Разгром

Левинсон выпал из забытья и сквозь боль понял – он жив.
На автомате его рука нажала кнопку внутренней связи.
– Торпедный?
Тишина.
– Конвертер?
– Тута я – сказал Саволайнен.
– Живые есть?
– Нет, комиссар.
Левинсон посмотрел на экран. В секторе реактора слабенько, но стабильно горел красный огонек – там кто-то остался, пусть и с 10 процентами жизнеспособности.
– Иди к реактору – там кто-то есть. Вытащи его, Игорь.
– Вытащу, Женя.

Нажал другую кнопку.
– Навигация.
– Да, товарищ комиссар.
Это был тиррет А-6. В его голосе даже сейчас была твердость и уверенность настоящего рабочего – тирретов недаром считали самым передовым и самым стойким отрядом межзвездного пролетариата.
– Ты цел?
– Цел, – сказал тиррет. – Нас, тирретов, так просто не убить, товарищ комиссар.
– Шестой, иди в хвост, там, кажется, кто-то живой есть.
– Иду, товарищ комиссар.

***
Они выбрались на красный песок планеты из хвостового аварийного выхода, буквально отползли от того, что было когда-то их домом и кораблем.

Левинсон обвел молчаливым, влажным еще взглядом это чужое зеленоватое небо и землю, сулившую спасение и отдых, раскуроченный буржуйскими ракетами звездный крейсер второго класса “Коммунар”, далекие звезды, среди которых прятался где-то и слабенький огонек родной Земли, надежды всех угнетенных нашей Галактики, подумал про тех существ на этой планете, возле которой они попали в засаду и приняли неравный бой, про неизвестных существ, которых он должен будет сделать вскоре такими же своими, близкими, какими были и те шестеро – четыре землянина и два ксена: неубиваемый и неунывающий тиррет и до сих пор такой странный и загадочный диалектик ксонл, – это было всё, что осталось от дружного интернационального экипажа крейсера, – и перестал плакать: нужно было жить и исполнять свои обязанности.

Поделиться ссылкой:
  • LiveJournal
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Tumblr
  • Twitter
  • Facebook
  • PDF

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *