Эйно Рахья

Финский вариант биографии финского коммуниста и революционера Эйно Рахья (1885-1936).


Эйно Рахья был близким другом В. И. Ленина, но противником Отто Вилле Куусинена. Он родился в России, но принимал участие в боях гражданской войны Финляндии 1918 г. После войны до конца жизни Рахья остро критиковал руководство Коммунистической партии Финляндии.

Эйно Рахья родился в России (по некоторым сведениям в Калайоки, но там не нашлось упоминаний о его рождении), где он и его братья Юкка и Яакко вступили в 1903 г. в социал-демократическую партию. Он работал токарем, кочегаром на железной дороге и мастером на самолетостроительном заводе на станции Ланская в Петербурге. Говорили, что Эйно Рахья представлял собой устрашающее зрелище: он был горбуном с впалой грудью и осипшим в заводских цехах голо­сом. (Очень показательно для буржуазного историка! — А.К.В 1917 г. Рахья помогал В. И. Ленину прятаться в Петрограде, а когда Ленин после февральской революции был вынужден бежать из России в Финляндию под видом машиниста паровоза, Рахья помогал ему вместе с Хуго Ялава. Когда в октябре 1917 г. Ленин вернулся в Россию в канун революции, Рахья снова ему помог: на этот раз Ленин был загримирован под финского пастора. Дружба с Лениным защищала Рахья в последующем.

Юкка (Юхана) Рахья, родившийся на два года позже своего старшего брата, был в течение всей своей жизни самой значительной фигурой среди братьев. Уже в ноябре 1917 г., во время всеобщей стачки в Финляндии, он выступал за начало революции. В 1910-е гг. Юкка Рахья активно работал в союзе молодежи. Вместе с братом Эйно Рахья он был делегатом конгресса III Интернационала, основанного в марте 1919 г. Юкка Рахья не поддерживал идею об особом положении малых народов и национальностей, по его мнению, перед лицом рево­люции все они были едины. Поэтому у него были противники и среди финнов.

Накануне гражданской войны в конце 1917 — начале 1918 гг. Юкка и Эйно Рахья добывали для финских красных оружие, в котором они так остро нуждались. Финские социалисты Али Аалтонен, Ээро Хаапалайнен и Онни Каллио прибыли в Петроград для закупки оружия, но они его не получили. Тогда Эйно Рахья воспользовался личными связями с Лениным, и ему удалось приобрести для финнов оружие, боеприпасы и бронепоезд. Эйно и Юкка Рахья приняли участие в собрании, на котором была назначена дата начала революции в Финляндии: 27 января. Согласно легенде, за день до начала войны в Финляндии Ленин спросил у Эйно Рахья, победят ли красные. Рахья верил в победу, но, по мнению Ленина, в Финляндии слишком сильна была власть социал-демократов.

В конце января 1918 г. братья Рахья приехали на бронепоезде в Финляндию. В начале Юкка Рахья командовал бронепоездом, но он был ранен в обе ноги, попав в засаду на станции Кямяря 27 января 1918 г. Для Красной гвардии вместе с поездом доставили из Петрограда 15 000 винтовок, 30 пулеметов, три миллиона патронов, десять пушек и 3 000 снарядов к ним, а также два броневика. Эйно Рахья наблюдал за развитием ситуации, поначалу не принимая участия в боевых действиях. Он выступал в качестве переводчика в контактах расквартированных в Финляндии российских войск и Красной гвардии Финляндии. Тем не менее, 9 марта Ленин назначил его комиссаром финляндских железных дорог на территории России и станции Петроград. 20 марта его вместе с Адольфом Тайми и Эвертом Элоранта назначили главнокомандующим Красной гвардии. В этой должности Эйно Рахья пробыл всего три дня, так как 24 марта он возглавил красногвардейцев на фронте в Лемпяля. За день до отъезда на фронт он выступил в главном штабе с докладом о том, как гвардейцев можно удержать на фронте.

Микко Кокко, командовавший красногвардейскими отрядами в Люлю 18 марта 1918 г., разыскивал Рахья. Кокко нашел Рахья на станции Люлю, где тот пытался остановить красногвардейцев, хотевших отправиться домой. Рахья сказал, что Оривеси уже занят «лахтарями» и что его нужно очистить, и только после этого можно ехать в отпуск. Однако красногвардейцы ответили твердо: они хотели отдохнуть и предложили Рахья идти на фронт самому. Рахья был одним из самых известных красных командиров, и его присутствие в Люлю несколько охладило горячие головы. Красная гвардия отступила в боевом порядке в Коркеакоски, где было начато формирование линии обороны. Порядок удалось навести только в центре фронтовой линии, которым руководил Рахья. Поэтому фронт в Коркеакоски был прорван, и бронепоезд, который раздобыл Рахья, был использован для прикрытия отступавших частей.

В романе Вяйнё Линна «Здесь под Полярной звездой» есть эпизод, в котором над линией фронта летит самолет. Красногвардейцы знали, что это был Рахья, передававший привет белым. Действительно, в распоряжении у Рахья был самолет, на котором он летал на разведку — он даже сбросил с самолета несколько бомб, но, насколько известно, это не вызвало серьезных разрушений. В те времена самолет был большим чудом, и само его появление в расположении собственных войск поднимало настроение.

Линия фронта отодвигалась в сторону Тампере: сам Рахья покинул город 24 марта. При этом он пообещал, что он «будет не Рахья, а старой развалиной (игра слов: rähjä — развалюха), если не приведет на помощь в город 15 тысяч человек». На следующий день на заседании Совета народных уполномоченных он предложил попросить из Петрограда войск и оружия и после этого прорваться через линию фронта бело­гвардейцев в Тампере. Рахья получил поддержку своему плану и сразу же отправился в Петроград. Однако вместо русских войск ему удалось раздобыть лишь две роты, состоявшие из петроградских финнов. Мобилизация проводилась и на юге Финляндии. Таким образом, через несколько дней Рахья смог привести на фронт в Лемпяля около 2 тысяч человек, два бронепоезда, около десяти пушек и самолет. Для Красной гвардии бои под Лемпяля должны были стать последней возможностью изменить ход войны.

Бои под Лемпяля происходили в конце марта-начале апреля 1918 г. Возглавляемые Рахья красногвардейцы сражались успешно и вынудили белых отступить, однако, прорвать фронт им не удалось. Заблокированные в Тампере красные слышали доносившуюся с юга канонаду: в городе были уверены, что фронт белых может быть в любой момент прорван. После двух дней жестоких боев усилия крас­ных оказались напрасными: фронт белогвардейцев устоял, и блокаду Тампере прорвать не удалось.

Рахья бежал из Лемпяля в сторону Хельсинки, а оттуда в Лахти и Коувола. В начале апреля 1918 г. в Виала он предложил штабу Красной гвардии немедленно начать отвод частей. По мнению штаба, о полном отступлении не могло быть и речи, потому что в провинции Сатакунта еще не успели провести эвакуацию. В то же время Рахья издал приказ о расстреле пленных и тех, кто оказывал сопротивление при конфискации имущества. Сам Рахья во второй половине апреля был уже в России.

После войны Рахья был членом комитета по приему беженцев в Петрограде. Молодая Советская Россия еще боролась за собственное существование, и Рахья пытался побудить бывших финских красно­гвардейцев вступать в Красную армию и даже предложил Ленину создать отдельную финскую часть. Юкка Рахья предложил объявить среди петроградских финнов всеобщую воинскую повинность. 25 августа 1918 г. на собрании бежавших в Россию финских комму­нистов Юкка Рахья заявил, что руководители коммунистов в Финляндии отстали от времени. В своем остром выступлении он сформулировал новые тезисы для рабочего движения. Одним из важнейших был тезис об отказе от всего национального и интернационализме коммунистического движения.

В связи с боями под Мурманском Эйно Рахья пытался заключить с англичанами соглашение об участии финских частей в войне. Известно, что в июне 1918 г. в Мурманске он выплатил зарплату солдатам финской Красной гвардии. Часть финнов после получения денег отправилась в один из вагонов поезда, из которого они вышли уже солдатами английской армии. После отступления английских войск из Мурманска в 1919 г. «Мурманский легион» распался.

В 1918-1922 гг. Рахья был комиссаром и инспектором офицерских курсов и финских частей. Юкка, Эйно и третий из братьев, Яакко, были поочередно, друг за другом, руководителями военной организации. Эйно и Юкка Рахья были курсантами первых курсов в конце 1918 — начале 1919 г. В начале 1919 г. Юкка Рахья высказал мнение, что правые смогут удержать власть в Финляндии только с помощью штыков. Он даже предположил, что в финляндской армии красных было 75 процентов.

В 1918-1919 гг. Эйно и Юкка Рахья занимались прибыльным делом, контрабандно доставляя из Финляндии в Россию предметы роскоши и продукты питания. Положение Эйно и Юкка Рахья в Коммунистической партии Финляндии (КПФ) было прочным благодаря из знанию языка и хорошим связям. Все же им не удалось избежать обвинений в хозяйственных злоупотреблениях. Курсанты военной школы даже назначили коллегию для расследования деятельности братьев.

Именно Юкка Рахья был основой оппозиции в КПФ, связываемой с его именем. Это течение начало развиваться с лета 1919 г. Юкка Рахья вышел тогда из центрального комитета партии, после того как Аура Кийскинен заявила, что Юкка приставил сыщиков следить за ней. Позже Кийскинен отказалась от своего обвинения, но Юкка Рахья свой выход из ЦК не аннулировал. Братья Рахья знали, как должны поступать «настоящие коммунисты». Ради революции следовало, например, жертвовать своими материальными интересами. Братья были людьми действия. Это видно, к примеру, по тому, как Эйно Рахья вел переговоры с железнодорожниками Финляндского вокзала в Петрограде о поставках продовольствия. Для Рахья оружие было аргументом переговоров. Юкка Рахья считал себя выше любого решения. Когда на II съезде КПФ было решено предложить финским частям объединиться, Юкка Рахья посчитал решение большинства обязательным для всех, кроме себя самого, потому что это решение противоречило принципам коммунизма. Видимо, Рахья имел в виду то, что это решение было национальным, а не интернациональным.

Юкка Рахья был убит вместе с семью другими руководителями КПФ на собрании партийного клуба в 1920 г. За действиями убийц стояли внутренние партийные разногласия, особенно обострившиеся в связи с вопросом о праве коллективного представительства на партийного съезда. Эйно Рахья хотел выяснить, кто убил его брата. Отто Вилле Куусинен воспользовался ситуацией и попытался избавиться от своего оппонента: годом позже, в июле-августе 1921 г. на четвертом съезде КПФ он потребовал вывода Рахья из ЦК и заявил, что иначе он уйдет сам. Куллерво Маннер признал в своей речи «негативные стороны» Рахья (в том числе склонность к алкоголизму), а также то, что начало «рахьяизму» положил Юкка, а не Эйно Рахья. Тем не менее, Маннер высказался за оставление Рахья в составе ЦК. На этом этапе Рахья не был исключен из ЦК КПФ, с другой стороны, не ушел в отставку и Куусинен. Рахья невысоко ценил Маннера, защитившего его на съезде, так как считал Маннера слабым руководителем. Но особенно Рахья ненавидел Куусинена, которого считал одним из виновников смерти брата. Кроме того, оба они боролись за расположение Иосифа Сталина, ставшего во главе государства после смерти Ленина.

В 1923 г. с согласия ЦК КПФ Рахья взялся за изготовление фальшивых банкнот в тысячу финляндских марок. Центральный комитет все же запретил печатание фальшивых денег после того, как возникли опасения, что подобная деятельность может осложнить отношения Финляндии и Советской России. Рахья все же продолжил начатое и напечатал еще одну партию фальшивых тысячных банкнот. Достоверной информации об их дальнейшей судьбе не сохранилось. Сам Рахья жил в Петрограде в бывшей квартире банкира по адресу Каменноостровский проспект, 59.

До самой своей смерти Рахья входил в состав оппозиции внутри КПФ. По его мнению, было несправедливо, что те, кто бежал из Финляндии, завладели партией. Кроме того, он считал, что революция могла победить в Финляндии только с помощью штыков Красной армии, так как КПФ на это не способна. Он утверждал, что КПФ была не революционной массовой организацией, а «горсткой присланных из Москвы чиновников». И силой, и защитой Рахья были его тесные связи со службами безопасности. В августе 1935 г. Рахья планировал создание нового ЦК КПФ вместо руководимого Куусиненом. Новой причиной ненависти Рахья к Куусинену было то, что Куусинен ничего не сделал, чтобы помочь финским товарищам в Карелии или Ленинграде в 1930-е гг. Поэтому неудивительно, что Рахья поставлял разве­дывательной службе СССР информацию, могущую привести к гибели руководства КПФ и особенно Маннера. Масштабы деятельности Рахья обнаружились только после его смерти.

Несмотря на то, что в 1927 г. Рахья был выведен из состава ЦК КПФ, его похороны в апреле 1936 г. были проведены на уровне, достойном участника гражданской войны в Финляндии и России и друга Ленина. Эйно Рахья умер «естественной» смертью от туберкулеза и злоупотребления алкоголем. Он похоронен на кладбище Александро-Невской лавры в Ленинграде (Петербурге).

Автор — Яри Хански

Из книги «100 замечательных финнов».

Поделиться ссылкой:
  • LiveJournal
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Tumblr
  • Twitter
  • Facebook
  • PDF

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *