Килин Ю. * Крайне правый радикализм в Финляндии в 1920-е — 1930-е гг. * Статья

Килин Юрий Михайлович, доктор исторических наук, профессор, зав. кафедрой зарубежной истории, политологии и международных отношений Петрозаводского государственного университета (Петрозаводск, Россия)


Институционализация крайне правого радикализма в Финляндии началась раньше, чем в большинстве европейских стран, вскоре после окончания короткой (январь — май 1918 г.), но кровопролитной 11] гражданской войны, и была напрямую [2] связана с т.н. «племенными войнами» (фин. — heimosodat), в ходе которых финские активисты [3], используя методы вооруженной борьбы, пытались методами внешней экспансии создать Великую Финляндию [4], что было главной внешнеполитической целью всех финских праворадикальных сил до осени 1944 г.

Специфика раннего крайне правого радикализма 1920-1930-х гг. в Финляндии определялась его относительно самостоятельным характером, который проявлялся в уникальном сочетании внутренних и внешних факторов, сформировавшихся в начале 1918 г.: независимость и отсутствие признанной границы с РСФСР; стремление вооруженным путем присоединить к Финляндии часть территории бывшей Российской империи, населенной народами финно-угорского происхождения, используя хаос гражданской войны; глубоко и надолго расколотое на «белых» и «красных» финское общество [5]. Не имел аналогов в странах Западной Европы и академическо-крестьянский состав костяка финских праворадикальных сил, а также идеология, представлявшая собой сложную амальгаму автохтонных и заимствованных из Западной Европы и Скандинавии воззрений, установок и представлений.

Финское студенчество, экзальтированное интенсивной националистической и русофобской пропагандой конца XIX — начала XX в., не только в своем подавляющем большинстве [6] сформировало интеллектуальный резервуар раннего финского правого радикализма, но и неоднократно пыталось реализовать свои идеи с оружием в руках на полях сражений. Весьма специфичным был и феномен финских крестьянских «народных движений» (фин. — kansanliikkeet), которые в тесном сотрудничестве с наследником «белой» гвардии, шюцкором, сформировали Лапуаское движение, бросившее опасный вызов демократическому строю Финляндии в 1930-1932 гг. Краеугольным камнем идеологии финских крайне правых сил являлась крайняя русофобия [7], инструментами достижения внешнеполитических целей — милитаризм и экспансионизм, во внутренней политике — прямые действия. Академическое сообщество, профессура и студенчество, выступали в качестве трансляторов, разработчиков и диссеминаторов правых идей, окормляя «народные движения» и прививая их всему обществу.

Финский крайний правый радикализм характеризовался весьма сложным и разнородным составом, что заставляет ограничиться кратким анализом идеологии, политики и практики лишь его ведущих организаций: Карельского академического общества, Лапуаского движения и выросшего из него Народно-патриотического движения. К наиболее влиятельным массовым правым и крайне правым организациям межвоенной Финляндии следует также отнести шюцкор [8], «Лотта Свярд» [9], «Союз Независимости» [10], «Союз фронтовиков (войны за освобождение)» [11], организацию крупных финских промышленников «Виентирауха» и большое количество более мелких организаций. Некоторое представление о количестве национал-социалистических и других праворадикальных организаций т.н. первой Финляндской республики (1919-1944 гг.) дает перечень Союзной контрольной комиссии, по требованию которой были распущены 3 327 крупных организаций и их отделений [12]. Во многих случаях члены правых организаций состояли одновременно в нескольких из них.

Идеология

Решающую роль в разработке идеологии и программ крайне правых радикальных организаций Финляндии сыграли тайное общество «Братья по ненависти» (фин. Vihan veljet) и Карельское академическое общество (далее — КАО). Изучение истории этих организаций, как отмечает наиболее авторитетный исследователь финского правого радикализма 1920-1930-х гг. доктор государственных наук, доцент университета Турку Микко Уола, затруднено уничтожением протоколов заседаний КАО в 1944 г. и фрагментарным характером имеющихся источников, включая немногочисленные воспоминания ключевых деятелей общества [13]. О «Братьях по ненависти» сохранились лишь отрывочные сведения.

Глубокий и содержательный анализ генезиса идеологии финского правого радикализма был проведен самым титулованным историком Финляндии, 15-кратным лауреатом различных премий, доктором философии, профессором университета Хельсинки Матти Клинге. Автор 4-томной истории финского Студенческого союза в 1972 г. опубликовал хорошо фундированное исследование «От братьев по ненависти к государственному социализму» [14], второе издание которого вышло в 2012г. [15].

Трансляторами в широкие общественные круги Финляндии расовой теории, активно разрабатывавшейся в Западной Европе с середины XIX в. (начиная с Ж. де Гобино), с 1860-х гг. стали представители шведского меньшинства Великого княжества Финляндского свекоманы (шведоманы), сформировавшие в 1906 г. Шведскую народную партию. Германская расовая теория второй половины XIX в. ставила разум на второе место, отрицая необходимость философии и рационализма, подчеркивая примат иррационального, интуиции, восхищаясь действиями и волей. Следуя этим теориям, в идеологии КАО подчеркивался примат силовой политики и экспансионизма, необходимость и неизбежность обретения Финляндией статуса великой державы, немыслимость статус-кво и неизбежность борьбы. Альтернативой была гибель Финляндии [16].

Расовая теория в Северной Европе в начале XX в. актуализировалась разрывом унии Швеции и Норвегии в 1905 г. и парламентской реформой в Финляндии в 1906 г. Выход Норвегии из унии вызвал в Швеции всеобщее недовольство и подъем национализма, усиление противодействия международному социализму, противопоставление изначальных аграрных ценностей городской промышленной культуре. Эквивалентами этих феноменов в Финляндии стали карелианизм и калевальство, стремление к национальным корням и духовной чистоте. Ответом на этот общественный запрос, в частности, стало создание «Союза финства» (фин. Suomalaisuuden Liitto) в 1906 г [17]. Расовая теория являлась основой практической политики финских праворадикалов до 1944 г. Реализуя ее, они предпринимали насильственные попытки «вдохнуть жизнь в угрофинство», а также разрабатывали планы создания расово-биологических институтов. Конечной целью этих сил стало стремление создать на восточной границе Великой Финляндии живую защитную стену из «лучшего расового материала» [18], как передового бастиона коллективного Запада против варварской угрозы с Востока.

М. Клинге отмечает специфический финский феномен. Импортированные транзитом через Швецию и диссеминированные* небольшой, но активной группой молодых финских шведов семена протофашистского мировоззрения были вброшены в духовную атмосферу Финляндии в 1910-х гг. Основным способом диссеминации идей германизма, национализма, апелляции к расе и земле, акцента на действиях и воле, агрессивной швед скости стали групповые поездки шведской молодежи Финляндии в Швецию. Эти идеи, исчезнувшие в среде финских шведов уже в 1920-е гг., были заимствованы и получили развитие в финском обществе. Идеи мужественности, жертвенности, активной деятельности нашли отклик в шюцкоре и мужской финской националистической боевой организации КАО [19].


* Диссеминация — (син. обсеменение) — распространение возбудителя инфекции или раковых клеток из основного очага по кровеносных и лимфатическим путям по всему организму. Используется и в переносном значении, в том числе в политологии. — А.К.

Сильное воздействие на идеологию КАО, как отмечает доктор государственных наук Каарле Суламаа, оказали гегельянские по происхождению воззрения крупных общественных деятелей Финляндии XIX в.: идея основоположника финства И. Снельмана о роли национального духа как мощного фактора истории, созданный финским поэтом в. И. Рунебергом миф о финском народе, и представления его современника, поэта и писателя 3. Топелиуса, который в христианско-патриотическом духе писал о финнах, как об избранном Богом народе, лидере финно-угорского мира. К. Суламаа считает, что в идейном отношении КАО относился к тому же течению, что и итальянский фашизм и немецкий национал-социализм, но являлся самостоятельным финским феноменом [20].

«Братья по ненависти»

Документальных источников по истории тайного общества «Братья по ненависти», которое было основано в начале 1922 г. на основе КАО имевшим большой стаж подпольной работы (с 1914 г.) Элмо Кайла (до 1901 г. — Йоханссон) [21], не сохранилось. Свидетельство о решающей роли в создании тайного общества магистра Кайла, избегавшего публичности, но пользовавшегося большим авторитетом в националистических кругах, оставил секретарь и фактический руководитель братства Эркки Ряйккёнен [22].

Вибрировавший всю свою сознательную жизнь ненавистью к русским, обладавший большой харизмой Э. Кайла заинтересовался потенциалом созданного в феврале 1922 г. Карельского академического общества, произнеся на встрече с его руководителями программную речь, легшую в основу идеологии и практических действий общества. Основные пункты этого «впечатляющего выступления» известны в изложении Э. Ряйккёнена, который по просьбе Кайла пригласил на встречу молодых ветеранов племенных войн «храбрых и бесстрашных мужчин»: «рюсся» [23] — животное в силу расовых особенностей, неспособное к цивилизованному состоянию из-за отсутствия главного качества цивилизованного народа — ответственности. По этой причине «рюсся» органически не способен создать государство, что за него сделали «обрусевшие викинги, татары, немцы, англичане и представители других народов». После падения немецкой династии Романовых рычаги управления государством перешли к евреям [24], которые правят страной от имени русских [25].

В завершение судьбоносной встречи, завершившейся словами оратора «Чистая ненависть — Евангелие спасения и жизни!», Кайла потребовал от всех участников, разделявших его взгляды, поднять руки и поклясться «именем Бога, Родины и Дома» вечно ненавидеть «рюсся», поставив задачу принявшим клятву активно распространять ненависть к русским «среди нашего народа». Тайное общество собиралось поначалу раз в неделю. По свидетельству секретаря «Братьев по ненависти» Ряйккёнена, в скором времени все видные члены КАО были приняты в члены тайного общества, со временем ставшего «мощным фактором» в этой организации, а для кандидатов в члены правления членство было обязательным. В сельской местности создавались многочисленные кружки из 3 человек. По мнению М. Клинге, Карельское академическое общество и «Братья по ненависти» слились в единое целое, особенно во время председательства Кайла в КАО (1923-1927 и 1928-1930)[26].

Символика двух обществ — сиамских близнецов была общей и включала в себя на первом этапе нагрудный знак с изображением скрещенных восточного и западного меча в серебряном круге с надписью «Против дьявола и рюсся». Ряйккёнен полагал, что эти общества являлись двумя сторонами одной медали: Карельское академическое общество — эмблемой любви к родине, «Братья по ненависти» — эмблемой ненависти к русским. М. Клинге отмечает значение тайного общества — принятие КАО его программы практически сразу после создания этой влиятельной организации, эффективно формировавшей мировоззрение финского студенчества, будущей элиты страны [27].

Карельское академическое общество

Датой основания КАО считается 22 февраля 1922 г., когда студенты Рейно Вяхякаллио, Эркки Ряйккёнен и Элиас Симелиус, незадолго до этого вернувшиеся из военного похода в Советскую Карелию [28] и прибывшие для продолжения обучения в университете Хельсинки, решили создать общество ветеранов племенных войн [29]. После консультаций с известным активистом Э. Кайла и профессором И. Лейвискя 1 марта в Карельском студенческом клубе было проведено формальное учредительное заседание КАО, в заседании которого приняли участие 10 студентов [30].

В коллективной монографии, опубликованной под редакцией М. Уола в 2011 г., впервые была предпринята попытка осветить все аспекты деятельности КАО, используя сохранившиеся источники. Отмечая мифологизированный легендарный характер ранней истории общества, ставшего «самым насильственным движением финского студенчества», М. Уола обращает внимание на его глубокие корни, восходящие, по меньшей мере, к середине XIX в. Он считает, что идеи, сформулированные КАО, существовали в финском обществе «многие десятилетия, и даже дольше», а независимость лишь актуализировала их [31]. Автор отмечает огромное духовное воздействие КАО на формирование мировоззрения финского студенчества, из которого рекрутировалась правящая элита страны, что сказывалось в финском обществе и спустя десятилетия после окончания Второй мировой войны [32].

Доктор государственных наук Каарле Суламаа проанализировал истоки идеологии КАО, придя к выводу о ее прямой связи с феноменами XIX в.: национальным романтизмом и фенноманией, развитием сравнительной лингвистики и этнографии, установившими родственность финнов и карелов, физической географией, обосновавшей естественность принадлежности Восточной (Российской) Карелии к будущей независимой Финляндии [33]. В программу действия общества были включены требования предоставления автономии для всех финно-угорских народов Советской России, в т.ч. для ингерманландцев и восточных карелов, и превращения Петрограда в город под международной юрисдикцией по аналогии с Данцигом. Вера в скорое поражение советской власти привела в КАО представителей самых разнообразных кругов, от представителей новых государств-лимитрофов и сепаратистов из России до влиятельных деятелей финских политических партий, включая будущего министра иностранных дел Р. Холсти из прогрессивной партии. Входил в общество и будущий президент Финляндии У.К. Кекконен. Наиболее массовое пополнение рядов общества обеспечили Карельские комитеты студенческих клубов [34].

Влияние КАО в высшей школе Финляндии быстро росло, и в начале 1926 г. общество превратилось в главную силу студенческого самоуправления в ведущем вузе страны университете Хельсинки, добившись господства и во всей финноязычной высшей школе страны. 74% членов КАО (из 2920) в середине 1920-х гг. составляли студенты столичного университета, 11% — студенты Высшей технической школы, 7% — Кадетской и Военно-морской школ. По 3% приходилось на Высшую торговую школу и университет Турку, 2% — на Высшее педагогическое училище в г. Ювяскюля [35]. Антилиберальная по своему характеру программа КАО, которая вопреки духу времени акцентировала внимание не на правах личности, а на обязанностях, и требовала самоотречения вплоть до самопожертвования, на первых порах затрудняла вербовку новых членов [36].

Основными направлениями деятельности КАО на первом этапе было оказание помощи беженцам из Восточной (Советской) Карелии, ставшее крещением огнем для общества [37]. С 1924 г. на первый план вышла борьба за повышение статуса финского языка в сфере образования и связанное с этим продвижение идеи финства (фин. suomalaisuus), масштабная общественная кампания за сплочение всего финского народа на национальной и внеклассовой основе и оборонная работа.

Количество беженцев из Ингерманландии и Восточной Карелии увеличилось с 3 тыс. человек в конце 1918 г. до 33 тыс. в конце 1922 г., больше, чем в любой другой период истории Финляндии. Из этого числа до 12 тыс. человек бежали из Восточной (Советской) Карелии в феврале 1922 г. после подавления восстания. С 1927 г. численность беженцев сократилась до 17-18 тыс. [38]. Действуя как общественная организация, КАО сыграла видную роль в оказании организационной и материальной помощи беженцам из Восточной Карелии [39].

С вступлением Э. Кайла в должность председателя КАО 22 февраля 1923 г. пропаганда Карелии отошла на второй план. На первый план вышли разжигание ненависти к русским посредством масштабной информационной кампании и противодействие «русскости» в оборонительных силах Финляндии. В 1923 г. «Братья по ненависти» и Карельское академическое общество инициировали шумную общественную кампанию по «национализации» армии, добиваясь замены на командных должностях офицеров, служивших в русской армии, офицерами-егерями, прошедшими военную подготовку в 27-м Королевском прусском батальоне армии Германии в 1915-1918 гг. [40]. Ведущую роль в кампании сыграл председатель КАО Э. Кайла, редактор газеты «Суоелускунталайнен» («Шюцкоровец»), корреспондент газеты аграрной партии «Илкка». Результативная информационная кампания [41] и переговоры членов КАО с высшими должностными лицами государства привели к достижению цели, и за редким исключением с 1924 г. высшие офицерские должности были замещены офицерами-егерями.

На третьем этапе деятельности общества, весной 1924 г., в программу КАО включили языковую политику и борьбу за подлинную финскость (фин. aitosuomalaisuus), что привело к первому расколу в обществе. Группа во главе с Э. Ряйккёненом вышла из КАО, основав влиятельную общественную организацию «Союз независимости», позднее примкнувшую к крайне правому Народно-патриотическому движению. Поводом к расколу стало резко негативное отношение КАО к шведоязычной части финского общества [42].

Под руководством Э. Кайла КАО в середине 1920-х гг. превратилась в закрытую военную ударную организацию со строгой дисциплиной. С 1924 г. главным идеологом КАО стал Ниило Кирки, который призвал народ к сплочению перед лицом сильного врага на основе внеклассовой идеи финскости, заявив, что «мы смыли с наших глаз страшный сон о белых и красных». Как и в германском нацизме, программа КАО включала в себя известную степень антикапитализма, поскольку, по мнению идеологов общества, и большой капитал, и революционеры мешали сплочению народа и должны были находиться под контролем государства. Уже в первой половине 1920-х гг. КАО предлагала включить рабочих в национальный фронт [43].

Основной целью КАО и «Братьев по ненависти» в начале 1920-х гг. было распространение враждебного отношения к русским во всех слоях финского общества, используя широкую информационную кампанию. Этому способствовало превращение в 1925 г. общества в самую массовую студенческую организацию Финляндии, что означало обучение будущей элиты страны в духе КАО и обеспечило эффективное и долговременное распространение идей. Деятельность этих академических кадров повлияла и на воспитание последующих поколений [44].

Руководители КАО исходили из идеи о присущем финнам латентном негативном отношении к русским, которое можно было целенаправленно конвертировать в сознательное враждебное отношение. Анонимный автор, член КАО, изложил свое кредо следующим образом: «Народу и стране надо понять, какая безграничная сила скрывается в ненависти. Французы победили в мировой войне своей слепой ненавистью к немцам. Ненависть многократно увеличила их силы. Насколько важна ненависть для нас, маленькой и слабой Финляндии, ясно само по себе» [45].

М. Клинге выделяет основные функции идеологии, основанной на враждебном отношении к русским: она являлась средством укрепления обороноспособности страны, «духовной обороной», необходимой в атмосфере недоверия и антагонизма между соседними государствами; усиления национальной идентичности, создания нового патриотизма взамен традиционного, характеризовавшегося верой и любовью к правителю-самодержцу. Новый патриотизм должен был стать активным, агрессивным и экспансионистским. Таким образом, враждебность и ненависть к русским, по мнению руководителей КАО, являлись своеобразным лекарством, средством для сплочения разделенного гражданской войной финского народа. Вместо политической идеологии КАО предлагало национальную солидарность, вместо противостояния «красных» и «белых» — противостояние между Советской Россией и Финляндией [46].

Символика и ритуалы КАО соответствовали программе общества. К ленте черного цвета знамени [47], внешний облик которого разработал Топи Викстедт [48], была прикреплена пуля, убившая Б. Сивена, начальника полиции Ребольской волости, присоединенной к Финляндии в августе 1918 г. С самого начала в КАО сложился культ этого мученика, совершившего самоубийство в начале 1921 г. в знак протеста против возвращения волости в состав РСФСР. Он соответствовал культу Хорста Весселя в нацистской Германии. На эмблеме КАО была изображена рука с занесенным для удара мечом на фоне зубчатой крепостной стены.

С 1923 г. дважды в год, в день Снельмана (12 мая) и День независимости (6 декабря), новые члены КАО принимали присягу на верность перед знаменем общества, после чего им вручались нагрудные знаки, которые ритуально разбивались на наковальне в случае выхода члена из общества. С весны 1924 г. ритуал пополнился книгой, в которую вписывались имена новых членов. Текст присяги гласил: «Преклонясь перед флагом, клянусь всем, что для меня свято и дорого, принести в жертву мой труд и жизнь моей Родине, национальному пробуждению Финляндии, Карелии и Ингерманландии, Великой Финляндии. Ибо как я верую в единого великого Господа, так я верую в единую великую Финляндию и ее великое будущее» [49]. Авторами присяги были Э. Кайла и Э. Симоёки.

Гимн КАО, автором слов которого был Р.В. Палмрут (1906-1992), ясно выражал националистический и экспансионистский характер общества: 

Мы хотим создать Великую Финляндию,

Мы победим противника,

И от Белого моря до Ладожского озера

Мы очертим границу мечом.

Это наша обязанность как братьев,

И вот, парни, пароль:

Вновь забрезжило утро для Великой Финляндии,

Ярче, чем сон [50].

С 1929 г. активность КАО постепенно стала смещаться в сферу укрепления военной безопасности государства. В 1930 г. общество выступило с инициативой по продолжению строительству укреплений на Карельском перешейке, первый этап которого завершился в 1927 г. Летом 1939 г. КАО организовало масштабные добровольческие работы по строительству укреплений на этом основном театре военных действий. В связи с нарастанием военной угрозы по инициативе председателя КАО В. Хеланена 12 октября 1939 г. была создана общественная организация «Маан Турва» («Безопасность страны»), в задачи агентурной сети которой входили мониторинг настроения населения, борьба с паникерством, ободряющее воздействие на общественное мнение. К 30 ноября 1939 г. агентурная сеть «Маан Турва» насчитывала 10 тыс. членов и была действенным инструментом руководства страны в управлении общественным мнением в военных условиях [51].

7 декабря 1941 г. финская армия, оккупировавшая более половины территории Карело-Финской ССР, завершила наступление, после чего наступил звездный час КАО, отметившего свой 20-летний юбилей 22 февраля 1942 г. в г. Петрозаводске и приступившего к практическому строительству чистой в расовом отношении Великой Финляндии. Среди лиц, направивших приветствия КАО, значилось и имя будущего президента Финляндии У.К. Кекконена [52]. Общество сыграло решающую роль в организации оккупационного режима в Советской Карелии, предоставив кадры для Военного управления Восточной Карелии (ВУВК). Эта оккупационная администрация несет ответственность за геноцид советских граждан в концлагерях г. Петрозаводска, в которых было изолировано до 20 тыс. т.н. «ненационального» (не финноугорского) населения. Из этого числа примерно 20% преимущественно женщины, дети и старики умерли от голода и болезней, большая часть из них весной-летом 1942 г. [53]. После победоносного окончания войны в союзе с Германией все «ненационалы» должны были быть депортированы за пределы расово чистой Финляндии. По решению финского правительства 23 сентября 1944 г. КАО было ликвидировано в числе первых организаций, еще до получения формального требования СССР [54].

Лапуаское движение — Народно-патриотическое движение

Лапуаское движение сформировалось в конце ноября 1929 г. в г. Лапуа одноименной волости, в провинции Похьянмаа — как реакция местных зажиточных крестьян на вызов со стороны молодежной организации коммунистической партии Финляндии, и вскоре прекратилось в массовое общенациональное движение, с которым вынуждены были считаться, как государственные власти, так и идеологические противники. Для достижения своих целей лапуасцы использовали методы прямого действия, включая массовые митинги, физическое насилие, принудительные высылки своих противников в СССР и, в нескольких случаях, убийства. Лапуаское движение является специфическим финским феноменом. По мнению доцента Военной академии и университета Хельсинки Юсси Ниинистё, основанное харизматичным лидером-активистом Виктор и Косола [55 ] в 1929 г. в Похьянмаа движение было самым мощным народным движением Финляндии за всю ее историю, поскольку смогло добиться всех поставленных целей в 1929-1930 гг. [56].

Наиболее авторитетным исследователем Лапуаского движения является профессор финской истории университета Хельсинки Юха Силтала [57]. По мнению Силтала, Лапуаское движение нельзя рассматривать в отрыве от гражданской войны, которая для проигравших «красных» была закончившейся массовыми убийствами классовой борьбой, а для победивших «белых» — национальной освободительной войной с «заклятым восточным врагом», к которому присоединились «внутренние предатели». Целью Лапуаского движения было создание прочного национального государства, которое, обладая едиными ценностями, могло выдержать внешнее давление [58]. Из зарубежных крайне правых партий на движение оказал влияние, прежде всего, итальянский фашизм, который, после прихода к власти Б. Муссолини, вызывал открытое восхищение у лапуасцев [59].

15 марта 1930 г. на состоявшемся в здании церковного прихода Лапуа собрании более чем 200 представителей антикоммунистических организаций со всей Финляндии движение было преобразовано в объединение «Замок Финляндии» (Suomen Lukko ry), которое возглавили В. Косола и ряд влиятельных общественных деятелей, представителей предпринимательских и военных кругов. В ноябре 1930 г. организация, насчитывавшая до 30 тыс. активных членов, была преобразована в Лапуаское движение (Lapuan Liike ry). Наибольшего влияния в национальном масштабе движение достигло в промежутке между проведением т.н. «крестьянского марша» в Хельсинки 7 июля 1930 г. и попыткой осуществить государственный переворот, известной как «восстание в Мянтсяля» 27 февраля — 6 марта 1932 г. После запрета Лапуаское движение было преобразовано в Народно-патриотическое движение, являясь парламентской партией до своего роспуска в сентябре 1944 г.

Одной из форм прямых действий, использовавшихся Лапуаским движением, были похищения и принудительные высылки своих идеологических противников, в частности, в СССР, на границу с которым они доставлялись на автомобилях членов организации. Власти попустительствовали лапуасцам, не расследуя многочисленные случаи похищения людей и незаконного лишения свободы, за что по закону 1889 г. полагалось максимальное наказание 4 года в исправительном доме или тюрьме. По данным Силтала, 2/5 принудительных высылок, ставших известными полиции, не привели ни к каким действиям властей, что вызывало чувство безнаказанности у лапуасцев [60]. Суды относились к движению снисходительно: в 1930-1934 и 1938 гг. против его членов было выдвинуто 656 обвинений, но в 240 случаях обвиняемые были освобождены, 337 назначены условные наказания, 8 штраф. К отбыванию наказания в местах лишения свободы было приговорено лишь 70 человек [61].

Самой известной принудительной высылкой стало похищение первого президента Финляндии К. Столберга с супругой, которое было осуществлено 14 октября 1930 г. Президентская чета была доставлена на автомобиле из Хельсинки в Иоэнсуу, откуда на следующий день ночным поездом вернулась в столицу. К похищению имели отношение начальник генерального штаба генерал-майор К. Валлениус и его подчиненный полковник Э. Кууссаари, который впоследствии был приговорен судом к одному году лишения свободы. Валлениус был вынужден уволиться из армии, став впоследствии председателем Лапуаского движения [62]. Несмотря на крайне негативное воздействие на общественное мнение, похищения К. Столберга, Лапуаское движение достигло своей цели: 11 ноября 1930 г. парламент Финляндии одобрил законопроекты, направленные против коммунистов с большим перевесом, 132-65 [63].

Социальной базой лапуаского движения первоначально являлись зажиточные крестьяне-землевладельцы, священники, чиновники, другие представители среднего образованного класса. Преобразование народного движения в Лапуаское в ноябре 1930 г. и его радикализация расширили поддержку за счет высшего среднего класса, включая чиновников высокого ранга, богатой интеллигенции, высших священников, военных высокого ранга, промышленников и других представителей бизнеса [64].

Целью принудительных высылок в 1930 г., которую преследовал В. Косола, было принуждение правительства агрария К.Каллио к отставке и формированию правительства во главе с председателем Национальной коалиционной партии П. Э. Свинхувудом, в которое предполагалось включить и представителей лапуасцев. Для демонстрации силы движения В. Косола предложил провести т.н. крестьянский марш в Хельсинки. 7 июля 1930 г. в столицу Финляндии на поездах и автомобилях должны были прибыть 12 тыс. членов организации. В качестве знака принадлежности к Лапуаскому движению В. Косола выбрал нарукавную повязку сине-черного цвета с эмблемой, воспроизводившей 300-летнюю печать Лапуаского прихода — с замахнувшимся дубинкой крестьянином верхом на медведе [65].

Еще до начала марша, 4 июля, правительство К. Каллио, несмотря на вотум доверия, подало в отставку, успев до этого запретить все коммунистические газеты из-за опасений масштабных антиправительственных выступлений лапуасцев. Правительство П. Свинхувуда было сформировано 4 июля, но лапуасцы, добившись своей цели, решили не входить в правительство, хотя В. Косова должен был занять пост министра по социальным вопросам. Марш 7 июля превратился в демонстрацию мощи правых сил, которые в составе полков, побатальонно и поротно промаршировали к Сенатской площади, где парад был принят руководителями государства. За образец организаторами марша были взяты парад победы «белых» 16 мая 1914 г., атакже марш шведских крестьян в 1914 г. и марш итальянских чернорубашечников на Рим в 1922 г. [66].

Внутриполитическая ситуация в Финляндии вновь накалилась осенью 1931 г., когда Лапуаское движение приняло программу с требованиями реформировать избирательную систему, ввести имущественный ценз для избирателей, отказаться от проведения социальной политики, передать власть от парламента правительству, поддержать аграриев таможенными пошлинами, освободить осужденных за незаконные действия членов движения и запретить деятельность социал-демократической партии [67]. Фактически принятая съездом в Лапуа 14 ноября 1931 г. программа предполагала демонтаж демократического строя в Финляндии и переход к диктатуре.

Кризис начался 25 января 1932 г. в волости Мянтсяля, где состоялось гражданское собрание, решившее закрыть все рабочие дома. 27 февраля собравшиеся у рабочего дома в д. Охкола до 700 шюцкоровцев вынудили, применяя огнестрельное оружие, прервать выступление социал-демократа Эриха. После этого они проследовали в здание шюцкора под командованием лейтенанта А. Вуоримаа, который на следующий день объявил о начале восстания. 29 февраля руководство Лапуаского движения приняло решение поддержать восстание, и на следующий день к нему присоединилась влиятельная буржуазная Национальная коалиционная партия. По всей стране в движение пришли до 7 тыс. шюцкоровцев. Под контролем восставших оказался г. Ювяскюля, а в г. Пори у здания шюцкоры собрались до 1 тыс. вооруженных шюцкоровцев. У руководства страны не было уверенности и в лояльности армии. Бывший начальник генерального штаба К. Валлениус, председатель Лапуаского движения, заручился поддержкой восстания со стороны отдельных воинских частей [68].

Обращение президента Свинхувуда к нации по радио 3 марта, в котором он призвал шюцкоровцев не нарушать присягу и пообещал не преследовать рядовых участников восстания, разрядило ситуацию. В ночь с 4 на 5 марта лидеры Лапуаского движения приняли решение закончить восстание и утром 7 марта сдались властям. Формальное решение о ликвидации Лапуаского движения министр внутренних дел А. Маннер принял 24 марта. Муниципальный суд подтвердил это решение 28 марта [69]. В. Косола вернулся из тюрьмы 20 октября 1932 г. К этому времени уже функционировало Народно-патриотическое движение (НПД), основанное 5 июня, которое, несмотря на свое происхождение, действовало как парламентская партия в рамках демократических норм вплоть до ликвидации этой организации в сентябре 1944 г. Принципиальное решение об учреждении новой праворадикальной организации было принято на совещании 21 марта, созванном по инициативе Э. Ряйккёнена, в котором принял участие президент Свинхувуд и ряд влиятельных политиков. На совещании было принято решение не дать угаснуть «священному огню Лапуаского движения», придав ему новую политическую форму [70].

Перед парламентскими выборами 1933 г. НПД вступило в «патриотический выборный союз» с Национальной коалиционной партией, получив в 200-местном парламенте 14 мандатов. На выборах в 1936 г. движение показало такой же результат, в 1939 г. — провело в парламент 8 представителей. С 4 января 1941 г. до 5 марта 1943 г. представители НПД входили в состав правительства Ю. Рангеля. Через четыре дня после заключения перемирия, 23 сентября, Народно-патриотическое движение решением правительства было ликвидировано.

Влажные мечты финских националистов перед и во время Второй мировой войны. — А.К.

Примечания

1. Из 3,1 млн. населения Финляндии в 1918 г. жертвами гражданской войны стали 36 640 чел., т.е. 1,2%: Vuosina 1914-22 sotaoloissa surmansa saaneiden nimitiedosto. Vuoden 1918 sodan sotasurmat kuolintavan ja osapuolen mukaan // http://vesta.narc.fi/cgi-bin/ db2www/sotasurmaetusivu/stat2. Фин. яз. Режим доступа свободный. Проверено 15.01.2015.

2. Uola, M. Johdannoksi //AKSmtie. Akateeminen Karjala-Seura isänmaan ja heimoaatteen asialla / Toim. M. Uola. — Hämeenlinna, 2011. — S. 7.

3. С начала 1918 г. общее название сторонников создания Великой Финляндии, по названию Партии активного сопротивления, основанной 17.11.1904 в Париже К. Циллиакусом. Ранние активисты использовали методы вооруженной борьбы, включая террор, с широким привлечением зарубежной финансовой помощи (Япония, Германия).

4. В состав этого гипотетического государства, южная и восточная граница которого проходила по трем перешейкам: р. Нева, р.Свирь и перешеек между северо-восточным побережьем Онежского озера и Онежским заливом Белого моря, включались вся Восточная (Российская) Карелия, Кольский полуостров, а также Северная (южная часть Карельского перешейка) и Южная (территории юго-западнее г. Петроград) Ингерманландия и часть норвежского Финнмарка, населенного этническими финнами, квенами. См. карту: Приложение 1. Более радикальные варианты Великой Финляндии включали Эстонию и все населенные финно-угорскими народами территории северо-запада РСФСР до Уральских гор.

5. Этот раскол заметен и в настоящее время, граждане Финляндии с правыми взглядами считают события зимы-весны 1918 г. «войной за освобождении» (vapaussota), придерживающиеся левых взглядов — гражданской войной (kansalaissota, sisällissota) или классовой войной (luokkasota). См., в частности: Karvonen, L. From White to Blue-and-Black. Finnish Fascism in the Inter-War Era. — Helsinki, 1988. — P. 14.

6. Uola, M. Johdannoksi. S. 13.

7. Об эволюции враждебного отношения финнов к русским, интенсивность которого варьировалась от страха до ненависти см.: Килип Ю. М. Рец. на кн.: Vihavainen Т. Ryssäviha. Venäjän-pelon historia. Minerva kustannus oy, 2014. 322 s. (Вихавайнен T. Рюссявиха. История страха перед русскими) // Studia HumanitatisBorealis.-2014.-№ l.-C. 118-121. URL: http://sthb.petrsu.ru/joumal/article.php?id=3041 Режим доступа свободный.

8. В среднем в год с 1918 по 1939 г. в шюцкоре состояли 90 тыс. человек, максимально до 127 тыс. в 1941 г., или примерно 3,6% населения Финляндии. Jussila, О.: Hentilä, S.; Nevakivi, J. Suomen poliittinen historia 1809-2009. — Helsinki 2009. — S. 143.

9. Создана 29.08.1919 приказом командующего шюцкором. В 1941-1944 г. крупнейшая в мире женская добровольческая оборонная организация (до 232 тыс. членов). Riipinen, H.; Arneberg-Pentti, H.; af Forselles.J.; Luukkonen, F. Lotta-Svärd 1939-1940. Kuvia ja kuvauksia Suomen sodasta. — Helsinki, 1941. — S. 7.

10. См., напр.: Eskelinen, H. Me tahdoimme suureksi Suomenmaan: Akateemisen Karjala-Seuran historia I. — Porvoo, 2004.

11. См.: Uola, M. Rintamamiesten liitto: Vapaussodan rintamamiesten liitto/Rintamamiesliitto 1929-1944. -Rauma, 1988.

12. Uola, M. «Suomi sitoutuu hajottamaan…”: Järjestöjen lakkauttaminen vuoden 1944 välirauhansopimuksen 21. artiklan perusteena. — Helsinki, 1999. — S. 222.

13. Uola, M. Johdannoksi … — S. 7.

14 Klinge, M. Vihan veljistä valtiososialismiin: yhteiskunnallisia ja kansallisia näkemyksiä 1910-ja 1920-luvuilta. — Porvoo & Helsinki, 1972.

15. Klinge, M. Vihan veljet ja kansallinen identiteetti. -Helsinki, 2012.

16. Ibid. — S. 67.

17. Одна из старейших общественных организаций Финляндии, действует до настоящего времени. Официальный сайт: htip://www.suomalaisuudenlütto.fi/

18. Klinge, M. Vihan veljet… — S. 67-68.

19. Ibid. — S. 74-75.

20. Sulamaa, K. Akateemisen Kaijala-Seuran ideologia. Heimoaatetta, aitosuomalaisuutta ja kansakokonaisuuden tavoittelua // AKS:n tie. Akateeminen Kaijala-Seura isänmaan ja heimoaatteen asialla / Toim. M. Uola. -Hämeenlinna, 2011. — S. 17, 25.

21.0 Кайла см /.Ahti, M. Ryssänvihassa: Elmo Kaila 1888 -1935: Aktivistin, asevoimien harmaan eminenssin ja Akateemisen Karjala-Seuran puheenjohtajan elämäkerta. -Porvoo Helsinki Juva, 1999.

22. Klinge, M. Vihan veljet … — S. 88. Долгое время личный помощник президента Финляндии П. Свинхуву-да. См. о Э. Ряйккёнене: Eskelinen, H. Me tahdoimme suureksi Suomenmaan: Akateemisen Karjala-Seuran historia I. — Porvoo, 2004.

23. Уничижительно-презрительное название русских и, шире, всех народов бывшей Российской империи в Финляндии с 1918 до 1944 г. В этот период активно использовалось с яркой негативной коннотацией в финском публичном дискурсе, после 1944 г. — функционирует в непубличной сфере. Первоначально этноним. Происходит от шв. ryska — русский. М. Клинге считает, что пейоративное значение слово «рюсся» первоначально получило на религиозной (протестанты — православные), а не национальной почве. Klinge, М. Vihan veljet … — S. 97.

24.    Антисемитизм и враждебное отношение к шведской элите Финляндии были характерны для финских националистов 1920-1930-х гг.

25. Klinge, M. Vihan veljet … — S. 87- 88.

26. Ibid. — S. 89.

27. Ibid. — S. 90.

28. О Карельском восстании 1921-1922 гг. см.: Кшин, ЮМ. Карельский вопрос во взаимоотношениях Советского государства и Финляндии в 1918—1922 гг. — Петрозаводск. 2012. — С. 73-96. URL: http:// carelica.petrsu.ru/Reading_hall/Karelski_Vopros/ TITUL.pdf

29. Автор первой истории КАО предлагает другую дату встречи, 16 февраля 1922 г. Hwämäki, L. AKS:ntie. -Helsinki, 1937. — S. 15.

30. Kuusi, M.; Aitola, V-P. (toim.). Neljätuhatta veljestä, sataneljä’ elämäntarinaa … — S. 51-52.

31. Uola, M. Johdannoksi … — S. 10. Наследником КАО в послевоенной Финляндии стал зарегистрированный в 1958 г. «Кружок 22», деятельность которого стала публичной лишь в 1990-х гг. Eskelinen, H. Me tahdoimme suureksi Suomenmaan: Akateemisen Karjala-Seuran historia. 1, Tausta, organisaatio, aatteet ja asema yhteiskunnassa 1922-1939. Väitöskirja: Jyväskylän yliopisto. — Helsinki, 2004. — S. 363; Uola, M. ’’Suomi sitoutuu hajottamaan…”: Järjestöjen lakkauttaminen vuoden 1944 välirauhansopimuksen 21. artiklan perusteella. — Helsinki, 1999. S. 259.

32. Uola, M. Johdannoksi … — S. 13.

33. Sulamaa, K. Akateemisen Karjala-Seuran ideologia. Heimoaatetta, aitosuomalaisuutta ja kansakokonaisuuden tavoittelua // AKS:n tie. Akateeminen Karjala-Seura isänmaan ja heimoaatteen asialla / Toim. M. Uola. — Hämeenlinna, 2011. — S. 15. См. также: Килин Ю. M. Карельский вопрос … — С. 18-26.

34. Sulamaa, К. AkateemisenKaijala-Seuran ideologia … -S. 16, 19.

35. Alapuro, R. Akateeminen Kaijala-seura: Ylioppilasliike ja kansa 1920-ja 1930-luvulla. — Porvoo, 1973. — S. 59.

36. Sulamaa, K. Akateemisen Karjala-Seuran ideologia … -S. 35.

37. Ibid. — S. 26.

38. Itä-Kaijalasta Suomeen 1917-1922 tulleet pakolaiset // URL: http://repola-seura.net/repola aineisto/repolainen/ R_27/Pakolaiset27.html Режим доступа свободный. Проверено 15.01.2015.

39. Roiko-Jokela, H. “Suur-Suomi on yhtä kuin isänmaa”. Akateemisen Karjala-Seuran suomalaisuustyö // AKS:n tie. Akateeminen Karjala-Seura isänmaan ja heimoaatteen asialla / Toim. M. Uola. — Hämeenlinna, 2011. — S. 59-63.

40. В 1915-1918 гг. на военных курсах в Германии прошли обучение 1895 финских добровольцев, из которых 1261 участвовал в гражданской войне в Финляндии на стороне «белых» в 1918 г. 49 егерей дослужились до генеральского чина. Влияние егерей в развитии оборонительных сил Финляндии было очень значительным до 1950-х гг. Lackman, M. Suomen vai Saksan puolesta? Jääkäreiden tuntematon historia: Jääkäriliikkeen ja jääkäripataljoona 27:n (1915-1918) synty, luonne, mielialojen vaihteluita ja sisäisiä kriisejä sekä niiden heijastuksia itsenäisen Suomen ensi vuosiin saakka. — Helsinki, 2000.

41. Uola, M. Idän uhkaa vastaan. Akateeminen Karjala-Seura maanpuolustusjärjestönä // AKS:n tie. Akateeminen Karjala-Seura isänmaan ja heimoaatteen asialla / Toim. M. Uola. — Hämeenlinna, 2011. — S. 108-110.

42. Klinge, M. Villan veljet… — S. 145; Turpeinen, T. Tapaus Into Auer: jääkäriliikkeen viimeinen näytös. — Helsinki, 1995. S. 79-80.

43. Sulamaa, K. Akateemisen Karjala-Seuran ideologia … -S. 41-42.

44. Klinge, M. Vihan veljet … — S. 91.

45. M. Клинге полагает, что автором был один из основателей КАО Рейно Вяхякаллио. Klinge, M. Vihan veljet … — S. 93.

46. Ibid. — S. 94- 95.

47. Хранится в Национальном музее Финляндии.

48. Kuusi, M.; Aitola V.-Р. (toim.). Neljätuhatta veljestä, sataneljä elämäntarinaa. — Kerho 22,1991. — S. 54. Викстедт также автор эмблемы и нагрудного знака КАО.

49. Перевод Ю.М. Килин. Текст присяги: Kuusi, А/.; Aitola, V-P. (toim.). Neljätuhatta veljestä, sataneljä elämäntarinaa … — S. 42.

50. Перевод Ю. M. Килин.

51. Uola, M. Idän uhkaa vastaan … — S. 154-159.

52. Ibid. — S. 174-175.

53. Подробнее см.: Куломаа, Ю. Финская оккупация Петрозаводска. — Петрозаводск, 2006.

54. Uola, M. ’’Suomi sitoutuu hajottamaan…”. — S. 36-39.

55. Биография В. Косола: Korjus, J. Vihtori Kosola, legenda jo eläessään. — Helsinki, 1976.

56. Niinistö, J. Lapuan Liike — Kuvahistoria kansannoususta 1929-1932. — Helsinki, 2003. — S. 10-13.

57. В 1985 г. защитил докторскую диссертацию «Лапуаское движение и высылки 1930». Siltala, J. Lapuan hike ja kyyditykset 1930. — Helsinki, 1985.

58. Siltala, J. Op. cit. — S. 34.

59. Edgren, I; Manninen, M., Ukkonen J. Eepos, Suomen historian käsikirja. — Helsinki, 2003. — S. 326-329.

60. Siltala, J. Op. cit. — S. 378.

61. Ibid. — S. 379-424.

62. Lehtola, V-P. Presidentin kyyditys-presidentti Stählberg, kenraali Wallenius ja kiihkon aika 1930. — Helsinki, 2010. S. 172-173.

63. Väres, V, Uola, M.; Majander, M. Suomen Eduskunta 100 Vuotta III: Kansanvalta koetuksella. — Helsinki, 2006. — S. 219-220.

64. Jussila, O.; Hentilä, S.; Nevakivi, J. Suomen poliittinen historia 1809-2006. — Helsinki, 2006. — S. 150-158.

65. Kosola, V. Viimeistä piirtoa myöten! Lapua: Lapuan kirjapaino, 1935. — S. 233.

66. Niinistö, J. Op. cit. — S. 10-137.

67. Laine, R. LapuanliikejalKL 1929-1944: Lapuanliikkeen ohjelma Vapaamielisten klubi. -28.11.2005.

68. Ahti, M. Kaappaus? Suojeluskantaselkkaus 1921, fasismin aave 1927, Mäntsälän kapina 1932. — Keuruu, 1990. — S. 205.

69. Laine, R. LapuanliikejalKL 1929-1944: Lapuanliikkeen ohjelma Vapaamielisten klubi. -28.11.2005.

70. Uola, M. Sinimusta veljeskunta. Isänmaallinen kansanliike 1932-1944. — Helsinki, 1982. — S. 18-19.


Источник: Сова, 2014, № 4 (23), «Фашизм и правый радикализм в странах Северной Европы»

Поделиться ссылкой:
  • LiveJournal
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Tumblr
  • Twitter
  • Facebook
  • PDF

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *