. Присутствовавшие на совещании польские социал-демократы отмежевались от этой резолюции. Они возражали против положения о праве наций на отделение, несмотря на содержащуюся в резолюции оговорку [14]. Для В. И. Ленина стала очевидна необходимость обстоятельного разбора позиции польских социал-демократов.

В работе «О праве наций на самоопределение» В. И. Ленин рассмотрел отношение СДКПиЛ к соответствующему разделу программы РСДРП и детально проанализировал статью Р. Люксембург «Национальный вопрос и автономия», опубликованную в 1908-1909 гг. [16].Отметив интернационализм польских социал-демократов и их правоту в трактовке национального вопроса как второстепенного, подчиненного [17], подчеркнув, что «ни один российский марксист никогда и не думал ставить в вину польским с.-д., что они против отделения Польши» 17, он сосредоточил основное внимание на доказательстве неправомерности отрицания ими лозунга права наций на самоопределение в программе русской партии. Требование национального государства, указывал В. И. Ленин, «…относится к буржуазно-демократическим национальным движениям» [19]. Хотя для новой эпохи «…типично отсутствие массовых буржуазно-демократических движений, когда развитой капитализм… ставит на первый план антагонизм интернационально слитого капитала с интернациональным рабочим движением» [20], но существуют многочисленные переходные звенья — страны с наличием тех или иных феодальных пережитков и форм угнетения, с незаконченными буржуазно-демократическими преобразованиями. «Если же в такой стране, в которой государственный строй отличается резко докапиталистическим характером, существует национально-отграниченная область с быстрым развитием капитализма, — замечал он,— то, чем быстрее это капиталистическое развитие, тем сильнее противоречие между ним и докапиталистическим государственным строем, тем вероятнее отделение передовой области от целого…» [21].

В. И. Ленин считал возможным пробуждение в России целого ряда буржуазно-демократических движений. Здесь имелись факторы, порождающие «…скачки, одним из спутников каковых может быть образование национально-самостоятельных государств» [22]; при этом к национальному гнету, более сильному, чем в соседних государствах, прибавлялось то обстоятельство, что по ту сторону границы другая часть той же нации (тут он называл в числе других и поляков) пользуется большей национальной независимостью. Вместе с тем он отмечал, что «массы населения превосходно знают, по повседневному опыту, значение географических и экономических связей, преимущества крупного рынка и крупного государства, и на отделение они пойдут лишь тогда, когда национальный гнет и национальные трения делают совместную жизнь совершенно невыносимой, тормозят все и всяческие хозяйственные отношения. А в подобном случае интересы капиталистического развития и свободы классовой борьбы будут именно на стороне отделяющихся» [23]. Решение вопроса об отделении или вхождении нации в многонациональное государство зависело от многих факторов. «Теоретически нельзя ручаться наперед, — писал В. И. Ленин, — отделение ли данной нации или ее равноправное положение с иной нацией закончит буржуазно-демократическую революцию; для пролетариата важно в обоих случаях обеспечить развитие своего класса…» [24].

Главная практическая задача великорусского и инонационального пролетариата в области текущей политической борьбы состояла в повседневной агитации против всяких государственно-национальных привилегий, за одинаковое право всех наций на свое национальное государство, ибо только таким путем можно было отстоять «интересы демократии и равноправного союза всех пролетариев всяческих наций», обеспечить «действительно демократическое и действительно социалистическое воспитание масс» [25] и условия для решения национального вопроса в соответствии с принципами пролетарского интернационализма [26]. Основной принцип, которым В. И. Ленин предлагал руководствоваться, был следующим; «Признание права на отделение за всеми; оценка каждого конкретного вопроса об отделении с точки зрения, устраняющей всякое неравноправие, всякие привилегии, всякую исключительность» [27].

Первая мировая война существенно изменила положение польских земель. В июне 1915 г. австро-германские войска заняли территорию Королевства Польского и установили там оккупационный режим. В. И. Ленин последовательно защищал интересы польского народа. Он разоблачал стремление воюющих держав сохранить угнетение польского народа, переделить Польшу, использовать ее в качестве разменной монеты в империалистических комбинациях. И в то время, как многие польские и западные политики связывали судьбу страны с тем или иным поворотом в ходе войны,с победой центральных держав либо Антанты [28], В. И. Ленин, раскрывая захватнический характер войны и агрессивную политику социал-шовинистов, писал: «С точки зрения рабочего класса и трудящихся масс всех народов России наименьшим злом было бы поражение царской монархии и ее войск, угнетающих Польшу, Украину и целый ряд народов России..» [29]. Он предлагал социал-демократам вести широкую пропаганду «…как одного из ближайших лозунгов, республики немецкой, польской, русской и т. д » [30], писал о чувстве «негодования, презрения и омерзения», какое вызывает тот, кто «…например, называет удушение Польши, Украины и т. д. ((защитой отечества“ великороссов…» [31].

Летом 1915 г. В. И. Лениным была написана статья «Вопрос о мире», в которой он указывал, что заключение мира надо связывать с защитой не привилегий той или иной угнетающей нации, а прежде всего права на свободное решение своей судьбы нациями угнетенными. Он подчеркивал, что социалисты как Германии, так и России обязаны признавать и отстаивать право польских земель на отделение [32].

В. И. Ленин резко критиковал шовинистическую позицию германских социал-демократов. «…B угоду Гинденбургу, Зюдекуму, Аустерлицу и К°,— писал он,— Каутский признает свободу отделения Польши от России…, но о свободе отделения поляков от Германии он молчит!!!» [33]. Касаясь политики русского правительства и появившихся на страницах буржуазной печати заявлений «о мире без аннексий» и «о независимости Польши», В. И. Ленин указывал, что они были «…чудесной „игрушкой в руках тайной дипломатии“ царизма: вот-де, мы обиженные, нас ограбили, у нас отняли Польшу, мы против аннексий!» [34]. «Ну еще бы,— продолжал он, — Николай Кровавый, Хвостов, Челноков, Милюков и К° вполне за независимость Польши, всей душой за нее теперь когда этот лозунг на практике означает лозунг победы над Германией, отнявшей у России Польшу», означает независимость Польши от Вильгельма, но зависимость ее от Николая II [34]. Русская же демократия, подчеркивал В. И. Ленин, «…выиграла безусловно от того, что Россия теперь не угнетает Польши, не держит ее насильно» [35].

«Мы,—писал он,—должны говорить: никакой войны из-за Польши! Русский народ не хочет снова стать ее угнетателем!

А как помочь освобождению Польши от Германии? Разве мы не должны помогать этому? Конечно, должны…», — решительно утверждал В. И. Ленин, указывая, что делать это надо не путем поддержки империалистической войны, которую ведет царская или буржуазная Россия, а путем поддержки тех подлинно революционных сил Германии, которые не пойдут на угнетение польского народа [37].

В апреле 1916 г. в журнале циммервалъдской левой «Форботе» В. И. Ленин опубликовал тезисы «Социалистическая революция и право наций на самоопределение». В них давалась марксистско-ленинская постановка национального вопроса в период подготовки пролетарской революции. В. И. Ленин указывал, что требование права наций на самоопределение применимо не только к буржуазно-демократической, но и к социалистической революции, что оно может быть последовательно осуществлено лишь в результате победы пролетариата. Он показал неразрывную связь борьбы за демократию, и в частности поддержки национальных движений, с подготовкой и проведением пролетарской революции, подчеркивая, что «усиление национального гнета при империализме обусловливает для социал-демократии не отказ от „утопической“, как говорит буржуазия, борьбы за свободу отделения наций, а, напротив, усиленное использование конфликтов, возникающих и на этой почве, как поводов для массового действия и для революционных выступлений против буржуазии» [38].

В том же журнале были напечатаны тезисы редакции польской социал-демократической «Газеты роботничей», отрицающие право наций на самоопределение. В связи с этим В. И. Ленин пишет полемическую работу «Итоги дискуссии о самоопределении». В ней доказывается, что свобода отделения есть революционная мера, что для социалиста угнетающей нации такое требование и при проведении пролетарской революции является абсолютно необходимым: «Перестроив капитализм в социализм, пролетариат создает возможность полного устранения национального гнета; эта возможность превратится в действительность „только“ — „только“! — при полном проведении демократии во всех областях, вплоть до определения границ государства сообразно „симпатиям“ населения, вплоть до полной свободы отделения» [39].

Возражая своим оппонентам, считавшим невозможным создание национальных государств при империализме, В, И. Ленин обращался, в частности, к примеру лежащей на стыке империалистических противоречий Польши и говорил, что «… было бы „смешно“ отрицать „осуществимость“ восстановления Польши теперь в зависимости от стратегических и т. п. моментов данной войны» [40]. Он не исключал возможности того, что «…завтра Гинденбург полупобедит Россию и выражением этой полупобеды явится (в связи с желанием Англии и Франции немного ослабить царизм) новое государство польское, вполне „осуществимое“ с точки зрения экономических законов капитализма и империализма…» [41].

Разъясняя позицию социал-демократов в национальном вопросе, В. И. Ленин подчеркивал, что центр тяжести воспитательной работы среди пролетариата угнетающей нации должен заключаться в отстаивании свободы отделения малых наций, а социал-демократы угнетаемой нации должны прежде всего бороться за единство пролетарского движения. При этом социал-демократ угнетаемой нации «…может, не нарушая своих обязанностей, как интернационалиста, быть и за политическую независимость своей нации, и за ее включение в соседнее государство X, Y, Z, и пр. Но во всех случаях он должен бороться против мелконациональной узости, замкнутости, обособленности, за учет целого и всеобщего, за подчинение интересов частного интересам общего» [42].

Что же касается отношения социал-демократии к судьбе Польши в разгар мировой войны, то В. И. Ленин считал обязательным для русских и немецких социал-демократов требование безусловной свободы отделения Польши, а для польских социал-демократов — выступление за единство пролетарской борьбы «…без выставления для данной эпохи или для данного периода лозунга независимости Польши» [43]. Ленинское разъяснение этой постановки вопроса очень важно для нас — вот оно: «Возьмите, однако, вместо этих общих доводов особые условия Польши: ее независимость теперь „неосуществима“ без войн или революций. Быть за войну общеевропейскую ради одного только восстановления Польши — это значит быть националистом худшей марки, ставить интересы небольшого числа поляков выше интересов сотен миллионов людей, страдающих от войны. А ведь именно таковы, например, „фраки“ (ППС-правица), которые социалисты только на словах и против которых тысячу раз правы польские социал-демократы. Ставить лозунг независимости Польши теперь, в обстановке данного соотношения империалистических соседних держав, значит действительно гоняться за утопией, впадать в узкий национализм, забывать предпосылку общеевропейской или, по крайней мере, русской и немецкой революции» [44].

Рассматривая далее аргументы польских социал-демократов о невозможности восстановления независимости Польши, которая могла быть воссоздана лишь в качестве маленького обломка — государства-буфера, военной колонии какой-либо группировки империалистических держав, В. И. Ленин пишет: «Все это очень верно против лозунга независимости Польши теперь, ибо даже революция в одной Польше ничего бы тут не изменила, а внимание польских масс отвлечено было бы от главного: от связи их борьбы с борьбой русского и немецкого пролетариата. Это не парадокс, а факт, что польский пролетариат, как таковой, может помочь теперь делу социализма и свободы, в том числе и польской, лишь борьбой совместно с пролетариями соседних стран, против узкопольских националистов» [45]. И еще раз он возвращается к этому сюжету, поясняя: «Польские социал-демократы не могут ставить теперь лозунга независимости Польши, ибо как пролетарии-интернационалисты поляки ничего сделать для этого не могут, не впадая, подобно „фракам“, в низкое прислужничество одной из империалистических монархий» [45]. При этом, однако, полемизируя с польскими социал-демократами, он отмечал: «Но те же самые аргументы, верные с точки зрения особых условий Польши в данную эпоху, явно неверны в той общей форме, которая им придана» [46]. В. И. Ленин считался с возможностью воссоздания польского государства, хотя предвидел, что оно не объединит всех польских земель, поскольку явилось бы результатом комбинаций великих держав. Полагая, что революция в одной Польше, зажатой между воюющими державами, обречена на поражение, он видел единственное условие для восстановления независимости Польши — и история убедительно доказала его правоту — в развитии революции по крайней мере в России и Германии. Отсюда первостепенная важность поддержки польскими социал-демократами борьбы российского и германского пролетариата, в данном случае без выдвижения ими лозунга независимости и отделения Польши. В этих условиях линия польских социал-демократов была правильной, и В. И. Ленин, отмечая это, еще раз подчеркивает «исторически крупную заслугу» их в борьбе с национализмом ППС-фракции.

В работе «О карикатуре на марксизм и об „империалистическом экономизме“», опубликованной лишь в 1924 г., В.И.Ленин, критикуя теории, отрицавшие революционное значение общедемократических требований и движений в эпоху империализма, и в частности право наций на самоопределение [47], развил положение об усилении в это время национальной борьбы, о возможности национальных восстаний и образования новых государств, — «…ибо империализм не останавливает развития капитализма и роста демократических тенденций в массе населения, а обостряет антагонизм между этими демократическими стремлениями и антидемократической тенденцией трестов» [48]. Полякам адресовалось и положение о том, что, если буржуазия угнетенных наций только болтает о национальном восстании, а на деле за спиной народа идет на сделки с буржуазией угнетающей нации, «…то в таких случаях критика революционных марксистов должна направляться не против национального движения, а против измельчания, опошления его, извращения в мелочную драчку» [49]. В. И. Ленин снова повторял: «Великорусский (и немецкий) рабочий обязан стоять безусловно за свободу отделения Польши, ибо иначе он на деле, теперь — лакей Николая II или Гинденбурга. Польский рабочий мог бы стоять за отделение только условно, ибо спекулировать (как фраки) на победу той или иной империалистической буржуазии значит становиться ее лакеем» [50]. Таким образом, В. И. Ленин вообще не исключал возможности выдвижения польской социал-демократией лозунга независимости Польши.

Далее он отмечал, что отделение Польши и Финляндии «после победы социализма», т. е. в ходе последовательной демократизации политического строя, может иметь место. Говоря о польском или финляндском рабочем, что они «…высокоразвитые люди, более опытные политически, чем великороссы, более экономически подготовленные и пр…», В.И.Ленин выражал надежду, что они «….очень скоро убедят свои народы, законно ненавидящие теперь великороссов за роль палача, которую они играют, что неразумно распространять эту ненависть на социалистических рабочих и на социалистическую Россию…» [51].

В. И. Ленин, однако, не предрешал вопроса. «Ибо в действительности,— писал он,— мы не знаем и не можем знать, какому числу угнетенных наций понадобится на практике отделение, чтобы внести свою лепту в разнообразие форм демократии и форм перехода к социализму» [52].

В критической статье «О брошюре Юлиуса» и в одной из важнейших теоретических работ этого периода «Военная программа пролетарской революции» В. И. Ленин сформулировал важнейшее положение о том, что в эпоху империализма борьба пролетариата против буржуазии сочетается с борьбой против национального гнета, а поэтому возможны и неизбежны как революционные национальные восстания и войны, так и войны и восстания пролетариата против буржуазии, а также объединение обоих видов революционных войн.

В ноябре 1916 г. в письме к Н. Д. Кикнадзе, который оспаривал возможность порождения империалистической войной национальных войн, В. И. Ленин отмечал, что к польским социал-демократам отнюдь не было претензий за то, что они против независимости Польши; их позиция вызывала критику по другой причине. «Вместо простой, ясной, теоретически бесспорной аргументации: нельзя быть теперь за такое демократическое требование (независимая Польша), которое на практике подчиняет нас вполне одной из империалистических держав или коалиций (это бесспорно, этого довольно; это необходимо и достаточно) — вместо этого они договорились до абсурда: „неосуществимо“. Мы высмеяли это в 1903 г. и в апреле 1916 года» [54]. Письмо писалось уже после того, как австро-германские представители подписали известный «акт 5 ноября», оформлявший создание из обеих оккупированных зон бывшего Королевства Польского нового государственного образования буферного типа [55]. Это обстоятельство позволило В. И. Ленину с юмором добавить: «Добрые польские социал-демократы почти, почти доказали неосуществимость создания нового государства польского, только … только империалист Гинденбург помешал: взял да и осуществил» [56].

В. И. Ленин обращал внимание Н. Д. Кикнадзе на ошибочность тезиса польских социал-демократов о том, что создание государства не является целью борьбы социал-демократии. «Дописались P. S. D. до отрицания „Staatenbau“!! А вся демократия не есть Staatenbau?» [57] — восклицал он. В адресованном Инессе Арманд 19 января 1917 г. письме он возмущенно замечал по тому же поводу: «Это архиглупо! Это полуанархизм, полуидиотизм! Нет, нет, мы вовсе не равнодушны к Staatenbau, к системе государств, к их взаимоотношениям» [58].

В ходе первой мировой войны В. И. Ленин не однажды предсказывал близость революционных событий. Февральская революция смела царское самодержавие — оплот векового угнетения народов, входивших в состав Российской империи, в том числе и польского народа.

Еще в 1915 г. В. И. Ленин сформулировал программу мира: «На вопрос, что бы сделала партия пролетариата, если бы революция поставила ее у власти в теперешней войне, мы отвечаем: мы предложили бы мир всем воюющим на условии освобождения колоний и всех зависимых, угнетенных, неполноправных народов» [59]. После Февральской революции, когда большевики готовились к социалистической революции, которая действительно дала бы власть пролетариату, когда нарастало революционное движение в Германии и Австро-Венгрии, чьи войска оккупировали в то время и Королевство Польское,— борьба большевиков за мир, и в частности за демократическое решение польского вопроса, приобретала особую политическую значимость. В. И. Ленин уже в первом «Письме из далека» указывал, что Временное правительство, правительство октябристов и кадетов, Гучковых и Милюковых, стремится «снова завоевать Польшу» [60] — то есть польские земли, оккупированные австро-германскими милитаристами. Он обращал на это внимание и в специально посвященном задачам борьбы за прекращение войны четвертом «Письме из далека», подчеркивая, что гучковско-милюковское правительство хочет, кроме всего прочего, «…еще отвоевать назад у немцев Польшу, которую всегда так бесчеловечно и бесстыдно угнетал царизм» [61].

В. И. Ленин писал, что если бы государственная власть в России принадлежала Советам рабочих, крестьянских и солдатских депутатов, то они немедленно должны были бы заявить, что они не связаны никакими договорами ни царской монархии, ни буржуазных правительств, и тотчас же опубликовать все эти договоры, «…чтобы предать публичному опозорению разбойничьи цели царской монархии и всех без исключения буржуазных правительств»; Советы немедленно предложили бы всем воюющим державам тотчас заключить перемирие и опубликовали бы рабочие и крестьянские условия мира: освобождение всех колоний, освобождение всех зависимых, угнетенных и неполноправных народов, мир без аннексий и контрибуций, признание права наций на самоопределение вплоть до отделения и образования самостоятельного государства и т. д. [62]

И под этими ленинскими лозунгами большевики повели борьбу с империалистической внешней политикой Временного правительства, призывая русский народ не оказывать никакого доверия, никакой поддержки этому правительству, разоблачая, в частности, его захватнические цели в отношении Польши. Широкие массы трудящихся России, все более энергично поддерживавшие борьбу большевиков за мир, за прекращение империалистической войны, были сторонниками последовательно демократического решения польского вопроса. Наиболее ярко это выразил Петроградский совет рабочих и солдатских депутатов. «Народу польскому» — так называлось единогласно принятое Петроградским Советом рабочих и солдатских депутатов обращение. Совет извещал польский народ о падении царского режима и о том, что революционные силы России, отстаивающие право наций на самоопределение,признают право Польши быть свободной и независимой «в государственно-международном отношении». Посылая польскому народу свой братский привет, Петроградский Совет желал ему успеха «в предстоящей борьбе за водворение в независимой Польше демократического республиканского строя» [63]. Так трудящиеся России сразу сказали свое слово о будущем Польши, земли которой еще были оккупированы австро-германскими милитаристами.

Под давлением революционных масс и Временное правительство было вынуждено 16(29) марта обратиться к народу Польши с воззванием и обещать создать — после решения Всероссийского Учредительного собрания — польское государство. Оно призывало поляков сражаться «до победного конца» за интересы российского империализма и предполагало объединить будущее польское государство с Россией «свободным военным союзом». Временное правительство думало не о свободе и суверенности Польши, а о том, как писал министр Гучков председателю князю Львову, чтобы удержать Польшу в своих руках [64].

Против такой демагогии и фарисейства со всей энергией выступили большевики во главе с В. И. Лениным, требуя предоставления польскому народу подлинной независимости. Седьмая (Апрельская) конференция РСДРП (б), рассмотрев важнейшие вопросы войны, революции и положения народов, входивших в состав Российской империи, приняла резолюцию по национальному вопросу, написанную В. И. Лениным. В ней говорилось в частности: «За всеми нациями, входящими в состав России, должно быть признано право на свободное отделение и на образование самостоятельного государства. Отрицание такого права и непринятие мер, гарантирующих его практическую осуществимость, равносильно поддержке политики захватов или аннексий. Лишь признание пролетариатом права наций на отделение обеспечивает полную солидарность рабочих разных наций и способствует действительно демократическому сближению наций» [65].

Выступая на конференции 29 апреля (12 мая) по этому вопросу, В. И. Ленин половину своей речи посвятил Польше. «Когда-то Александр I и Наполеон обменивались народами, когда-то цари менялись Польшей», — говорил он. Буржуазно-помещичьей политике угнетения и разобщения народов,подчеркнул В.И.Ленин, пришел конец. «Если Финляндия, если Польша, Украина отделятся от России, в этом ничего худого нет. Что тут худого? Кто это скажет, тот шовинист. Надо сойти с ума, чтобы продолжать политику царя Николая» [66] , — заявил он. И с трибуны и в кулуарах конференции В. И. Ленин полемизировал с польскими социал-демократами, защищавшими свои прежние позиции [67]. Он обращал их внимание на внутреннюю диалектику требования реализации права на самоопределение вплоть до отделения: «… надо в России налегать на свободу отделения угнетенных наций, а в Польше подчеркивать свободу соединения. Свобода соединения предполагает свободу отделения» [68].

Конференция приняла резолюцию по поводу приглашения правыми германскими социал-демократами российских социал-демократов принять участие в обсуждении вопроса о мире. В этой резолюции, также написанной В. И. Лениным, в мотивировке отказа отмечалось: «Что же касается до восстановления независимости Польши, то оно является обманом как со стороны германо-австрийских капиталистов,так и со стороны русского Временного правительства, говорящего будто бы о „свободном’’ военном союзе Польши с Россией» [69].Для действительного определения воли народа необходим был бы вывод войск и свободный опрос населения.«Только применение этой меры ко всей Польше (т. е. не только захваченной русскими, но и захваченной немцами и австрийцами)… было бы шагом к превращению правительственных обещаний в дело» [70],— гласила резолюция. Никакая другая политическая партия в мире, в том числе ни одна из многочисленных польских партий, не стояла в тот момент на подобных позициях.

В. И. Ленин касался польского вопроса и в речи в защиту резолюции об отношении к войне 27 апреля (10 мая) 1917 г. Доказывая необходимость пункта об отказе от аннексий, он говорил о недопустимости того, чтобы «…русские капиталисты овладели в прежних границах Курляндией и Польшей…» п. С возмущением он еще раз клеймил лицемерный характер воззвания Временного правительства, прикрывающего красноречивой демагогией свои подлинные захватнические планы. «…Наше правительство,— говорил В. И. Ленин,— выпустило манифест о независимости Польши, напичкав последний ничего не говорящими фразами. Они написали, что Польша должна находиться в свободном военном союзе с Россией. В этих трех словах только и заключается правда. Свободный военный союз маленькой Польши с огромной Россией есть на деле полное военное порабощение Польши. Политически он может давать свободу, все равно границы ее будут определены военным союзом» [71].

Таким образом, конференция признала право наций бывшей Российской империи на самоопределение вплоть до отделения и высказалась за наиболее демократическое решение польского вопроса — за свободное самоопределение населения всех польских земель.

Решения Седьмой (Апрельской) конференции легли затем в основу внешнеполитической линии партии, в частности проекта резолюции фракции большевиков по вопросу о мире без аннексий, предложенной на I Всероссийском съезде Советов [72].

Великая Октябрьская социалистическая революция провозгласила новые принципы международной пролетарской политики и официально признала за всеми народами, входившими в состав Российской империи, право на самоопределение вплоть до отделения и образования независимого государства. Реализуя ленинскую линию, Советское правительство не только предоставило польскому народу право решить свою судьбу, но сделало все возможное, чтобы помочь ему осуществить это право. Рядом юридических актов, декретов и постановлений были созданы условия для скорейшего урегулирования отношений с Польшей, для полной ликвидации всех отрицательных исторических наслоений во взаимоотношениях между польским и русским народами, возникших в результате реакционной политики царизма и господствующих классов России и Польши. Большевистская партия и Советское правительство, опираясь на богатые традиции совместной революционной борьбы русского и польского пролетариата против общих врагов, стремились расчистить почву для установления отношений между двумя народами на началах взаимного доверия и дружбы [73]. Во время переговоров в Брест-Литовске советская делегация требовала немедленного заключения мира без аннексий и поставила вопрос о свободном самоопределении и объединении всех польских земель. В августе 1918 г. Совет Народных Комиссаров официально подтвердил отмену всех договоров и актов царизма о разделах Польши, равно как и вытекавших из них неравноправных отношений.

В конце 1918 г. в результате победы Великой Октябрьской революции и усилившегося под ее воздействием рабочего и национально-освободительного движения в Австро-Венгрии и Германии, создались условия для восстановления польской государственности. Борьба польского народа за национальную независимость увенчалась успехом.


Примечания:

* Эти вопросы затрагивались в работах Г. Яблоньского (Н. Jabłoński . Lenin a niepodległość Polski.— «Z dziejów idei leninowskich w Polsce». Warszawa, 1961), Я. Канцевича и Ф. Тыха (J. Капсеwiсz, F. Тусh. Lenin i niektóre problemy polskiego ruchu robotniczego (przed rokiem 1918).— Ibid.) и других польских и советских авторов.

1

В. И. Ленин . Полн. собр. соч., т. 7, стр. 239.

2

Там же, стр. 233.

3

Там же, стр. 241—242.

4

Там же, т. 17, стр. 269.

5

В. И. Ленин. Указ. соч., т. 7, стр. 239.

6

Там же, стр. 240.

7

Там же, стр. 242.

8

Там же, стр. 233.

9

Там же, стр. 239-240.

10

В. И. Ленин. Указ. соч., т. 24, стр. 115.

11

Там же, т. 23, стр. 315.

12

Там же, стр. 316.

13

Там же, т. 24, стр. 132.

14

Там же.

15

Изложение их аргументов см.: ЦПА ИМЛ, ф. 486, on. 1, д. 44, л. 1—5.

16

18 «Przegląd socjaldemokratyczny», 1908, № 6—10; 1909, № 12, 14—15.

17

См. также J. Kancewicz. Polska lewica robotnicza a walka о wyzwolenie narodowe.— «Najnowsze dzieje Polski», t. IX. Warszawa, 1965.

18

11 В. И. Ленин. Указ. соч., т. 25, стр. 294.

19

Там же, стр. 268.

20

Там же, стр. 264.

21

Там же, стр. 267.

22

Там же, стр. 270.

23

Там же, стр. 287.

24

В. И. Ленин. Указ. соч., т. 25, стр. 273.

25

Там же, стр. 277.

26

Там же, стр. 277—278.

27

Там же, стр. 276.

28

2S См. H. Jabłoński. Narodziny drugiej Rzeczypospolitej (1918—1919), Warszawa, 1962.

29

В. И. Ленин. Указ. соч., т. 26, стр. 6.

30

Там же.

31

Там же, стр. 108.

32

Там же, стр. 304—305.

33

Там же, т. 27, стр. 272.

34

В. И. Ленин. Указ. соч., т. 27, стр. 247.

35

Там же, стр. 247—248.

36

Там же, стр. 248.

37

Там же, стр. 248—249.

38

Там же, стр. 255.

39

Там же, т. 30, стр. 22.

40

В. И. Ленин. Указ. соч., т. 30, стр. 23.

41

Там же, стр. 27.

42

Там же, стр. 45.

43

Там же, стр. 50.

44

Там же, стр. 48; См. Н. Jabłoński. Polityka Polskiej Partii Socjalistycznej w czasie wojny 1914—1918. Warzsawa,1958; J. H o 1 z e r. Polska Partia Socjalistyczna w latach 1917—1919. Warszawa, 1962.

45

В. И. Ленин. Указ. соч., т. 30, стр. 49.

46

В. И. Ленин. Указ. соч., т. 30, стр. 49.

47

Там же.

48

См. также статьи «О рождающемся направлении „империалистического экономизма“»,«Ответ П. Киевскому (Ю. Пятакову)» и др. Там же, т. 30.

49

В. И. Ленин. Указ. соч., т. 30, стр. 102.

50

Там же, стр. 113.

51

Там же, стр. 109.

52

В. И. Ленин. Указ. соч., т. 30, стр. 120—121.

53

Там же, стр. 123.

54

Там же, т. 49, стр. 320—321.

55

Об «акте 5 ноября 1916 г.» см. «История Польши», т. II. Изд-во АН СССР,

56

В. И. Ленин. Указ. соч., т. 49, стр. 321.

57

Там же.

58

Там же, стр. 370.

59

В. И. Ленин . Указ. соч., т. 27, стр. 50.

60

Там же, т. 31, стр. 21.

61

Там же, стр. 52.

62

Там же, стр. 53.

63

«Документы и материалы по истории советско-польских отношений», т. I. М., 1963, стр. 26.

64

Там же, стр. 60.

65

В. И. Ленин. Указ. соч. т. 31, стр. 439.

66

Там же, стр. 435.

67

На заседании конференции выступил Ф. Дзержинский —«Седьмая (Апрельская) конференция РСДРП(б)». М., 1958, стр. 219-222, а в комиссии по национальному вопросу — С. Будзыньский («Z pola walki», 1958, № 3, s. 203—204).

68

В. И. Ленин. Указ. соч., т. 31, стр. 433-434.

69

Там же, стр. 373—374.

70

Там же, стр. 374.

71

В. И. Ленин . Указ. соч., т. 31, стр. 392.

72

Там же.

73

«Известия ЦИК», 14 VI 1917.

64

См. Н. Jabłoński. Rewolucja Październikowa a sprawa niepodległości Polski. Warszawa, 1967.


Источник: “Советское славяноведение”, 1968, №5.

Поделиться ссылкой:
  • LiveJournal
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Tumblr
  • Twitter
  • Facebook
  • PDF

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *