«

»

Ноя 01 2016

Распечатать Запись

Поливанов О.А. * ЦИК Советов накануне Петроградского вооруженного восстания * Статья

Навстречу 100-летию Великой Октябрьской Социалистической Революции.


Поливанов Олег Александрович — ассистент Исторического факультета Российского педагогического университета им. А. И. Герцена (Санкт-Петербург).


«Вопросы истории», 1992, №2-3


23 сентября 1917 г. состоялось пленарное заседание ЦИК Советов рабочих и солдатских депутатов. После долгих и бурных прений было принято постановление созвать II Всероссийский съезд Советов 20 октября 1917 года. Это решение противоречило положению, принятому в июне 1917 г. на I Всероссийском съезде Советов, согласно которому очередной съезд Советов должен созываться не реже одного раза в три месяца, то есть II Всероссийский съезд Советов следовало созвать в сентябре. Но созывать съезд именно тогда не входило в расчеты лидеров ЦИК, которые обоснованно опасались оказаться на этом съезде в меньшинстве и окончательно растерять остатки своего политического влияния.

Поэтому никаких особых приготовлений к созыву съезда не делалось, а было решено отложить его созыв в надежде на то, что и в назначенный срок он не соберется.

26 сентября состоялось заседание Бюро ЦИК. В повестке дня стоял возрос о съезде Советов. Была предпринята попытка отложить его созыв. «Вопрос о созыве съезда Советов к 20 октября, — сообщал один из меньшевистских участников заседания, — вызвал сильные прения. Помимо технических трудностей выдвигаются еще и другие затруднения, как оттягивание работников от ЦК в момент предвыборной кампании на Стокгольмскую конференцию, в случае удачи миссии нашего делегата на Парижской конференции»1 .

Организатором кампании оттяжки созыва съезда явился член Президиума ЦИК Ф. И. Дан. «В ответ на заявление Дана с горячей речью, — отмечала большевистская газета, — выступил т. Троцкий, заявивший, что, если съезд не будет созван конституционным путем, он будет созван революционным путем… Когда созывалось Демократическое совещание… мы говорили, что готовится срыв Всероссийского съезда Советов… [Дан] обвинял меня в несостоятельной придирчивости, когда я высказал предположение, что против съезда готовится кампания в недрах ЦИК. Теперь Ф. И. Дан дает такие советы, которые фактически похоронят центральную советскую организацию».

Троцкий заявил, что на заседании ЦИК 23 сентября присутствовали при обсуждении вопроса о созыве съезда представители местных Советов, «но никто — и Дан в том числе — не решился предложить местным делегатам не созывать съезда». Троцкий, разоблачая доводы противников созыва съезда насчет того, что созыв якобы помешает выборам в Учредительное собрание, сказал, что «если у нас есть аппарат революции, органы силы, гарантия созыва Учредительного собрания, так это Советы. Их съезд, их объединение не мешает Учредительному собранию, а спасает Учредительное собрание»2 . После прений Бюро решило не менять дату созыва съезда и образовало комиссию для его подготовки.

На следующем заседании Бюро ЦИК 6 октября было решено нормы представительства на II съезд оставить прежними. Был утвержден порядок дня заседаний: «1) отношение к Учредительному собранию, к власти, к войне; 2) подготовка демобилизации; 3) борьба с анархией; 4) отчет ЦИК о его деятельности»3 . «Дан возражал против постановки вопроса о власти, находя, что он должен быть разрешен попутно, при разрешении других вопросов. На вопрос Троцкого, что нужно понимать под анархией и является ли то обстоятельство, что во главе государства стоит лицо, полуизобличенное в корниловщине, анархией, — Дан ответил, что это дело ораторов на съезде представить анархию и борьбу с ней в том смысле, как они ее понимают».

Официальных докладчиков выдвинуто не было, договорились начать с отчета ЦИК о его работе. Такая повестка дня затрагивала основные вопросы политической жизни России. Дан пытался изменить уже утвержденную повестку дня. Когда же это не удалось, внес предложение запросить местные Советы об отношении к съезду, рассчитывая на отрицательные ответы эсеро-меньшевистских Советов. Но Бюро отклонило это предложение; тем не менее запросы в провинцию были посланы4 .

На заседании Бюро 9 октября рассматривалась резолюция солдатской секции ЦИК. Секция постановила запросить армейские организации об их отношении к съезду; необходимость запроса вызывалась следующими соображениями: с одной стороны, в съезде нет необходимости, поскольку «1) все внимание должно быть обращено на своевременность и правильность созыва Учредительного собрания, 2) ввиду краткости срока предвыборной агитации и тревожного положения на фронте никакие силы революционной демократии не могут и не должны быть отвлекаемы с фронта»; но, с другой стороны, «созыв съезда, формально обязательный для ЦИК, вызывается настоянием целого ряда крупных Советов рабочих и солдатских депутатов, политика которых расходится с политикой ЦИК»5 . Эта резолюция шла вразрез с резолюцией ЦИК о созыве съезда. Бюро, отклонив предложение Дана о таких запросах, отклонило и предложение В. В. Кураева выразить порицание Военному отделу за его резолюцию, предложив затем ему представить в Бюро дополнительную информацию.

Военный отдел ЦИК в вопросе о созыве съезда действовал обособленно от Бюро ЦИК. На заседании Бюро Военного отдела 24 сентября было постановлено: «Созвать общий армейский съезд за 5 дней до общего съезда Советов с тем, чтобы члены первого вместе с тем являлись бы и членами последнего». Съезд же предполагалось созвать для решения «своих военно-профессиональных вопросов». На следующем заседании стремление Бюро Военного отдела противопоставить рабочих и солдат проявилось еще отчетливее. Эсер Б. В. Безобразов, который явился инициатором идеи созыва чисто военного съезда, утверждал: «В течение 5 дней армейский съезд успеет вырешить свои военно- профессиональные вопросы и даже может избрать свой Центральный Исполнительный Комитет»6 . Но воплощения в жизнь эта идея не получила, поскольку развернулась кампания против созыва съезда Советов.

На заседании ЦИК 14 октября вторым вопросом повестки дня вновь стоял вопрос о созыве съезда, но рассмотрен он не был: под тем предлогом, что время позднее, его перенесли на следующее заседание. На том же заседании меньшевики и правые эсеры, встревоженные созданием Военно-революционного комитета при Петроградском Совете и циркулировавшими по столице слухами о готовящемся вооруженном выступлении большевиков, стремились выведать планы большевиков. «Рязанов дал прекрасную отповедь этому «допросу с пристрастием». Мы, заявил он, не заговорщики и не бланкисты. Мы не назначаем дня и часа выступления, но мы говорим народным массам: готовьтесь к решительной борьбе за землю, за мир, за хлеб и свободу». Не узнав ничего от большевиков, ЦИК «решил, однако, в ближайшем заседании перерешить вопрос о созыве съезда»7 .

Снова он был поставлен на заседании Бюро ЦИК 17 октября. В тот же день состоялось секретное заседание Временного правительства, на котором решили просить министра труда меньшевика К. А. Гвоздева уговорить ЦИК Советов отменить созыв II Всероссийского съезда Советов8 . Временное правительство надеялось таким способом предотвратить вооруженное выступление большевиков и левых эсеров, дату которого связывали с днем открытия съезда. Лидеры ЦИК тоже опасались вооруженного восстания и старались помешать ему, но пойти на отмену съезда не решились. Поэтому Бюро постановило перенести день открытия съезда.

В извещении об этом говорилось: «Ввиду выяснившейся невозможности собрать второй Всероссийский съезд Советов… 20 октября и отрицательного отношения к съезду со стороны всех армейских и фронтовых комитетов, Бюро ЦИК решило принять все меры к оповещению воинских и местных Организаций о необходимости принять участие в съезде и постановило день открытия пленарного заседания перенести на 25 октября»9 . В черновиках протокола заседания имеется также дата 27 октября, но она перечеркнута и рядом поставлено 25 октября. Можно лишь догадываться, какие бурные прения разгорелись в этой связи на заседании.

Тогда же была утверждена новая повестка дня съезда: «1) текущий момент; 2) подготовка к Учредительному собранию; 3) выборы ЦИК»10 . Вместо конкретных вопросов об отношении к власти и к войне возник неопределенный «текущий момент», в рамках которого докладчик, который, как и 6 октября, намечен не был, мог рассмотреть, например, ситуацию в связи с обороной или «разгрузкой» Петрограда. Вместо конкретного «отношение к Учредительному собранию» — снова неопределенное «подготовка». Было также решено, чтобы съезд завершился в течение трех дней. Объяснялось это тем, что нельзя отрывать надолго местных работников в период подготовки к выборам в Учредительное собрание. Было принято обращение к заводским комитетам не выдавать кому бы то ни было оружия, боеприпасов и взрывчатых средств без разрешения Комитета по борьбе с контрреволюцией при ЦИК Советов.

О стремлении ЦИК оттянуть или сорвать созыв съезда «Рабочий путь» 18 октября писал, что некоторые члены Оргбюро по созыву съезда «уверяют делегатов, что съезда не будет, ввиду чего предлагают им разъехаться на места». О такого рода действиях Оргбюро сообщал и Дж. Рид11 . Бурную деятельность развернул военный комитет при ЦИК Советов, который намеревался «взять в свои руки ликвидацию большевистского выступления: в течение последних дней состоялся ряд заседаний комитета, на которых детально был разработан план действий комитета в случае вооруженного выступления большевиков»; было признано необходимым, чтобы комитет санкционировал «все распоряжения главнокомандующего Петроградским военным округом, касающиеся ликвидации подобных выступлений»12 , для чего 16 октября в штаб округа были назначены комиссар с двумя помощниками, а 19 октября установлена координация действий этого комитета со штабом.

21 октября пленум ЦИК не состоялся, что явилось нарушением положения о ЦИК, согласно которому пленум должен был проводиться не реже раза в неделю. Вместо него прошло заседание Бюро. Вторым вопросом на нем стояла подготовка к созыву II съезда Советов. Были оглашены телеграммы, подписанные Петроградским и Московским Советами рабочих и солдатских депутатов, Петроградским Советом крестьянских депутатов и Северным областным комитетом, с просьбой о присылке делегатов на съезд. «По данному поводу представители фракции большевиков заявили, что они не отрицают факта посылки телеграмм, считая, что ЦИК съезда не созовет»13 .

В результате прений решили считать съезд правомочным при наличии 2/3 кворума I Всероссийского съезда Советов. Затем приняли резолюцию: «Назначение особых комиссаров от Петроградского Совета в части петроградского гарнизона излишне и вредно»; при этом подчеркивалось, что комиссары Петросовета и Военно- революционного комитета не имеют права задерживать или отменять какие-либо распоряжения военных властей14 .

23 октября состоялось заседание Бюро ЦИК, но не в Смольном, а в Мариинском дворце, поскольку «ЦИК, всецело находящийся на стороне правительства, оставляет Смольный институт». Большевиков на это заседание не пригласили, «так как хотели обсудить, что с ними делать, без их участия». На заседании царила растерянность: лидеры ЦИК не знали, что делать. В итоге приняли резолюцию относительно Военно-революционного комитета с осуждением этой организации и требованием о «решительных мерах против нее, вплоть до ареста ее руководителей»15 .

Лидеры ЦИК старались спасти Временное правительство, в которое входили представители их партий. ЦИК вмешался в конфликт между Петроградским Советом и штабом округа, заняв сторону последнего и предложив свое посредничество для улаживания конфликта. Это был маневр, рассчитанный на выигрыш времени до подхода войск с фронта. 22 октября комиссар Временного правительства на Северном фронте, член ЦИК В. С. Войтинский получил указание готовить войска для посылки их в Петроград16 . В. А. Антонов-Овсеенко на заседании Петросовета, докладывая о деятельности ВРК, прямо сказал: «ЦИК развязывает руки штабу для борьбы с нами»17 . А в ночь на 24 октября правительство отдало распоряжение о закрытии «Рабочего пути» и «Солдата».

В сообщении для прессы А. И. Коновалов от имени Временного правительства указывал, что это распоряжение оно отдавало, «опираясь на Центральные Исполнительные Комитеты». В ту же ночь штаб округа направил предписания с вызовом войск в Петроград. Наряду с военными властями эти документы были подписаны комиссарами ЦИК. 24 октября А. Ф. Керенский беседовал с некоторыми членами ЦИК, и они заверили его, что в конфликте Временного правительства с Петросоветом ЦИК, безусловно, на стороне правительства.

Поэтому ЦИК предъявил Исполкому Петросовета требование отменить приказ о неисполнении распоряжений военных властей. Одновременно было опубликовано требование ЦИК к гарнизону о выполнении приказов военных властей. Военный комиссар ЦИК при штабе издавал один приказ за другим с призывами к солдатам сохранять спокойствие. Он же подписал удостоверение на право закрытия газеты «Рабочий путь» подполковнику Г. В. Германовичу, а его помощник — предписание о выделении подполковнику бронеавтомобиля18 .

Лидеры ЦИК весь день 24 октября провели в совещаниях. Они заседали в Предпарламенте, созвали совещание в Смольном из уже прибывших делегатов съезда, пытаясь уговорить их выступить с протестом против восстания. Вечером того дня Ф. И. Дан, Н. Д. Авксентьев и А. Р. Гоц, посетив Керенского, отправились на заседание ЦИК, на котором надеялись найти возможность прекратить уже начавшееся восстание. Заседание открылось вскоре после полуночи 25 октября. Выступивший первым Дан, как и другие ораторы от правых эсеров и меньшевиков, заявил, что большевики «своей авантюрой захвата власти» погубят революцию. Речь Дана и других ораторов неоднократно прерывалась криками с мест: «Ложь! Позор!». Председательствовавшему Гоцу с трудом удавалось восстанавливать порядок. Зато Троцкому собрание стоя устроило овацию19 . Свою речь Троцкий посвятил обоснованию правильности тактики большевиков. Собранию была предложена резолюция с призывом к рабочим и солдатам сохранять спокойствие и не идти на восстание: «Для борьбы со всякими дезорганизаторскими выступлениями, контрреволюционными покушениями собрание признает необходимым немедленное образование Комитета общественной безопасности». В. Володарский от имени большевиков заявил, что нелепо выносить какие бы то ни было резолюции за несколько часов до открытия II Всероссийского съезда Советов, после чего большевики покинули зал заседаний ЦИК, выполнив то, о чем говорилось на заседании ЦК РСДРП(б) утром 24 октября: «По отношению к ЦИК на сегодняшнем заседании при любом составе делегатов заявить, что ЦИК… подрывает дело революционной демократии»20 .

25 октября в 22 час. 40 мин. открылся II Всероссийский съезд Советов. Открывал его от имени ЦИК первого созыва Дан. Согласно регламенту, съезд должен был начаться с политической речи председателя ЦИК. Дан, исполняющий обязанности председателя ЦИК, от речи отказался. После избрания президиума съезда члены старого ЦИК сошли со сцены, их место занял новый президиум. Когда было внесено предложение предоставить слово членам ЦИК первого созыва, делегаты возразили, что необходимо незамедлительно решать кардинальные вопросы революции. И в ту же ночь ЦИК первого созыва покинул Смольный, а третья российская революция, которая развернулась помимо него, пошла тоже без него.

Примечания

1. Центральный госархив Октябрьской революции (ЦГАОР) СССР, ф. 6978, оп. 1, д. 189, л. 1.

2. Рабочий путь, 27.IX.1917; Новая жизнь, 27.IX.1917.

3. ЦГАОР СССР, ф. 6978, оп. 1, д. 193, л. 2.

4. РЯБИНСКИЙ К. Революция 1917 года. Хроника событий. Т. 5. М. — Пг. 1925, с. 36; Социал-демократ, 18.X.1917.

5. ЦГАОР СССР, ф. 6978, оп. 1, д. 194, лл. 1 — 2.

6. Там же, д. 546, лл. 118 об., 123.

7. Рабочий путь, 15.X.1917; День, 17.X.1917.

8. Исторический архив, 1960, N 5, с. 84.

9. Известия, 19.X.1917.

10. ЦГАОР СССР, ф. 6978, оп. 1, д. 192, л. 5; Известия, 18.X.1917.

11. РИД Дж. 10 дней, которые потрясли мир. М. 1957, с. 50.

12. Биржевые ведомости, 20.X.1917, утренний выпуск.

13. Известия, 22.X. 1917.

14. Речь, 22.X.1917.

15. Известия, 25.X.1917; СУХАНОВ Н. Записки о революции. Т. 7. Берлин-М. -Пг. 1923, с. 115; Речь, 24.X. 1917.

16. Октябрьское вооруженное восстание в Петрограде. М. 1957, с. 278.

17. АНТОНОВ-ОВСЕЕНКО В. А. В революции. В кн.: В дни Октября. Л. 1982, с. 68.

18. Известия, 25, 26.X.1917; Октябрьское вооруженное восстание в Петрограде, с. 337.

19. СУЛТАНОВА Е. А., ОРЛОВА В. С. Съезд восставшего и победившего народа. Л. 1987, с. 53; РИД Дж. Ук. соч., с 78.

20. Известия, 26.X.1917; Протоколы ЦК РСДРП(б). М. 1958, с. 120.

Поделиться ссылкой:
  • LiveJournal
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Tumblr
  • Twitter
  • Facebook
  • PDF

Постоянная ссылка на это сообщение: http://rabkrin.org/polivanov-o-a-tsik-sovetov-nakanune-petrogradskogo-vooruzhennogo-vosstaniya-statya/

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *