«

»

Янв 01 2014

Распечатать Запись

«Рабочая правда» * Материалы

Источник

Автор: Игорь Петров


I. ИЗ ВОЗЗВАНИЯ ГРУППЫ «РАБОЧАЯ ПРАВДА»

Освобождение рабочих должно быть делом самого рабочего класса.

 

Обращение

к революционному пролетариату и всем революционным элементам, оставшимся верными борющемуся рабочему классу.


«В тяжелые месяцы идейной растерянности и разброда в партии и апатии среди рабочего класса мы, группа коммунистов, ставим своей задачей выявление классовой пролетарской позиции», — под таким лозунгом самоопределилась и оформилась осенью 1921 года наша группа в журнале «Рабочая Правда».
Группа «Рабочая Правда» организовалась прошлого осенью. Год НЭПа (восстановление нормальных капиталистических отношений) в сильнейшей степени обострил классовые противоречия в Нашей Республике и создал необходимую предпосылку для более широкой работы. Наше обращение является одним шагом на этом пути.
Пора приступить к собиранию своих сил и организовать отпор наступающему и все более наступающему капиталу.
Рабочий класс России, малочисленный, неподготовленный, в крестьянской стране, в октябре 1917 г. совершил исторически необходимую Октябрьскую Революцию. Руководимый РКП, он свергает и уничтожает власть господствующих классов, в течение долгих лет Революции и гражданской войны твердо сдерживает натиск международной и российской реакции.
Несмотря на понесенные рабочим классом неслыханно тяжелые потери, Октябрьская Революция остается крупнейшим и героическим событием в истории борьбы российского пролетариата Российская октябрьская революция дает борющемуся международному пролетариату огромной ценности опыт для борьбы с капиталом.
В результате Октябрьской Революции все преграды на пути экономического развития России уничтожены — нет уже гнета помещиков, царской паразитической бюрократии и буржуазии, опиравшихся на реакционные группы европейского капитала. После успешной революции и гражданской войны перед Россией открылись широкие перспективы быстрого превращения в страну передового капитализма. В этом несомненное и огромное достижение революции в октябре.
Но что изменилось в положении рабочего класса? — Рабочий класс России дезорганизован, в умах рабочих царит путаница: в стране ли они «диктатуры пролетариата», как неустанно повторяет устно и печатно Коммунистическая партия, или в стране произвола и эксплуатации и, в чем убеждает их на каждом шагу жизнь? Рабочий класс влачит жалкое существование, в то время как новая буржуазия (т. е. Ответственные работники, директора заводов, руководители трестов, председатели исполкомов и т. д.) и нэпманы роскошествуют и восстановляют в нашей памяти картину жизни буржуазии всех времен. А впереди снова долгие и тяжелые годы борьбы за существование. Но чем сложнее обстановка, тем большая ясность и организованность нужна борющемуся пролетариату. Внести классовую ясность в ряды рабочего класса России, всемерно помочь организации революционных сил борющегося пролетариата — вот наша задача.

 

Международная экономика и соотношение классовых сил

Во время войны произошел разрыв хозяйственных связей между отдельными странами. Это сделало необходимым для отдельных национальных хозяйств создание в пределах государства условий для самостоятельного существования. С другой стороны, война с ее гигантской истребительной техникой властно заявляла национальной промышленности о своих нуждах.
Результатом явилось государственное регулирование и государственная организация производства под знаком войны — военно-государственный капитализм. Социализма в нем нет, понятно, и помина: отношения между пролетариатом и другими классами и распределение национального дохода в общем и целом остались такими же, как и до государственного капитализма.
С восстановлением разорванных мировых связей по окончании войны, естественно, стали слабеть вмешательство и регулирующая роль государства в хозяйственной жизни, но тенденция к централизации производства, трестированию и синдицированию не только не ослабела, но усилилась; стимулирует её мировая конкуренция.
Что же изменилось за эти годы в отношении классовых сил современного общества? Буржуазные группы оказались неспособными стать выше интересов отдельных предприятий и анархических методов хозяйствования, оказались также неспособными руководить государственным капитализмом военного периода, а тем более восстановить нормальную систему мирного производства в столь усложненной послевоенной обстановке.
Пролетариат же был еще не подготовлен к организации общества на новых началах.
Все больше и больше начинает выдвигаться техническая организаторская интеллигенция, руководящая и выполняющая всю организацию производства.
По методам своей работы и своей идеологии эта интеллигенция насквозь буржуазна и построить она может только капиталистическое хозяйство. Новая буржуазия создается путем слияния деловых элементов старой буржуазии и все больше выдвигающейся организаторской интеллигенции.
Капитал сорганизовал свои силы и выступает в поход против завоеваний рабочего класса. Перед международным пролетариатом остро становится задача объединения всех своих сил. 

 

РКП и рабочий класс

Коммунистическая партия, в годы революции — партия рабочего класса, становясь правящей партией, партией организаторов и руководителей государственного аппарата и хозяйственной жизни на капиталистических началах при общей отсталости и неорганизованности рабочего класса, все бесповоротнее теряет связь и общность с пролетариатом. Советская, партийная и профессиональная бюрократия и организаторы государственного капитализма находятся в материальных условиях, резко отличных от условий существования рабочего класса; само их материальное благополучие и устойчивость их общего положения зависят от степени эксплуатации и подчиненности им трудящихся масс — все это делает неизбежным противоречивость их интересов и разрыв между коммунистической партией и рабочим классом.
Общественное бытие коммунистической партии определяет собой неизбежно и соответствующее общественное сознание, интересы и идеалы, противоречащие интересам борющегося пролетариата.
РКП стала партией организаторской интеллигенции. Пропасть между РКП и рабочим классом все больше углубляется, и этот факт нельзя затушевать никакими резолюциями и постановлениями коммунистических съездов, конференций и т. д.
Экономика и соотношение классовых сил в России
На крупной промышленности в России, теснейшим образом связанной с промышленностью Запада, разрыв мировых связей сказался чрезвычайно болезненно. Громадное напряжение производительных сил, испытанное хозяйственным организмом страны во время войны империалистической и революционной, окончательно расшатало его. Дальнейшему развитию крупной промышленности поставлены тесные пределы: а) сильно суженой материальной его базой, б) технической отсталостью по сравнению с западной (более высокие издержки производства) и в) слабой покупательной способностью населения, в большинстве своем крестьянского, хозяйство которого подверглось к тому же разрушительному влиянию войны.
НЭП, т. е. Возрождение нормальных капиталистических отношений и интенсивная экономическая дифференциация крестьянства, усиленная голодом 1920–1921 гг., обусловил усиленный рост крепкого кулацкого слоя в российской деревне. Мелкий неорганизованный характер крестьянского хозяйства при разрушенных средствах сообщения определяет на ближайшее время господствующую роль торгового капитала, а вместе с последним растет и влияние государства как представителя общенациональных интересов капитала и лишь руководящей аппаратом государственного управления и регулирования хозяйства организаторской интеллигенции. Пролетариат, распыленный вследствие разгрома промышленности, ослабленный потерей и отрывом (буржуазным пленением) части наиболее активных элементов и идеологической путаницей, при отсутствии своей пролетарской партии и революционных рабочих организаций сколько-нибудь влиятельной роли играть не способен.

Профдвижение в России

Классовые интересы господствующих в России буржуазных групп естественно требуют затушевания классовых противоречий в нашей республике, и, вследствие этого, представители правящей партии, руководящие профдвижением, всемерно стремятся путем всяких мероприятий и соответствующей пропаганды к поддержке стихийного экономизма, отчетливо наметившегося в рабочих массах.
НЭП в сильнейшей степени усилил стремление рабочих к улучшению своего материального положения, и, несмотря на заметный подъем заработной платы, борьба за «пятачок» становится наиболее упорной и ожесточенной. Бюрократия профсоюзов не в состоянии овладеть этим движением. Поскольку даже чисто экономические требования задевают интересы капитала — волна экономизма перекатывается ныне через голову оппортунистической профбюрократии. Возрождающаяся активность рабочего класса ищет себе выхода.

 

Необходимость создания Рабочей Партии

Несмотря на катастрофическое свертывание промышленности, материальное положение работающих рабочих, значительно отставая от прожиточного минимума, все же постепенно улучшается. Освобождаясь частично от погони за куском хлеба, рабочие снова показывают классовую энергию, у передовых рабочих снова растет пока еще глухой, сбивчивый протест против намеченного капиталистического строя. Еще немногочислен революционный элемент, слабо оформлена его идеология, сильны еще коммунистические фетиши, но рост классовой активности у передовых беспартийных рабочих и классово мыслящих элементов внутри РКП создает необходимую предпосылку для создания партии Российского пролетариата.

Задача Российской Рабочей Партии

Как отражающее с наибольшим успехом наиболее жизненные интересы современной России и, следовательно, прогрессивное, нынешнее правительство должно пользоваться, поскольку оно не мешает классовой борьбе, поддержкой рабочего класса. То же относится к правящей партии, чуждой рабочему классу, но единственно способной руководит нашей республикой.
Поскольку рабочий класс в капиталистических условиях может влиять на иностранную политику своей буржуазии, он стремится к поддержке прогрессивных капиталистических групп и бойкоту реакционных. В соответствии с этим рабочий класс России должен стремиться:
1. к установлению тесной связи Российской республики со странами передового капитала — Германией и Америкой — и к бойкоту реакционной Франции;
2. к всемерной поддержке национальной буржуазии стран нарождающегося капитализма Востока (Индии, Китая, Египта и т. д.) в их борьбе с колониальными империями, ведущими хищническую политику в колониях.
В капиталистических условиях рабочий класс естественно борется за демократию т. е. За условия, обеспечивающие минимум возможностей в политической, экономической и культурной борьбе рабочего класса. В Российской республике, где даже оппозиционные буржуазные группы пользуются фактически и частью юридически свободой печати, коалиции и т. д., рабочий класс должен бороться:
1. за свободу печати и коалиции для революционных элементов пролетариата;
2. против административного произвола, поскольку это возможно в условиях отсутствия выборных законодательных учреждений;
3. против фетиша «монопольных» избирательных прав для трудящихся и фетиша свободы использования этих прав.
В области профработы, при отсутствии каких бы то ни было пролетарских массовых организаций, неотложной задачей революционных элементов российского рабочего класса, является превращение нынешних оппортунистических профсоюзов, в большинстве случаев не пользующихся доверием рабочих масс, в боевые организации пролетариата.
Борьба должна идти под лозунгами:
1. Действительной, в соответствия с настоящими ресурсами промышленности, защиты экономических интересов невыносимо эксплуатируемого пролетариата.
2. Фактического осуществления кодекса законов о труде и
3. Настойчивого разъяснения скрытых борьбой «за пятачок» политических интересов пролетариата.
Особенно ясный подход и напряжение работ необходимы к области культработы среди пролетариата. Под маской коммунистической, советской, якобы пролетарской, буржуазная идеология, в частности, идеология организаторской интеллигенции пленила десятки и сотни тысяч активных рабочих, не только советских и хозяйственных работников, комсоставов из рабочих, рабочих-учащихся (через Рабфаки и т. п.), но и множество рабочих у станков. В борьбе против буржуазной идеологии (культуры) за пролетарскую задачи революционных элементов рабочего класса сводятся:
1. К непримиримой борьбе с мещанскими и авторитарными тенденциями внутри рабочего класса.
2. К всемерной поддержке пролетарских культурных организаций и проведению через них идей пролетарской идеологии.
3. К развитию культработы (политической, просветительской и профессионально-технической) в первую очередь для рабочих у станков, к борьбе с перенесением максимума средств и внимания на вузы, наполняемые бывшими рабочими и уходящими от пролетариата.
4. К резкому отграничению от официальной советской литературы и искусства и всемерной поддержке пролетарских литературных и т. п. Организаций.
В области организации рабочей молодежи революционным элементам, учитывая революционную восприимчивость и активность рабочих подростков, следует обратить всемерное внимание на пропагандистскую работу среди них, на подготовку кадров будущих борцов за освобождение рабочего класса. Поскольку, несмотря на мелкобуржуазный и оппортунистический характер Коммунистического Союза Молодежи, внутри него имеются ценные революционные элементы, необходимо обратить внимание на работу среди пролетарской части комсомольцев, не отказываясь от самостоятельной, вне союза работы среди подростков. 

Отношение к социалистическим партиям

Наше отношение к меньшевикам определяется оценкой их последней платформы. Давая ценный во многих отношениях анализ социальной и идеологической эволюции РКП, меньшевики делают глубоко ошибочные и вредные выводы о необходимости возвращения национализированной собственности ее бывшим владельцам, совершенно не учитывая глубокого и прогрессивного изменения российской экономики; их платформа — плод их безнадежной оторванности от российской действительности и превращения в чисто интеллигентскую группировку.
Осколки эсеров — партии российского крестьянства — оторвались от своей базы и растеряли свое влияние. Ныне роль эсеров, особенно в части защиты крепкого крестьянства, перешла к РКП.

 

Отношение к рабочей оппозиции

Группа рабочей оппозиции была ценна наличием революционных элементов, но объективно она реакционна, стремясь к возрождению до конца изжитых лозунгов и методов военного коммунизма. Наша задача привлечь революционные элементы «Рабочей Оппозиции», отрешившиеся от реакционных идеалов.
Центральная группа «Рабочая Правда» обращается ко всем революционным рабочим и активным классово-мыслящим, примкнувшим к борьбе пролетариата элементам с горячим пролетарским призывом очнуться от навеянной коммунистическими иллюзиями классовой бездеятельности и путаницы и начать усиленную работу по организации революционных элементов и разъяснению рабочим массам действительного грозного положения дел.
Некогда передовой пролетарский отряд — Российский Рабочий Класс — сейчас далеко отброшен чуть ли не на десятилетия назад.
Работа предстоит долгая и упорная, и в первую очередь идеологическая. Всюду на заводах фабриках, в профорганизациях, рабфаках, совпартшколах, Коммунистическом Союзе Молодежи и партийных организациях должны быть созданы пропагандистские кружки, солидарные с «Рабочей Правдой».
Организуйте пропагандистские кружки и не забывайте основных условий развития Революционных организаций в странах наступающего капитала — тщательный отбор товарищей и строгую конспирацию.
За работу, товарищи!

«Социалистический вестник» (Берлин), 1923. № 3. С. 12–14, публикуется по «Левые коммунисты в России, 1918-1930 гг.», 2008


II. ИЗ СТАТЬИ Н. БУХАРИНА «ВЛИЯНИЕ НЭПА И «УКЛОНЫ» В РАБОЧЕМ ДВИЖЕНИИ»

1. Дезертиры пролетарской революции (группа «Рабочей Правды»)

Влияние нэпа, совершенно необходимой стадии исторического развития, через которую прооходит революция российского пролетариата, неизбежно должно было вызвать ряд уклонов в рабочем движении, отколов со стороны наиболее трусливых, неустойчивых, оппортунистических элементов, ряд «вывертов» со стороны «революционеров чувства», способных на моральное негодование, но абсолютно неспособных сообразить (головой сообразить), что нужно для победоносного завершения октябрьского переворота.
Чрезвычайно характерно то обстоятельство, что эти — по существу глубоко интеллигентские и трусливые – группировки иногда насчитывающие по два-три человека, обязательно напяливают на себя великолепные красные платья «левизны». Стоит однако только прикоснуться к их «одеждам», как сейчас же выпячивает их меньшевистско-обывательская нагота.
Перед нами «Воззвание группы Рабочая Правда». Кто скрывается за этой группой, которая мужественно украла у нас даже свое название — неизвестно: группа считает необходимым (это сказано в «воззвании») вести свою работу конспиративно. Общий тон ее платформы – критика слева нашей партии. Но присмотритесь поближе — и вы тотчас увидите меньшевиствующих и хныкающих дезертиров пролетарской революции.
Всякая тактическая линия опирается на известную оценку «текущего момента», на определенный диагноз современности. Какова же эта оценка у «Рабочей (?!) Правды»?
Послушайте.
«Давая ценный во многих отношениях анализ социальной и идеологической эволюции РКП, меньшевики делают глубоко ошибочные и вредные выводы о необходимости возвращения национализированной собственности» и т.д. заявляет группа Р.П.
Ниже мы увидим насколько далеко стоят «выводы» дезертиров от выводов меньшевиков. Читатели увидят, что разница в «выводах» не так уж велика. А сейчас нас интересует именно «анализ».
Всякий мало-мальский понимающий человек отлично сознает, какую гигантскую роль играет наша партия во всей эволюции общественной жизни советских республик. Если анализ эволюции нашей партии, диагноз и прогноз у группы Р.П. Совпадает с диагнозом и прогнозом меньшевиков, то немудрено, что это совпадение распространяется целиком на оценку в главном и основном, всей нашей революции.
Так это и есть. Группа Р. П. проговорилась по отношению к РКП. Мы сейчас покажем, что эту солидарность нужно толковать распространительно.
Наша оценка октябрьской революции гласила и гласит: октябрьская революция есть революция пролетариата, ведущего за собой крестьянство в сторону осуществления социализма.
Оценка меньшевиков, эсеров, Каутского, Шейдемана, Носке, Бауэра и прочих мерзавцев оппортунизма: октябрьский переворот был бунтом разнузданной черни, обманутых рабочих, солдатов и мужика, бунтом, который ничего общего с социализмом не имел, бунтом, который неизбежно приведет к господству жульнической новой буржуазии и к полному порабощению рабочего класса.
Верно, что в этом разница оценок, почтенные дезертиры?
Верно. Никто этого оспаривать не может, не в состоянии. Ибо это факт.
Что же пишет «Рабочая Правда»?
Сказав несколько комплиментов по адресу октября (интеллигентские жулики не могут обойтись без такой салонной галантности), платформа «констатирует»:
«После успешной революции и гражданской войны перед Россией открылись широкие перспективы быстрого превращения в страну передового капитализма. В этом несомненное и огромное достижение революции в октябре.»
Вы слышите, товарищи-рабочие? То, что наша партия оценивает как возможную опасность, против которой нужно бороться изо всех сил, то дезертиры считают основной добродетелью октябрьской революции. Разве это не измена? Разве это не переход во время боя на сторону врага? Разве это не меньшевистская оценка рабочего переворота? Разве это не интеллигентское сменовеховство?
О чем основная разница в «оценке момента» между нами, всем Коминтерном — с одной стороны, и партиями тех, кто убил Либкнехта? В том, что они видят опасности нэпа, а мы их не видим?
Нет, вовсе не в том. Эта разница состоит в том, что мы, видя все опасности, трезво учитывая положение, уверенно и осторожно ведем рабочий класс, а за ним и крестьянство, по дорожкам и извилистым тропинкам к победе над буржуазией. А меньшевики и К, извращая действительность, кричат о банкротстве коммунизма и о борьбе против нашей партии и Советской власти, лгут и клевещут на Советскую Россию, утверждают, что у нас уже давно нет рабочей власти, что мы хуже Хорти, что наша партия защищает интересы буржуазии, порабощает пролетариат и т.д.
А «Рабочая Правда»? Да это же двойник Носке и Каутского.
Смотрите. Наша страна – не страна диктатуры пролетариата, а страна «произвола и эксплоатации». Наши товарищи (переутомленные, работающие по 18 часов в сутки [нрзб] ответственные работники и т. д.) – «новая буржуазия», которая вместе с нэпманами «роскошествует» и т. д. Стыдно опровергать это блудословие. Что там и сям мы видим опасные симптомы перерождения, мы и без вас знаем, господа. Мы боремся и будем бороться против этого. Но когда дело изображается так, что все путиловские, обуховские, иваново-вознесенские, московские рабочие, которые, разбросанные по советской федерации, правят нашей страной и героически переносят неимоверные тяжести работы, что все они — «новая буржуазия», да еще «роскошествующая» — тогда можно сказать: есть мера лжи и предательства! Даже для дезертиров!
Эта буржуазно-меньшевистская карикатура иа Советскую Россию последовательно проведена по всей линии. Мы, например, узнаем, что наше Советское государство, ненавидимое буржуазией всех стран, есть «представитель общенациональных интересов капитала», что определяющим моментом нашей политики являются «классовые интересы господствующих в России буржуазных групп» и т. д. и т. п. Дальше итти некуда. Но это уже становится, господа из «не-рабочей не-правды» просто смешным. А смех, как говорят французы, убивает.
Особливо смешно получается, когда «воззвание» начинает толковать о том, как партия наша «все бесповоротнее теряет связь и общность с пролетариатом». Это теперь-то, когда повсюду идет небывалый поворот к нашей партии широчайших пролетарских слоев! Правда, на это можно сказать, что «воззвание» написано уже давно. Но сие обстоятельство не уменьшает его комичности. Ведь этакие «бесповоротно» хорошие пророки господа из «Рабочей Правды»! Этакие провидцы! Этакие умники!
А теперь несколько слов о «выводах».
Общий «вывод» меньшевиков: политическая борьба с советской властью.
Общий «вывод» «Р.П.»: развитие стихийного экономизма в рабочем движении (т. е. поддержка стачек и т. д.) и перевод его на рельсы политической борьбы с Советской властью, для чего нужна особая политическая партия.
Общий «вывод» меньшевиков: в России рабочий класс пе в состоянии управлять: он должен сдать власть буржуазии.
Общий «вывод» «Р. П.»: Компартия «чужда рабочему классу, но единственно способна руководить нашей республикой». Другими словами: рабочий класс, не может управлять республикой.
Общий «вывод» меньшевиков: нужна борьба с коммунистическими утопиями.
Общий «вывод» «Р.П.»: «сильны еще коммунистические фетиши (язычок-то, язычок-то! Н.Б.), но рост классовой активности у передовых беспартийных рабочих и классово мыслящих элементов внутри РКП (вот куда подбираются! Н.Б.) создает необходимую предпосылку для создания партии Российского пролетариата.» Другими словами: нужна борьба с коммунистическими утопиями (фетишами тож).
Общий «вывод» меньшевиков: борьба за демократию против диктатуры Р.К.П.
Общий «вывод» «Р.П.»: «В капиталистических условиях (не забудем, что у «Раб.Правды» других условий в России нет. Н.Б.) рабочий класс естественно борется за демократию» (подчеркнуто авторами платформы Н.Б.) вплоть до борьбы «против фетиша монопольных избирательных прав для трудящихся и фетиша свободы использования этих прав», т.е. против основных принципов пролетарской диктатуры.
В платформе ни звука о Коминтерне! В платформе очень много сказано об эсерах и меках: о борьбе с ними — ни слова! О бывшей рабочей оппозиции сказано, что она «объективно реакционна», но натурально, господа из Р.П. не прочь и ее использовать, как средство разложения нашей партии: всякая (даже «объективно реакционная») веревочка в хозяйстве пригодится!
Недурна эта «рабочая» платформочка?
Быть может, читатель спросит: зачем вы столько слов роняете по поводу кучки дезертиров? Ведь, за ними никого нет! Что за ними никого нет — в этом мы нисколько не сомневаемся. Но вот что есть. Мы находимся в процессе незаметной, но бешеной бескровной войны с буржуазной стихией. Мы эту стихию побьем и взнуздаем. Однако, для того, чтобы ее победить, опасности преодолеть (а эти опасности, слова нет, очень и очень велим), мм должны давать беспощадный отпор всякому слюнтяйству, хныканью, гамлетизму, «благородному» интеллигентскому дезертирству и тому подобному гнилью. Вот почему мы говорим и о платформе с украденным названием, авторы которой войдут в историю как
дезертиры, дезертиры и еше раз дезертиры.

«Правда», 25 марта 1923


III. ИЗ ПРОТОКОЛА ЗАСЕДАНИЯ СЕКРЕТАРИАТА ПРЕЗИДИУМА ЦКК РКП(б) 31 ОКТЯБРЯ 1923г.

По отношению к группе «Рабочей Правды»
Ввиду того, что имеющийся в распоряжении ЦКК следственный материал дает полное основание считать группу «Рабочей Правды» чисто интеллигентской, с враждебной марксизму идеологией, практически ставящей себе задачу максимальной дезорганизации РКП, считать необходимым более решительную борьбу с этой группой; одобрить меры, принятые по отношению к этой группе; арест членов этой группы. До окончания следствия, как правило, не освобождать никого из членов этой группы, если это не будет вызвано интересами самого следствия. В органе «Коммунистической Революции» повести теоретическую кампанию против идеологии «Рабочей Правды».

РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 84. Д. 327. Л. 98 — 99, публикуется по «РКП(б). Внутрипартийная борьба в двадцатые годы: Документы и материалы. 1923г.», 2004


IV. ИЗ ПРОТОКОЛА ДОПРОСА В ОГПУ П.И.ЛАСС-КОЗЛОВОЙ 3 НОЯБРЯ 1923г.

…В ответ на предложенные мне вопросы показала следующее: В отношении оценки РКП(б) постановка вопроса со стороны коллектива «Рабочей правды» была такова. РКП (б) перестала быть партией рабочего класса, так как она далеко ушла от интересов рабочих масс и весь центр своего внимания перенесла на вопросы государственного строительства. Во время моего участия в заседаниях коллектива «Рабочей правды» вопрос о возможности создания новой Рабочей партии решался в отрицательном смысле (это было примерно до ХII партсъезда). Вообще последний вопрос нами не считался вопросом сегодняшнего дня, требующим немедленного разрешения. Задачей коллектива являлась работа по превращению коллектива «Рабочей правды» в идейный центр рабочего движения. По вопросу о путях достижения этого мнения коллектива расходились: некоторые считали необходимым усиленную работу над самим собой по изучению международного рабочего движения, внутреннего положения в Республике и т.д. Другие считали необходимым пойти в рабочую массу и заняться широкой пропагандистской работой по вопросам культуры масс и революционного движения.
Мы считали, что при данных исторических условиях, при отсутствии достаточной культурной подготовки у рабочего класса России, отсутствия у него практического, государственного опыта, при малочисленности квалифицированного пролетариата в стране — невозможно осуществление диктатуры пролетариата. Мы считали, что наименование существующей власти Рабоче-крестьянским правительством не соответствует действительному содержанию и природе этой власти. Но в то же время мы считали, что Советская власть при данной исторической обстановке — единственно возможная власть в стране и является единственной властью, которая в данное время способствует поднятию производительных сил в стране.
По своему содержанию (социальному) эта власть является по преимуществу властью организаторской, технической интеллигенции. Актуально вопрос о 3-ей революции не стоял у нас. Но поскольку мы не считали октябрьскую революцию социалистической, пролетарской, в коллективе лишь намечался вопрос о необходимости культурного перевоспитания рабочего класса для того, чтобы он осознал себя как класс и был готов к действительно социалистическому переустройству общества.

РГАСПИ. Ф. 82. Оп. 2. Д. 182. Л. 99, публикуется по «РКП(б). Внутрипартийная борьба в двадцатые годы: Документы и материалы. 1923г.», 2004

V. ИЗ СТАТЬИ П.Ш. «МИЛЮКОВ БЛАГОСЛАВЛЯЕТ «РАБОЧУЮ ПРАВДУ»

«Рабочая Правда» делает прямо головокружительную карьеру в эмигрантском лагере. Недавно меньшевик Далин посвятил ей похвальное, подбадривающее слово в «Социалистическом вестнике». Вслед за тем о ней же заговорил сам Милюков, и в таком высоком месте как международный конгресс «Лига прав человека», состоящей из отборнейших лицемеров и искуснейших лжецов капитала…
Чтобы… порадовать международный конгресс чем-нибудь свеженьким, Милюков хватается за прокламацию «Рабочей Правды»:
Вот несколько слов протеста — конечно, подпольного, иного быть не может в России, протеста, исходящего из самой глубины коммунистической партии. «Политика правящих кругов», — говорит прокламация рабочей оппозиции, — «основывается на недоверии не только к рабочему классу, но и к самой партии, в особенности к рядовым членам» («Последние новости», 6 ноября)
Процитировав дальше то место прокламации, где говорится, что «пролетарское общественное мнение находится в пренебрежении», Милюков восклицает:
Пусть не дадут санкции, ни моральной, ни юридической тираническому правительству, которое никогда не будет признано самими народом. Его новые тираны также уйдут, как ушли старые. Но нужно, чтобы в то время он сохранил хорошее воспоминание о тех, кто были его друзьями в черные дни.
Таким образом Милюков как последний аргумент выдвигает обещание заплатить «друзьям в черные дни», которые сейчас активно поддерживают российскую белогвардейщину. И это обещание он ловко заворачивает в прокламацию «Рабочей правды».
Случайно ли Милюков выбрал эту комбинацию для своего торжественного выступления? Конечно, нет! Он тоньше других политических деятелей буржуазии чует контрреволюционную сущность левейших и радикальнейших лозунгов. Он первый из официальных представителей буржуазии оценил лозунг «советы без коммунистов» и те перспективы для контрреволюции. которые мог открыть кронштадтский мятеж. Он и сейчас пытается облегчить тяжелую задачу российской эмигрантщины литературными упражнениями «рабочей Правды». Вот на чью мельницу льют воду «страшные революционеры», безуспешно пытавшиеся дезорганизовать нашу борьбу.

«Правда», 25 ноября 1923


VI. ЕМ.ЯРОСЛАВСКИЙ «ЧТО ТАКОЕ «РАБОЧАЯ ПРАВДА»

На этот вопрос необходимо ответить, особенно в настоящий момент, когда некоторые товарищи склонные приписывать все недостатки нашей внутрипартийной организации, в том числе и возникновение совершенно некоммунистических группировок. Так в одном из документов последних дней мы читаем такое неправильное объяснение возникновения отдельных группировок: «Чрезмерное усиление аппаратного централизма» (подчеркнуто мною. Е.Я.) за счет партийной самодеятельности породило в партии ощущение недомогания. Оно нашло себе на крайнем фланге чрезвычайно болезненное выражение вплоть до создания нелегальных группировок в партии под руководством явно враждебных коммунизму элементов. (подчеркнуто мною. Е.Я.)
А между тем причина возникновения «Раб.Правды» лежит в совершенно иной плоскости и ничего общего не имеет с силою или слабостью нашего центрального аппарата. Ее надо искать прежде всего в составе нашей партии, которая имеет не только пролетарские элементы, но и крестьянские и полукрестьянские и собрала в себя часть мелкобуржуазного городского слоя, который за короткое время пребывания в нашей партии в чрезвычайно малой степени изжил психологию мелкобуржуазной среды, его воспитавшей. Это первое. А потом не надо забывать, что наша партия впитала в себя не одну тысячу выходцев из других партий: меньшевиков, эсеров, бундовцев, анархистов, бывших [нрзб] и других.
Кто решится сказать, что партия сумела совершенно вытравить в этих выходцах из других партий остатки их прежней идеологии? Многочисленные факты говорят как раз обратное. Мы имеем перед собою частые рецидивы, отрыжки прежних взглядов, и если присмотреться к цифрам исключенных из партии за эти годы, то мы найдем довольно почтенную рубрику исключенных как некоммунистический, чуждый, мелкобуржуазный элемент. А разве мы можем сказать, что мы от него совершенно очистились?
В моменты больших колебаний в мелко буржуазной среде как раз и возникают колебания в среде этих неустойчивых элементов нашей партии. «Рабочая Правда» возникла как раз тогда. когда мы должны были проводить новую экономическую политику в чрезвычайно трудных условиях. Связи «Рабочей Правды» с меньшевистским миром были ясны для нас самого начала. Отчет Центрального Комитета РКП характеризовал уже тогда эту группу как чисто меньшевистскую и объяснял центральный комитет возникновение этой группы совершенно правильно: влиянием новой экономической политики
«Влияние этой последней на наши организации уже дало и свои отрицательные результаты. Появление издания так-называемой «Рабочей Правды», пытающейся нащупать какую-нибудь почву для внутрипартийных группировок, было уже отмечено в центральной печати. Прикрывшись нашим знаменем .Правды», распространители этого издания, под видом «чистого» коммунизма и защиты интересов рабочего класса, фактически распространяют мутно-меньшевистскую идеологию.»
Так же правильно, по-марксистски, характеризовал возникновение этой группироввки тов.Бухарин в упомянутой уже статье: «Влияние нэпа, совершенно необходимой стадии исторического развития, через которую прооходит революция российского пролетариата, неизбежно должно было вызвать ряд уклонов в рабочем движении, отколов со стороны наиболее трусливых, неустойчивых, оппортунистических элементов, ряд «вывертов» со стороны «революционеров чувства», способных на моральное негодование, но абсолютно неспособных сообразить (головой сообразить), что нужно для победоносного завершения октябрьского переворота. »
«Рабочая Правда» возникла отнюдь не как протест против некоммунистической линии, чем бы «Р.П.» не прикрывалась, а как попытка поддержать и сорганизовать в нашей стране элементы. чуждые коммунизму.

 

Из кого состоит «Рабочая Правда».

Персонально мы не знали до самого последнего времени, из кого состоит коллектив «Рабочей Правды». По выпущенным двум №№ «Рабочей Правды», по обращению «Группы Рабочей Правды» «К революционному пролетариату России» и по брошюре «Где правда?» мы могли установить только идеологию этой группы. Для нас было ясно прежде всего, что это не марксисты, что это последователи учения А.Богдаиова, когда-то бывшего в нашей партии, но ушедшего от революционной борьбы, ставшего чуждым ей. Мы, большевики, в свое время характеризовали взгляды Богданова как «меньшевизм наизнанку». В писаниях «Рабочей Правды» целые абзацы взяты у Богданова, а практические выводы сделаны в большинстве случаев совершенно меньшевистские, и если в чем меншевикам приходится поправлять «Рабочую Правду», отечески журить ее, так это за то, что в своем меньшевизме «Рабочая Правда» перебарщивает и превосходит самих меньшевиков.
Не надо забывать, что «Рабочая Правда» была конспиративной организацией. В обращении своем она писала: «Организуйте пропагандистские кружки и не забывайте основных условий развития Революционных организаций в странах наступающего капитала — тщательный отбор товарищей и строгую конспирацию» И коллектив «Рабочей Правды» действовал на протяжении двух лет чрезвычайно конспиративно и осторожно. Это была узкая [нрзб] группа, прием в которую был чрезвычайно труден. Все члены этой группы объединены ненавистью к РКП, богдановской меньшевистской идеологией. Собрания этой группы происходили чрезвычайно конспиративно. Когда один из привлеченных в эту группу, убедившись в том, что это антикоммунистическая группа, решил выйти из нее, мы читаем по этому поводу в протоколе №3: «Решено сообщить выбывшему товарищу о прекращении деятельности группы».
Однако, члены этой группы оставались членами РКП. Один из них — кандидат в члены РКП. Среди них нет ни одного из старой большевистской гвардии. . Но мы иначе не могли узнать об этом до тех пор, пока коллектив «Рабочей Правды» в полном составе (семь чел.) не был арестован в связи со своей антисоветской деятельностью.
Арест этой группы подтвердил целиком данную ей раньше характеристику. Среди членов коллектива «Рабочей Правды» мы находим только одного со стажем 1916 г. На ряду с этим мы имеем бывшего меньшевика, бывшего бундовца, остальные — вступившие в партию в самые последние годы. И вот эта теплая компания бывших бундовцев, меньшевиков и неустоявшейся еще учащейся молодежи, в основе мировоззрения которой лежало не революционное учение Маркса, а богдановско-меньшевистское истолкование Маркса, называет себя «классово мыслящим элементом в РКП», и, ведя дезорганизаторскую работу в РКП, ставя себе задачей провокаторскую работу (иначе назвать этого нельзя) — «максимальную дезорганизацию и расслоение РКП», имеет наглость обращаться к революционному пролетариату России с призывом организовать «истинно-социалистическую» рабочую партию.
Удивительно ли после всего этого, что один из этих переодетых меньшевиков, втершийся в ряды РКП, пишет в «Социалистический Вестник» корреспонденции, в которых так говорит о своей собственной группе: «Больше всего они опасаются, чтобы их не смешивали с меньшевиками» («Соц.Вестн.» №20 от 3 ноября 1923г.)

 

Многочисленна ли была эта «Рабочая Правда».

В декларации «Коллектива «Рабочей Правды», адресованной «ко всем социалистическим партиям» (стало быть и к эсерам, и к меньшевикам) и революционным организациям» «Рабочая Правда» о самой себе пишет: «Лозунги «Рабочей Правды» в короткое время завоевали… большую популярность. Повсюду стали организовываться группы, становившиеся на платформу «Рабочей Правды».
В заграничной печати, также как и в самой Москве, члены этой группы (точно также, как и члены мясниковской «Рабочей группы») распространяют гнусные небылицы о массовых арестах членов этой группы (400-500 человек), а Мясников даже договорился до цифры в 10-11 тысяч, принадлежащих к его группе.
Эта хлестаковщина пришпоривает, наскипидаривает и заставляет эмиграцию потирать руки Милюковых, Черновых и Данов. Все буржуаэные шайки и моськи из обывательских подворотен, услыша громкий лай такого переодетого меньшевика, думают: «Ай, моська, знать она сильна, что лает на слона». А на деле мы читаем в протоколах этой группы, которые писали только для себя (в протоколе №1 от 4 ноября 1922 г.) «… тов.Максимов (Шульман) доказывает, что устав не нужен: группа слишком незначительна и однородна по составу» Группа присоединяется к мнению тов. Максимова. 22 марта 1923 г. обсуждается вопрос об увеличении группы. Тот же Шульман (классовомыслящий элемент РКП) заявляет: «наша аудитория, сходная с нами, невелика». Но все это писалось для себя, в своем собственном кругу, а для внешнего мира — барабанный бой по поводу многочисленности и широкого влияния этой группы. Мы не знаем всех сторонников этой почтенной компании. Но если в Москве, где находился центр этой группы, всю эту группу, что называется кот наплакал, то не приходится говорить о сколько-нибудь серьезном влиянии в провинции. Опасность не в этом, а втом, что чуждые нам элементы в нашей собственной среде или товарищи со слабым теоретическим развитием в каждый серьезный момент могут колебнуться в сторону «Рабочей Правды».

Идеология «Рабочей Правды»

«Первую песенку зардевшись спеть…» Трудно было сделать первый шаг в кампанию лжи и клеветы, предпринятую «Рабочей Правдой». А затем дело пошло легче. Прежде всего, Октябрьская революция. Чем она была? На это дает ответ обращение группы «Рабочая Правда»: «В результате Октябрьской Революции все преграды в смысле экономического развития уничтожились. Нет уже гнета помещиков, царской паразитической буржуазии и бюрократии, опиравшейся на реакционные группы европейского капитала (И на том спасибо, господа меньшевики! Е.Я.). После успешной революции и гражданской войны перед Россией открылись широкие перспективы быстрого превращения в страну передового капитализма. В этом несомненное и огромное достижение революции в октябре.»
Такая предательская оценка, меньшевистская до последней точки, конечно, ведет к соответствующим меньшевистским выводам. Раз революция открыла дорогу только капитализму, и никакой другой форме общественного устройства, ясное дело, надо открыть ему еще более широкую дорогу, устранить все преграды с этого пути. Отсюда прямой шаг последовательного и полного уничтожения монополии внешней торговли и ряд других чисто-буржуазных требований, предъявляемых к нам буржуазными элементами нашего общества и мировым капиталом. Ведь наш спор с меньшевиками все время сводится к тому, что они Октябрьскую революцию все время оценивают как революцию, ничего общего с пролетарской не имеющую. А мы считаем ее революцией пролетариата, который ведет за собою значительную часть крестьянства и который осуществляет диктатуру пролетариата в полукрестьянской стране.
Отсюда и меньшевистская оценка государственного устройства. Что такое советское правительство, что такое советское государство? Чьи интересы защищает советское правительство, советское государство? «Рабочая Правда»отвечает: «Советское государство на ближайшее время является представителем «общенациональных» интересов капитала». От этого даже меньшевиков из «Социалистического Вестника», можно сказать, своротило. Меньшевик Далин в статье «Надо думать до конца» («Соц.Вестник», № 18, 18 октября 1923г.) возмущается «противоречиями и идеологической путаницей», которые, по его словам, «принимают гомерические размеры», когда «Раб. Правда» дает свой анализ классовых взаимоотношений. Конечно, меньшевик Далин признает, что «борьба с РКП нужна, борьба самая смелая и энергичная», более смелая, чем тактика «Рабочей Правды», но диктатура РКП — не диктатура буржуазии и даже не диктатура собственнического крестьянства. Буржуазия на деле политически бесправна, и она не видит и не может видеть в московском правительстве родных или родственных элементов. Ни промышленная политика , советской власти, ни система внешней торговли, ни политика Коминтерна, ни преобладающий все же 8-часовой рабочий день не вяжутся с «диктатурой буржуазии», и уже совершенно по-анархистски олицетворять буржуазию с так называемой организаторской интеллигенцией.»
Когда подумаешь, что эти строки обращались к людям, которые имели бесстыдство до последнего дня оставаться в рядах РКП, то поистине не знаешь, каким словом заклеймить этих людей.
Но раз советское государство является выразителем общенациональных интересов капитала, то само собой разумеется, что рабочий класс должен быть противопоставлен советскому государству. Осуществляет ли свою волю пролетариат через свои советы, через съезды советов? Через свои профессиональные союзы, через свою печать? Оказывается — нет. Оказывается, у нас те десятки, сотни тысяч рабочих, которые в настоящее
время входят в фабзавкомы, в советы, являются председателями губисполкомов (по-прежнему — губернаторы), являются
членами правительства, борются с натиском иностранного и отечественного капитала (в интересах пролетариата и крестьянства), состоят директорами заводов, наполняют наши рабочие факультеты, наши высшие учебные заведения, вытесняют оттуда буржуазных папенькиных и маменькиных сынков = оказывается, что все это «организаторская интеллигенция». Ну, само собой разумеется, что эта «организаторская интеллигенция» по мнению меньшевиков уже не может защищать интересы рабочих. Если бы эти господа из «Рабочей Правды» сумели хоть сколько-нибудь последовательно раскинуть мозгами, они бы сказали: «Опускайтесь, товарищи, на дно капиталистической эксплоатации, не теряйте времени и не боритесь за то, чтобы удержать в руках этот государственный аппарат, так как все равно вы не можете защищать интересы рабочего класса. Так отдайте все в руки буржуазии». Так и писал покойный Мартов.
Под флагом крайнего революционизма, группа «Рабочей Правды» на деле проповедует сдачу всех завоеванных пролетарских позиций своим классовым врагам.
Раз интересы рабочего класса противопоставляются интересам советского государства, отсюда один шаг до поддержки программы меньшевиков. И мы находим у «Рабочей Правды» вполне развитую программу именно этой партии. Это не мешает бояться «Рабочей Правде», как бы ее не смешали с меньшевиками.

 

«Рабочая Правда» и РКП

В выпущенной «Рабочей Правдой» популярной брошюре «Рабочая Правда» мы находим такую характеристику большевиков и меньшевиков:
«Кем были большевики? Партия большевиков, которая теперь называется коммунистической, до Октябрьской революции была партией рабочих. (И на том спасибо! Е.Я.). Большевики всегда отличались непримиримой революционностью, ненавистью к капиталу и тесной связью с рабочими. Не такими были меньшевики, которые часто шли на соглашение с контрреволюционной буржуазией и были поэтому скорее партией мелкой буружуазии и отсталых и обеспеченных рабочих, чем партией революционного пролетариата».
Что же случилось с РКП? Оказывается. что коммунистическая партия, «в годы революции — партия рабочего класса, становясь правящей партией, партией организаторов и руководителей государственного аппарата и хозяйственной жизни на капиталистических началах при общей отсталости и неорганизованности рабочего класса, все бесповоротнее теряет общность и связь с пролетариатом…«, «РКП стала партией организаторской интеллигенции…» (Обращение к революционному пролетариату России). Значит, превращение, перерождение уже произошло! Чтобы доказать эту благоглупость «Рабочая Правда» систематически уменьшает число членов рабочих нашей партии (к сожалению, этим занимается не только группа «Рабочей Правды», но занимаются и некоторые почтенные товарищи наши, открещивающиеся от всякого родства с этой группой). В №1 «Рабочей Правды» (сентябрь 1921г.) в статье «Кто мы», читаем «РКП все более перестает быть не только идеологом, но и по составу партией пролетариата». «Рабочая Правда» тогда приводила цифру в 40-50 проц. рабочих-коммунистов в нашей партии.
Мы не скрывали и не скрываем опасности наплыва в нашу партию непролетарских элементов. Именно наша партия производила чистку партии с тем, чтобы удалить примазавшиеся чуждые элементы, работа контрольных комиссий и всей партии направлена была в эту сторону. На XI съезде РКП в 1922 году принято было постановление, которое затрудняет доступ в партию непролетарским и наоборот, облегчает доступ непролетарским элементам. Мы проводили партийные недели, во время которых широко были открыты двери именно для партийных элементов. Если все же в результате мы добились пока только того, что число рабочих в нашей партии немного больше половины, достигая по отдельным губерния, как например в Донбассе 65 проц. общего количества членов партии, по отдельным районам как Луганский район 90 проц., то причиной этого недостаточного втягивания рабочих в нашу партию, является и слабость нашего партийного аппарата, и все еще неизжитая распыленность пролетариата, и то, что мы еще не успели собрать весь пролетариат в производственные объединения, и, конечно — было бы глупо это отрицать — отдельные промахи и ошибки нашей партии и ряд ненормальных, болезненных явлений в ней. Но даже сам автор термина «организаторская интеллигенция» Богданов вынужден был признать совершенную несостоятельность своих учеников в данном вопросе. Любопытно указать на то, как сами члены коллектива «Рабочей Правды» стыдились сначала лгать. Один из членов этого коллектива на заседании 23 июля 1923г. возражал против вышеприведенной характеристики РКП до революции: «Виноградов. Апологии (восхваления) большевикам нечего писать. Верно же то, что большевики всегда были тем, что они сегодня»
Как бы предвидя, что рабочие не согласятся с характеристикой большевиков как чуждой партии, как «организаторской интеллигенции», тот же Виноградов поясняет, что надо из рабочих вытравить всякое сочувствие советской власти. «Рабочие, — говорит он, — еще частично сочувствуют советской власти за прежние заслуги».
А крестьянство? На том же заседании 3 июля (протокол №12) Иванова (Фаня Шуцкевер) так характеризует отношение к крестьянству: «Иванова считает ненужным включать отношения крестьянства. Крестьянство вообще всегда интересно в моменты революционных восстаний (пушечное мясо)» Над этой наглой, возмутительной формулировкой следует особенно задуматься, так как вопрос о правильных взаимоотношениях пролетариата и крестьянства есть основной вопрос всей нашей политики. Группа «Рабочей Правды» смотрела на крестьянство как на пушечное мясо. Это запомните, товарищи. Может быть, вам когда-нибудь придется еще встретиться с таким архи-р-р-революционером.

 

Пролетарская культура

«Большевистская партия как и все рабочие организации не понимала, что для победы пролетариата помимо экономической и политической борьбы, необходима настойчивая культурная работа. Большевики не понимали, что без длительной культурной подготовки, без внедрения в пролетариат идей пролетарской культуры с ее социалистическими методами, способами организации общества и производства, рабочий класс, даже захвативший власть в свои руки, обречен на поражение и на отрыв партии от класса»
Скажите пожалуйста, какое открытие! Каждый из старых большевиков — а не из тех проходимцев, которые укрылись в РКП, чтобы ее дезорганизовать максимально, как это делают члены коллектива «Рабочей Правды» — знает, что мы воспитали как марксистов целое поколение рабочих, что мы вели огромную настойчивую культурную работу даже тогда, когда эта культурная работа требовала неизмеримо больше жертв и влекла за собой каторгу и ссылку. И не наша вина, что от этой работы нас отрывали классовые битвы, тюрьма, ссылка, каторга, а в последние годы бесчисленные фронты, — буквально борьба за существование. Уверяем Вас, господа Шуцкеверы, Шульманы и Хайкевичи, что мы эту работу вели в гораздо большей степени, чем многие ведут ее даже в нынешних, более свободных условиях, тогда когда вы просто-напросто были подрастающими мещанами и мещанками (Теперь вы взрослые мещане и мещанки). Но какие же выводы делает из этого «Рабочая Правда»? Оказывается, сейчас мы тоже прививаем пролетариату чужую культуру. «Под маркой коммунистической и советской, якобы пролетарской, буржуазная идеология. в частности идеология организаторской интеллигенции, пленила десятки и сотни тысяч активных рабочих, не только рабочих, советских и хозяйственных работников, комсостав из рабочих, рабочих-учащихся (через рабфаки и т.д.), но и множество рабочих у станков.
Вот оно где собака зарыта. Тов.Ленин не напрасно жестоко высмеивал разговоры об этой «пролетарской культуре», захватанной руками Шульманов и Хайкевичей. Оказывается, нужно «бороться против перенесения максимума средств и внимания на вузы, пополняемые бывшими рабочими и уходящими от пролетариата». Да, действительно возмутительная вещь! Наши высшие учебные заведения все более и более заполняются рабочими. Если мы о чем жалеем, то не о том, что туда переносится слишком много средств, а о том, что слишком мало средств даем мы на эти вузы, что средств этих у нас нет. И мы уверены, что десятки тысяч рабочих, проходящих через рабфаки и вузы, не только не уйдут от пролетариата, но до конца останутся ему верными помощниками в постройке коммунистического общества, в уничтожении господства капитала. Прямым выводом из «Р.П.» было бы разогнать наши рабфаки и вузы, где учатся рабочие и предоставить их в распоряжение буржуазной интеллигенции, чтобы не соблазнять наших рабочих «буржуазной» химией, геометрией, технологией и прочими «буржуазными науками». Рабочее ли это дело?! «Рабочая Правда» предлагает резко «отграничиться от официальной советской литературы и искусства» и призывает к «всемерной поддержке пролетарских литературных и т. п. организаций». Спасибо вам за ваш совет. Вы действительно «отграничились», поскольку вся белогвардейская сволочь вас перепечатывала как родственных себе.

«Рабочая Правда» и масонство

Мы знаем, чем были масонские общества и какую роль они играли в рабочем движении в нашу эпоху. Не без основания Коммунистический Интернационал должен был выступить самым решительным образом против противоестественной связи членов французской коммунистической партии с масонскими обществами и потребовать исключения из коммунистической партии всех, кто принадлежит к этим обществам. Мы знаем, как только что, недавно, во время фашистского переворота в Италии, масонские общества помогали фашистам. Это — типичная буржуазная организация, которая дурачит рабочих таинственностью и мистикой. Казалось бы, навсегда похоронена должна быть мысль об использовании пролетариатом подобных обществ. Однако, «Рабочая Правда» поручает одному из своих членов изучить опыт организации и деятельности масонских обществ и вот перед нами резолюция «Рабочей Правды» о масонских обществах:
«Группа считает необходимым перед классово верными представителями социалистической мысли (слог-то какой) поставить вопрос об организации международной культурно-революционной лиги по типу масонских организаций. Группа, беря на себя инициативу в этом вопросе, организационно не сливается с лигой, направляет в ближайший период главную свою энергию на создание классовых организаций российского пролетариата»
Эх, вы, горе-организаторы!

«Рабочая Правда» и союз молодежи

Само собой разумеется, что эти страшные революционеры относились свысока к Коммунистическому союзу молодежи. В обращении к революционному пролетариату России эти молодцы пишут: «Поскольку, несмотря на мелкобуржуазный и оппортунистический характер Коммунистического союза молодежи, внутри него имеются ценные революционные элементы, необходимо обратить внимание на работу среди пролетарской части комсомольцев, не отказываясь от самостоятельной, вне союза работы среди подростков.» К счастью, это осталось благочестивым пожеланием. Развернуть эту работу не удалось «Рабочей Правде». Кое-кто поверил ей и пошел в организованные Шуцкевер и другими сторонниками «Р.П.» пропагандистские кружки, где изучалась «тектология» Богданова, организационная наука. Но разве это хоть сколько-нибудь может иметь значение для пролетарской молодежи? Вот именно серди мелкобуржуазной мещанской молодежи можно найти сколько угодно сторонников точки зрения «Рабочей Правды», которые сами признают, что «расходятся в ряде вопросов с марксистами-материалистами» (протокол №6, 25 февраля 1923 г.)

 

«Рабочая Правда» и внешняя политика

Кто бы подумал, что эта группа займется иностранной политикой? Но раз Хайкевич, Шуцкевер, Шульман и компания взялись спасать рабочий класс, то как же они могут обойтись без рассмотрения столь важного вопроса? И вот, приняв серьезный вид, эти страшные революционеры провозглашают: «Поскольку рабочий класс в капиталистических условиях может влиять на иностранную политику своей буржуазии, он стремится к поддержке прогрессивных капиталистических групп и бойкоту реакционных. В соответствии с этим рабочий класс России должен стремиться к установлению тесной связи Российской республики с странами передового капитала — Германией и Америкой — и к бойкоту реакционной Франции». Не кажется ли вам, что это на мотив II Интернационала, из арии «империалистическая война»? Тогда оборонцы нам говорили: «Мы должны поддержать прогрессивную Францию, прогрессивную Англию против реакционной императорской Германии». Если поверить «Рабочей Правде», то как будто и в самом деле есть прогрессивная капиталистическая группа, праведники-капиталисты — Морган, Рокфеллер, Синклер и компания, и есть реакционная группа Франции: Крезо и др. И это пишут люди, которых мы пускаем в социалистическую академию (Шульман), люди, которых мы имели неосторожность сделать научными сотрудниками в Свердловском университете (Шуцкевер)!
Да можете представить, какая бы это была иностранная политика, если бы она руководилась подобными «коммунистами»!

 

«Рабочая Правда» и меньшевики

Мы уже приводили выдержку из корреспонденции меньшевиков, где говорится о том, что больше всего «Рабочая Правда» боится, как бы ее не смешали с меньшевиками. В популярной брошюре «Рабочая Правда» мы читаем: «Меньшевики были против войны потому, что их мелкая буржуазия и отсталые рабочие были тоже против кровавой войны, но порвать решительно с буржуазией, которая выставила лозунг войны до победного конца соглашатели-меньшевики не смогли». Как будто очень решительно, но это поп пословице «Милые бранятся — только тешатся». В «Обращении» «Рабочая Правда» пишет: «Наше отношение к меньшевикам определяется оценкой их последней платформы. Давая ценный во многих отношениях анализ социальной и идеологической эволюции РКП, меньшевики делают глубоко ошибочные и неверные выводы о необходимости возвращения национализированной собственности ее бывшим владельцам, совершенно не учитывая глубокого и прогрессивного изменения в российской экономике. Их платформа — плод их безнадежной оторванности от российской действительности и превращения в чисто интеллигентскую группировку.»
Отечески журя «Рабочую Правду» за разные уклоны от меньшевизма, «Социалистический Вестник» выражает правильную надежду: «Это лишь первые шаги эмансипации (освобождения). Внутренняя логика движения, без сомнения, заставит те элементы рабочей интеллигенции, которые сгруппировались вокруг «Рабочей Правды», глубже продумать свою позицию и сделать более смелые и более решительные выводы»
Другими словами — мы уверены, господа из «Рабочей Правды», что вы скоро откроете истинное свое меньшевистское лицо.
Кому лучше знать это, как не «Социалистическому Вестнику»!

 

«Рабочая Правда» и рабочая оппозиция

«Группа Рабочей Оппозиции» была сильна наличием революционных элементов, но объективно она реакционна, стремясь к возрождению до конца изжитых лозунгов и методов военного коммунизма. Наша задача привлечь революционные элементы «рабочей оппозиции», отрешившиеся от реакционных идеалов.»
В мою задачу, конечно, не входит защищать «Рабочую Оппозицию», но все-таки это была в значительной степени «рабочая оппозиция», в ней действительно были ценные рабочие революционные элементы. Однако, мы считаем необходимым указать, что уже не совсем-то это верно, что никакой связи с «Рабочей Оппозицией» и «Рабочей Правдой» не было. В №2 «Рабочей Правды» в мае 1923г. напечатано постановление коллектива «Рабочей Правды»: «Члены «Рабочей Правды» участвуют во всей повседневной борьбе рабочего класса и во всех его организациях, Коллектив сохраняет свою идейную организационную самостоятельность.»
Что касается последнего заявления — относительно «идейно-организационной самостоятельности», то чудовищность этой лжи станет особенно ясной. если вспомнить, что вся эта почтенная компания подло находилась в недрах РКП, а чтобы отвести глаза, она писала корреспонденции в «Социалистический Вестник» такого рода:
«Хотя ГПУ изо всех сил тщится представить в коммунистических кругах «Рабочую Правду» в виде оформленной организации внутри компартии, но на деле этого нет. Руководители «Рабочей Правды» считают пока несвоевременным организационное оформление группы.»
Теперь, когда выяснилось, что все они были внутри РКП и работали в качетсве провокаторов, будучи чужды РКП и нашей организации, пусть каждый подумает над тем: можно ли было дольше терпеть этот разврат?!
«Рабочая Правда» правильно воспринимает, что с тех пор (т.е. со времени X съезда) утекло много воды. Рабочая оппозиция с ее требованиями возврата методов военного коммунизма разложилась и выделила «Рабочую группу РКП». И вот эту-то «Рабочую группу РКП» «Рабочая Правда» упрекает в утопизме, в непоследовательности. Она считает «Рабочую группу» левым революционным крылом рабочей оппозиции. Но если подумать хотя бы минуту о том, что это левое крыло «Рабочей Оппозиции» стало главным козырем в руках наших классовых врагов — белогвардейцев за границей, тогда нам ясна будет роль подобной оппозиции. И все же мы должны установить на основании документов совершенно точно. что «Рабочая Правда», которую сам Мясников характеризовал как меньшевистскую, была связана с «Рабочей группой РКП», что член «Р.П.» входил для связи в «Рабочую группу РКП».

«Рабочая Правда» и II Интернационал

Начав с упреков РКП в том, что РКП перестала быть революционной партией «Рабочая Правда» очутилась в объятиях II Интернационала. Закончила она свое бесславное ело еще более бесславным воззванием, которое сообщает в духе передовиц из «Руля» и всей проч. белогвардейской печати, о терроре советской власти, о том, что в РКП осталось всего 5 проц. рабочих и в конце концов обращается к организации II Интернационала с просьбой о помощи.
Всякий теперь поймет, почему несколько времени тому назад мне пришлось писать о том, что путь от Коминтерна ко II Интернационалу, от Ленина к Либердану, лежит через богдановщину.

 

О демократических способах борьбы с инакомыслящими

В своем обращении, выпущенном за границей, Мясников пишет: «Рабочая Правда» есть не больше как буржуазная фракция с туманной социалистической терминологией» Но вместе с тем он возмущается: «Как бы мы не относились к «Рабочей Правде», но так с ней бороться — это столь низко и подло, что названия этому не подберешь».
Да действительно, низко и подло — брать под свое покровительство подобную группу.
Вели ли мы с ней идейную борьбу?
Статья в «Правде» Н.И.Бухарина свидетельствует об этом. Но что нам было делать, когда эти люди скрылись в нашей же собственной партии, будучи ей совершенно враждебными и чуждыми?
Пишущий эти строки, узнав кто именно входит в эту группу, приложил все усилия к тому, чтобы чисто партийным путем попытаться изжить это. Секретарь коллектива «Рабочей Правды» Фаня Шуцкевер была вызвана в центральную контрольную комиссию, где я в качестве секретаря ЦКК просил ее рассказать о деятельности этой группы, надеясь, что можно будет изжить дело партийным путем. Шуцкевер заявила, что она ровно ничего не знает об этой группе, никакого к ней отношения не имеет и т.д. То же самое заявила и жена Шульмана Крым, изобразив на своем лице неподдельное удивление.Вы можете судить по этому, какова эта группа и был ли другой путь для борьбы с нею.
Это предостережение. Мы никого насильно не тянем в наши ряды, но кто входит в наши ряды, от тех мы требуем искреннего отношения к партии. Двурушникам, работающим на два лагеря, ведущим дезорганизаторскую работу, в нашей партии нет места.
И пусть поймут, что такого рода группировки возникают в нашей партии не от чрезмерного усиления партийного «аппарата», а от его слабости.

«Правда», 19 декабря 1923

VII. ЗАЯВЛЕНИЕ ЧЛЕНОВ КОЛЛЕКТИВА «РАБОЧАЯ ПРАВДА» В ПОЛИТБЮРО ЦК РКП(б) 29 ДЕКАБРЯ 1923 г.

В Политбюро ЦК РКП — копия всем членам ЦК — Бухарину, Радеку, Троцкому, Томскому, Дзержинскому, Молотову, Рудзутак, Зиновьеву, Рыкову, Каменеву, Сталину, Петровскому, Лебедю и всем остальным. Копия — членам ЦКК РКП.
По делу «Рабочей Правды» следствие закончено. Парт[ийный] прокурор т. Ярославский опубликовал обвинительный акт. Со слов особоуполномоченного т. Агранова мы ожидаем со дня на день объявления приговора, который, очевидно, вынесен уже.
Мы обращались в Политбюро с просьбой разрешить нам, обвиняемым, встретиться для ответа на обвинительный акт. Нам было отказано.
На заседании суда (ЦКК) мы не были вызваны. В течение 2-3 месячного ареста мы считались за ЦК, арестовывали нас от его имени, допрос производил от имени ЦКК т. Агранов и все заявления мы делали на имя ЦК. После этого нам объявляют, что мы арестованы за антисоветскую деятельность и должны готовиться к соответствующему наказанию.
Не помилования мы просим. Взгляды коллектива «Р.П.» извращаются в печати самым возмутительным образом. Нас изображают как политическую контрреволюционную меньшевистскую организацию. Мы все в многочисленных показаниях и заявлениях на имя ЦК опровергали и протестовали против этого. Но напрасно.
Мы все представлены в обвинительном акте, как старые меньшевики и т.д. В действительности же мы все молодые (самому старшему 25 лет) активные рев[олюционные] работники нашей партии. Все мы подростками вступили в ее ряды. Единственное исключение т. Ласс, кот[орая] вступила в партию в 1913 г. — ей теперь 28 лет.
Название всему этому — «Дрейфусиада».
Мы не можем признать такой суд. Нас будет судить революционное рабочее движение.

Члены Коллектива «Раб[очая] Правда»
Максимов (Шульман)
Вернер (Хайкевич)
Иванова (Шуцкевер)

29.XII.23 г.
Москва. ГПУ. Внутренняя тюрьма.
С подлинным верно: М. Славатинский.

РГАСПИ. Ф. 82. Оп. 2. Д. 182. Л.162, публикуется по «РКП(б). Внутрипартийная борьба в двадцатые годы: Документы и материалы. 1923г.», 2004


VIII. ПОСТАНОВЛЕНИЕ ЦКК ПО ДЕЛУ ГРУППЫ «РАБОЧАЯ ПРАВДА»

Весною 1921г. внутри РКП выделилась небольшая группа единомышленников, поставивших себе задачей пересмотр вопроса о характере русской революции и роли РКП, при чем деятельность этой группы с самого начала протекала в условиях полной конспирации.
Весною 1921 года эта группа оформилась как «Центральная Группа Рабочей Правды», в которую вошли
1) научная сотрудница Свердловского университета Фаня Шуцкевер.
2) Шульман Е.Р. — бывший слушатель курсов марксизма при соц.академии.
3) Хайкевич, сотрудник «Рабочей Газеты» и «Труда».
4) Ласс-Козлова П.И., учащаяся на рабфаке,
привлекшие в Москве в эту группу в разное время следующих членов и кандидатов РКП:
5) Будницкого Я.Г.; 6) Вехмана О.П.; 7) Крым Н.Г. (канд РКП); 8) Рябцеву К.Ф.; 9) Страздынь Э.М.; 10) Моглина З.Б.; 11) Козлова-Ласс Н.В.; 12) Добровольского Д.С.; 13) Яцека В.
Во главе всей работы встал «Коллектив Рабочей Правды» из следующих 7 лиц: Шуцкевер, Шульман, Хайкевич, Будницкий, Ласс, Вихман, Крым. которые распределили между собой работу. Группа «Рабочей Правды» в ряде литературных произведений (№№ 1 м 2 журнала «Рабочая Правда», обращение к делегатам 12 съезда РКП, обращение «Ко всему революционному пролетариату России», брошюра «Рабочая Правда», обращение «К революционным организациям и социалистическим партиям всех стран») формулировала свою задачу как задачу образования новой рабочей партии. В протоколе коллектива «Рабочей Правды» отдельными членами коллектива формулировались задачи «максимальной дезорганизации и расслоения РКП». Из материалов, имеющихся в распоряжении ЦКК видно, что группа сознательно оставалась внутри РКП, ведя подпольную в ней работу, в целях взрыва ее изнутри, с одной стороны, и с другой — в целях использования партийных связей для выполнения задач, поставленных группой.
Центральная контрольная комиссия устанавливает на основе ознакомления со всеми материалами, что члены «Коллектива Рабочей Правды» по своей идеологии абсолютно чужды РКП; тактика, которая ими намечалась, может быть охарактеризована как меньшевистская тактика. Оценка роли Октябрьской революции как революции, которая открыла России путь к превращению ее в передовую капиталистическую страну, отрицание социального характера Октябрьской революции, нарочито злостное изображение политического и хозяйственного строя России как буржуазной диктатуры, сообщение на страницах эмигрантских органов печати и в подпольных изданиях совершенно выдуманных клеветнических сведений о состоянии партии, прямое обращение к организациям 2-го Интернационала с призывом бороться против РКП — все это характеризует «Коллектив Рабочей Правды» как социально и идеологически враждебную РКП группу, представляющую собой ничто иное как меньшевистскую агентуру внутри РКП в целях дезорганизации нашей партии. Члены этой группы отнюдь не скрывают теперь, что они расходятся с РКП не только в оценке характера Октябрьской революции и роли в ней РКП, но расходятся также с материализмом Маркса в ряде вопросов; материализму Карла Маркса они противопоставляют идеологию А.Богданова, которого они считают своей теоретической опорой.
Группа ставила себе задачей активную политическую борьбу, рассматривая свою теперешнюю работу лишь как подготовительную.
ЦКК считает необходимым указать также на то, что попытки партийным путем привлечь членов этой группы к выяснению причин, толкнувших отдельных членов партии на создание такой группировки, встретили со стороны вызванных в ЦКК членов этой группы отношение людей, абсолютно чуждых нашей партии, враждебных ей, отказ этих лиц от выяснения дела партийным путем.
Установив связь с другими враждебными РКП организациями, «Рабочая Правда» установила также связь с так называемой «Рабочей Группой РКП» в целях взаимной информации.
ЦКК установила, что эта организация «Рабочей Правды» имела крайне незначительное влияние в рядах нашей партии, что это влияние распространялось лишь на несколько кружков учащихся. которые создавались под фирмой кружков по изучению философии Богданова, а также путем рассылки перечисленных литературных произведений отдельным организациям и отдельным членам партии. Общее число лиц, привлеченных к работе в коллектив «Рабочей Правды» не превышало 20 человек.
ЦКК считает совершенно несовместимым со званием члена или кандидата РКП участие в такой антипартийной, антикоммунистической и антисоветской организации или содействие ей и постановляет:
Членов «Коллектива Рабочей Правды»:
Фаню Самойловну Шуцкевер, 25 лет, с высшим образованием, быв. научную сотрудницу Свердловского университета, члена партии с декабря 1916 года (в «Коллективе Рабочей Правды» — Ольгу Иванову), выходца из мелкой буржуазии;
Шульмана, Ефима Рафаиловича, 24 лет, окончившего Свердловский университет, быв.слуш.Соцакадемии, члена РКП с 1915г., быв. бундовца (в «Коллективе Рабочей Правды» — Максимова), выходца из мелкой буржуазии;
Хайкевича Владимира Марковича (в «Коллективе Рабочей Правды» — Вернера, Владимирова), 24 лет, выходца из мелкой буржуазии, со средним образованием, члена РКП с августа 1917г., быв.меньшевика;
Будницкого Якова Григорьевича, 24 лет, окончившего гимназию и высшую артшколу, член РКП с ноября 1917г. (в «Коллективе Рабочей Правды» — Петра);
Ласс-Козлову Паулину Ивановну, 29 лет ((в «Коллективе Рабочей Правды» — Ольгу), бывш. работницу, окончивш.рабфак, студентку МВТУ, члена РКП с 1913г.;
Крым Нелли Георгиевну, 24 лет, быв.свердловку, члена РКП 1919-1922 г.; в феврале 22г. переведенную в кандидаты (в «Коллективе Рабочей Правды» — техник связи);
Вихмана-Беляева Олега Петровича, 22 лет, из дворянской семьи, студента 1-го МГУ, члена Ркп с сентября 1918г. (в «Коллективе Рабочей Правды» — Алексея)
из членов РКП исключить.
Оказывавших содействие «Коллективу Рабочей Правды»:
Козлова-Ласс Николая Васильевича, студента, быв. рабочего, принимавшего одновременно участие и в «Рабочей Группе РКП»;
Рябцеву Клавдию Федосеевну, 25 лет, из рабочей среды, студентку рабфака МВТУ, с 1920-23 г. студентку Свердловского университета, члена РКП с 1921г.
Добровольского Дмитрия Сергеевича, 20 лет, из поповской семьи, сотрудника института Карла Маркса, члена РКП с 1918 г. (?) (в «Коллективе Рабочей Правды» — «Меритин»)
Страздынь Эмилию Михайловну, 23 лет, бывш.крестьянку, бывш. телефонистку центр.гор.отд. (пробыла на рабфаке Казанск. ун. 2 года, член РКП с 1921г.)
из партии исключить.
Моглина Захара Борисовича, из мелкой буржуазии, оконч. Свердловский ун., научного сотрудника Свердловского ун., имевшего связь с «Рабочей Правдой» и организовавшего нелегальные кружки, бывш. до 1919г. сионистом, членом РКП с 1919г. — из партии исключить.
В.Яцека — члена РКП с 1917г., студента ФОНа, принимавшего участие в заседаниях «Коллектива Рабочей Правды» осенью 1922г. и в обсуждении нелегальной платформы-декларации «Коллектива Рабочей Правды», ушедшего из этой организации вследствие своего несогласия с нею, но ни разу не сообщившего ни одной партийной организации, в которой он состоял, о своих связях с этой подпольной организацией, чем затруднил партии борьбу с нею, и своевременное раскрытие этой притаившейся внутри РКП враждебной нам группы — из партии исключить на один год.
Принимая во внимание пролетарское происхождение Ласс-Козловой П.И., Козлова-Ласс Н.В., Рябцевой К.Ф., а также признание ими сделанной ошибки, ЦКК предоставляет им право по истечении года возбудить вопрос о принятии их в партию по рекомендации рабочей производственной ячейки.

Секретарь президиума ЦКК Ем.Ярославский.

«Правда», 30 декабря 1923

IX. ИЗ СООБЩЕНИЯ ЦКК

Если член нелегальной группы «рабочей правды» Шуцкевер говорит: «Отказ от дачи показаний вначале являлся результатом желания сохранить коллектив» (т.е. коллектив «рабочей правды») — это нам понятно. Здесь перед нами налицо нелегальная группа, борющаяся против партии. Шуцкевер хотела ее сохранить, считала себя вправе лгать перед ЦКК или просто отказываться говорить то, что есть. Если Крым, другой член этой группы, говорит: «На заданные мне вопросы в письменной форме считаю ненужным ответить» — она поступает правильно с точки зрения нелегальной группы. Если Рябцева на ряд вопросов. касающихся деятельности «рабочей правды», отвечает «На все эти вопросы я отвечаю категорическим отрицанием», это понятно. Здесь дело идет о подпольной организации, борющейся против РКП; надо сохранить ее втайне. Здесь всякие средства законны. Мы конспирацию вели внутри объединенной РСДРП, когда мы были фракцией большевиков внутри партии. Кто не признает возможным устраивать фракцию внутри объединенной РКП, тот должен до конца отвергнуть такие приемы, такое отношение к партии…

ЕМ.ЯРОСЛАВСКИЙ

«Правда», 22 февраля 1924


X. ИЗ ПРОТОКОЛА ПОЛИТБЮРО от 13 ноября 1924 г.

п.9: О заявлении членов бывшей группы «Рабочая правда».
Решено:
а) освободить членов бывшей группы «Рабочая правда» Шуцкевер Ф.С., Шульман К.Р. и Крым Н.Г.;
б) поручить Ярославскому дать в «Правду» заметку с цитатами из их заявления;
в) в партию их не принимать.

РГАСПИ. Ф.17. Оп.3. Д.474. Л.4


XI. ЕМ.ЯРОСЛАВСКИЙ «ИСТОРИЯ ОДНОЙ МЕЛКОБУРЖУАЗНОЙ ГРУППЫ»

Около года тому назад был раскрыт и ликвидирован коллектив «Рабочей Правды». Эта группа возникла в период труднейшего перехода к новой экономической политике и отразила колебания и шатания мелкобуржуазных элементов, проникших в нашу партию, была их выразительницей.
В момент возникновения этой группы центральный комитет нашей партии указывал в своем докладе съезду, что сторонники «Рабочей Правды» «под видом чистого коммунизма и защиты интересов рабочего класса, фактически распространяют мутную меньшевистскую идеологию».
Несмотря на предостережения , которые были даны тогда же центральным органом нашей партии в статье, подписанной Н.И.Бухариным («Правда»,№66, 25 марта 1923г.) эта группа вела конспиративную работу, подготовляла, как она пышно выражалась, создание «истинно социалистической рабочей партии». Когда мы ознакомились с протоколами этой группы, с литературой, ею созданной, с корреспонденциями в меньшевистской печати, декларацией, которую они опять-таки через меньшевиков, намеревались опубликовать и в которой группа обращалась к западно-европейским социалистическим партиям (т.е. к 2 и 2 1/2 Интернационалам) мы разоблачили эту группу со всей непримиримостью, какая требуется интересами коммунистической партии, как агентуру меньшевиков внутри нашей партии.
Члены коллектива «Рабочей Правды» на нас чрезвычайно обиделись за ту резкую характеристику, которую мы дали всей группе и отдельным членам ее в «Правде». «Социалистический Вестник» и др. подобные органы за границей облили нас грязью за то, что мы представили в истинном свете эту группу. В одной из корреспонденций, напечатанной в «Социалистическом Вестнике» от 3-го ноября 1923г. мы читаем: «Аресты дезорганизовали ряды «Рабочей Правды»… Уцелевшие рабочеправдовцы вынуждены прибегнуть к старым приемам подпольной конспирации, но повидимому складывать оружие не намерены». Правда, конечно, была не в этом. Правда, была в том, что к приемам подпольной конспирации группа прибегла с самого начала. Она все время былаа подпольной конспиративной организацией, чуждой нашей партии, враждебной ей, дезорганизаторской. А аресты не дезорганизовали ряды «Рабочей Правды», а прекратили ее существование. И теперь должны были признать бывшие члены коллектива «Рабочей Правды», что никакой сколько-нибудь влиятельной группы, никаких «рядов», никакой массы за ними не было, а была лишь [нрзб] тайных и явных меньшевиков и злорадство всех врагов нашей партии, что вот , нашлась такая группа коммунистов, которая занимается дезорганизацией партии.
Прошло несколько месяцев. За это время члены коллектива «Рабочей Правды» не раз поднимали вопрос о себе и о партии. Вначале это были довольно несвязные истерические обращения, когда члены коллектива «Рабочей Правды» отстаивали свою правоту. Но с каждым разом в их обращениях чувствовалась все большая и большая трещина. В конце августа этого года политбюро ЦК РКП(б) получило заявление 3 членов коллектива «Рабочей Правды» — Шуцкевер Ф. (Ивановой), Шульмана (Максимова) и Н.Крым, в котором они писали, что «в части организационной, т.е. организационного оформления коллектива «Рабочей Правды» и задачи образования «идейного центра рабочего движения» и в политической, т.е. задачи расслоения РКП и лозунга образования рабочей партии, мы осознали свои ошибки и целиком стоим в этих вопросах на партийной позиции».
1-го октября эти товарищи заявили о том, что они распускают свой коллектив (по правде сказать и распускать-то уже нечего было), отказываются от всякой конспиративной от партии работы, всецело разделяют ее взгляды. Наконец, они подали, в последние уже дни, записку в Политбюро, и в этой записке организаторы коллектива «Рабочей Правды» настолько ярко разоблачают самих себя, что нам почти ничего не остается прибавить к той характеристике, которую они дают своему коллективу, своей идеологии. Вот что мы читаем в этом заявлении в Политбюро ЦК РКП (б):
«Антиреволюционность этой позиции (т.е. позиции «Рабочей Правды») обнаруживается невооруженным глазом. Она прет изо всех пор. Здесь и типичный меньшевистский оппортунизм и пассивность, и догматизм, и доктринерство, и путаное недомыслие, прикрытое левой фразой
Услуга «Рабочей Правды» рабочему движению — медвежья услуга. Объективно она представляет вреднейшую и опаснейшую тенденцию обособления и противопоставления рабочего класса РКП и соввласти. Это могло бы быть на руку лишь врагам революции
Сама постановка проблемы пролетарской культуры имела метафизический характер — не в недрах старого капиталистического общества она может развиться и дать пышные ростки. Необходимой ее предпосылкой является захват власти и ее удержание. Развертывание элементов пролетарской культуры — процесс. Она не дается в готовом виде, не падает с неба, а развивается лишь вместе с ростом организационного опыта рабочего класса. А широта масштаба этого опыта дается лишь захватом власти. Постановка вопроса: раньше пролетарская культура, а затем социалистическая революция — сплошная метафизика и оппортунизм. Диктатура пролетариата — переходный этап к социализму, когда происходит вызревание социалистических элементов и хозяйства и культуры» (Подчеркнуто везде мною. Е.Я.)

Нельзя сказать сильнее. Если антиреволюционность этой позиции обнаруживается невооруженным глазом (теперь), то каково же было ослепление этих товарищей, не замечавших, что эта антиреволюционность «прет изо всех пор». «Типичный меньшевистский оппортунизм», «пассивность», «догматизм» и «доктринерство», «путаное недомыслие», прикрытое левыми фразами, «вреднейшая и опаснейшая тенденция» — разве это не есть полное признание правоты нашей партии в той суровой непримиримой оценке, которая дана была коллективу «Рабочей Правды» год тому назад?!
Не менее резко выражаются о себе члены коллектива «Рабочей Правды» в оценке своих взглядов на международное положение:
«Тем более вульгарен подход к современным революционным организациям рабочего класса — Коминтерну и РКП и их оценка критерием пролетарской культуры…
Рассуждение «Рабочей Правды» о Коминтерне — рассуждение дурачков, а выводы о подготовке элементов для нового международного объединения — выводы дезорганизаторов движения. В действительности Коминтерн — единственная международная организация, занимающая действительно интернационалистскую позицию, единственно последовательно революционная, стоящая на уровне задач эпохи и на уровне достижений и опыта движения всех стран. Все это можно проследить и по постановке вопросов и по характеру решений, и по типу организаций и по внутренней дисциплине…
Оценка РКП, сделанная коллективом «Рабочей Правды», вдвойне ошибочна и с точки зрения динамики международного, и с точки зрения динамики внутреннего развития
РКП и СССР — идейный и материальный базис Коминтерна. Каждый революционер, каждый сознательный рабочий, способный подходить к решению вопросов с широкой интернациональной меркой, обязан отнестись к этому с достаточной серьезностью, обязан всячески эту базу укреплять как материально, так и идейно»

«Дурачки» и «дезорганизаторы движения». Сильнее сказать нельзя. И теперь всякий видит, что мы были тысячу раз правы по отношению к коллективу «Рабочей Правды».
Приведем еще 2-3 выдержки из этой чрезвычайно интересной исповеди:
«Развертывание борьбы рабочего класса открыло новые опасности, но он же открыло и новые возможности. Захват власти дал в руки пролетариата гигантские рычаги для реального изменения общественных отношений в направлении к социализму в невиданном масштабе…
Истинный революционер, увидя новые опасности, не прячется в кусты, не прикрывается историческими шаблонами, не покидает поля битвы, а осознав их, засучивает рукава и старается их преодолеть не воображением, а на деле. Борьба с опасностями должна вестись и по линии изменения коренных условий, и с лицами этому перерождению подверженными. Так и был поставлен вопрос в РКП: усиление госпромышленности и госторговли, борьбы с частным капиталом, сокращение кулака, покровительство коллективным начинаниям в сельском хозяйстве, борьба с обюрократившимися и разложившимися элементами в партии…
Коллектив «Рабочей Правды» сделал другое. Он оставил поле сражения, высокомерно укрывшись под сень идей пролетарской культуры
Признавая путь РКП единственно возможным и единственно правильным, «Рабочая Правда» звала все же свернуть с этого пути на иной, мнимый, нереальный путь создания новой «Рабочей партии»…
Рабочий класс России, заинтересованный в подъеме хозяйства страны, обязан исходить при решении всех задач не из узких интересов сегодняшнего дня, а интересов всего движения. Лозунг эмансипации его от органов государственной власти и РКП неприемлем для сознательной революционной части рабочего класса. Это лозунг меньшевизма…
Скользкие мостки в страну меньшевистских теней представляют и выводы «Рабочей Правды» о политических свободах для пролетариата. Не даром нас похвалили меньшевики в ожидании следующего шага. Этого удовольствия мы им не доставили»
«Такова, — заканчивают свое обращение в Политбюро ЦК РКП(б) члены бывшего коллектива «Рабочей Правды», — в неприкрашенном виде правда о «Рабочей Правде». Эти горькие для себя истины мы не можем не признать открыто перед партией».
* * *
История этой группы заслуживает внимания. На ее существовании кое-кто пытался строить в своей время очень смелые и широкие выводы о неблагополучии в нашей партии. Читая эту исповедь, многие из товарищей, год тому назад критиковавшие аппарат нашей партии и режим нашей партии как причины возникновения этой группы, теперь могут тоже «невооруженным глазом» видеть собственные ошибки.
Конечно, людям, которые пришли к этим горьким истинам, нужно не мало поработать над собой, чтобы партия могла убедиться в том, что и эта исповедь не просто крен, вызванный улучшением положения в нашей стране, укреплением нашего международного положения, подъемом промышленности, несомненным успехом и ростом партии, усилением ее основного пролетарского ядра. Если они были раньше и остались коммунистами революционерами, они сумеют найти себя, испив горькую чашу до дна. Но история этой группировки нам кажется поучительной и для других группировок возникающих в нашей партии в трудных условиях затяжки пролетарской революции на Западе и наших собственных затруднений. история этой группы служит еще раз подтверждением, что линия, которую ведет наша партия, есть единственно правильная линия пролетарской революции, которой не страшны временные поражения и отдельные ошибки.

«Правда», 16 ноября 1924


XII. ПИСЬМО ШУЦКЕВЕР И ШУЛЬМАНА

Тов.Сталину

Тяжело и несносно нам пребывать в положении отчуждения от партии.
В последней беседе осенью 1925г. Вы согласились и обещали его изменить и вопрос о предоставлении нам возможности вернуться и работать в рядах партии вырешить.
В первое время нам было тягостно, но понятно: партия хотела видеть (и проверить нас) какую позицию мы займем в новой обстановке.
Прошло два года напряженной внутрипартийной и социальной борьбы — срок достаточный для наблюдения и испытания.
Дальнейшее пребывание в состоянии вынужденной бездеятельности становится особенно трудным.
Мы требуем предоставления нам возможности вернуться и работать в рядах партии.

13 августа 1926г.

ШУЦКЕВЕР,
ШУЛЬМАН

РГАСПИ. Ф.558. Оп.11. Д.831. Л.87-88


Биографические наброски об участниках «Коллектива Рабочей Правды».

 

1. ЛАСС-КОЗЛОВА Паулина Ивановна (1894 — после 1968)

член КПСС с 1913 г. Активная участница революционного рабочего движения в Латвии, на Украине, г. Харькове, принимала непосредственное участие в Октябрьской революции, затем в гражданской войне, с 1919 — 1921 гг. — на ответственной партийной работе в 14 армии, на Юго-Западном фронте. В 1921- 1923 гг. училась в лекторской группе Университета им. Я. М. Свердлова, одновременно на рабфаке, созданном при Московском высшем техническом училище. В 1924-1927 гг. — работа в г. Ялте на электростанции, в 1928-1932 гг. — студентка «партийной тысячи» Московского авиационного института. В 1932-1937 гг. — инженер на одном из московских заводов. С 1937 г. живет в Казахстане. Ныне персональный пенсионер союзного значения.
(«Они встречались с Лениным: воспоминания», Алма-Ата, 1968)

В упомянутой книге опубликован мемуар Ласс-Козловой о встрече с Лениным на VIII съезде РКП (б) в 1919. Отъезд из Москвы в 1924 безусловно связан с делом «Рабочей Правды». Эвфемизм «с 1937 г. живет в Казахстане» по всей видимости, объясняется арестом и ссылкой (лагерем?).
По memo.ru:

Козлова-Ласс Полина Ивановна
Родилась в 1896 г. технолог, Завод АТЭ электрокомбината им. Куйбышева. Проживала: 2-й Кирпичный пер., 2, 266.

Хотя ни год рождения, ни имя не сходятся, фамилия все же чересчур редкая, чтобы счесть простым совпадением.
Данных о дате и причине ареста нет.

2. БУДНИЦКИЙ Яков Григорьевич (1899 — 1967)

участник становления Советской власти в Феодосии. Член КПСС с ноября 1917 г. В 1918-19 гг. — член горкома, секретарь горкома и член ревкома, член коллегии ГК партии в Феодосии. В 1920 г. на Южном фронте. В 1921-1924 гг.- политком подрайона санаторно-курортного управления в Феодосии и Судаке. В 1924-31 гг. работал в системе Наркомфина в Оренбурге и в Москве. В 1931-35 гг. — студент 1-го МГУ. В 1936-41 гг. — в Гипромаше и бюро Гипротяжмаша. Участник Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. В 1945-54 гг. — в Гипротяжмаше. С 1954 г.- персональный пенсионер.
(Ежегодник БСЭ, Москва, 1968)

И здесь переезд в Оренбург очевидно связан с делом «Рабочей Правды». Скупая строка «участник Великой Отечественной войны» благодаря БД «Подвиг Народа» разворачивается в целую историю:
12.07.42 Представление помощника начальника штаба артиллерии 413 с.д. капитана Будницкого к ордену Красной Звезды (лист 2).
17.08.43 Представление начальника оперативного отделения штаба артиллерии 13 армии майора Будницкого к ордену Отечественной войны 1 степени.
10.08.44 Представление начальника оперативного отделения штаба артиллерии 1 гвардейской армии гвардии подполковника Будницкого к ордену Красного Знамени.

3. ШУЦКЕВЕР Фаня Самойловна (1898 — 1945)

уроженка г. Сморгони Виленской губ., из семьи владельца кожевенного завода. Окончив гимназию в Вильно, училась в Харьковском политехническом институте. Член РСДРП(б) с декабря 1916 г. В мае 1917 г. в составе студенческого отряда по борьбе с сыпным тифом выезжала на Кавказ, с августа — в партийном комитете в Богородске Нижегородской губ. В январе-мае 1918 г. — сестра милосердия на фронте против Каледина и гайдамаков на Украине. Эвакуированная в Самару, при наступлении белочехов, попала в плен, трижды была под расстрелом, но бежала и работала секретарем подпольного комитета РКП(б). После освобождения Самары, с октября 1918 г. по май 1919 г. — член бюро и секретарь общегородского партийного комитета, позже инструктор-агитатор Саратовского губкома, инструктор политотдела 14-й армии и политуправления РВСР. В 1921-1923 гг. — научный сотрудник и преподаватель кафедры истории России в Комуниверситете им. Свердлова, одновременно училась в МВТУ. Исключенная из партии и арестованная по делу группы «Рабочая правда», с октября 1923 по ноябрь 1924 г. находилась в заключении (Москва, Ярославль, Челябинск), а после освобождения была нештатным сотрудником Истпарта ЦК ВКП(б); восстановлена в партии в декабре 1926 г. Впоследствии заведующая агитмассовым подотделом Орловского губкома партии (1927-1928 гг.), ответственный секретарь редакции журнала «Под знаменем марксизма» (на немецком языке) и референт агитпропотдела Исполкома Коминтерна (1928-1931 гг.), заведующая агитмассовым отделом парткома завода No1 (1931 г.), преподаватель кафедры ленинизма и истории ВКП(б) в Международной Ленинской школе (1931 — 1932 гг.) В 1932-1936 гг. училась в Московском, затем Харьковском авиаинституте, окончив который работала инженером в Научно-испытательном институте ВВС РККА. Арестована 28 апреля 1938 г . Репрессирована.
(Неизвестная Россия: XX век, т.4, Москва, 2003)

Резонно предположить, что после выхода на свободу в конце 1924 Шуцкевер разоружилась перед партией, что способствовало возобновлению карьеры. Косвенное подтверждение этому присутствует в сводках приема посетителей И.В.Сталиным за 1925г.

23 января Шуцкевер (б. пр. Рабоч. Правды)

В списках репрессированных найти Ф.С.Шуцкевер мне не удалось, однако, в рассказах Г.А.Воронской о Колыме обнаружился такой фрагмент:

Я думаю, что освободилась благодаря моей напарнице Фаине Шуцкевер (осужденной жене крупного военоначальника). Фаина, несмотря на свой возраст (она была много старше меня), регулярно показывала очень высокую производительность труда в деле, которому она обучила и меня — мы плели корзины. Она гнала выработку на 141 процент, которая давала и ей и мне возможность ежедневно получать по одному кг хлеба, так как сильно страдала от недоедания. У меня аппетит был скромнее, я бы удовольствовалась и 650-тью граммами, и, соответственно, выработкой в 131 процент. Но Фаина была непреклонной.
Фаина умерла, может быть, потому, что не выдержала этой гонки, мне же она принесла освобождение.

Однако, не вполне понятно, как согласовать этот рассказ с могилой Фани Самойловны на Новодевичьем кладбище.

4. ХАЙКЕВИЧ Владимир Маркович (1899? — 1937), он же Вернер, Нетти, Владимиров
и
5. ШУЛЬМАН Ефим Рафаилович (1899? — 1937), он же Максимов, Школьник

По короткой биографической справке Хайкевич был «исключен из РКП(б) и приговорен к заключению в концлагерь». Вероятно, та же участь постигла и Шульмана. Никаких сведений об их жизни после выхода из лагеря мне найти не удалось.
В 1937 оба фигурируют в «сталинских списках» по первой категории.
Вернер Владимир Маркович в списке от 27.02.37 по Московской области.
Шульман Ефим Рафаилович в списке от 21.10.37 по Днепропетровской области

Их деятельность в Крыму во время гражданской войны по понятным причинам в советское время не освещалась, разве что фамилии иногда проскакивали в общих списках руководителей крымского подполья, например в биографии Ю.П.Гавена (В.Е. Баранченко «Гавен», Москва, 1967):

В Крыму в подполье остались Н. Тимофеев, И. Полонский, И. Ржанников, Ян Бек, Е. Богатурьянц, С. Просмушкин, большевики с довоенным стажем и опытом, и молодые большевики: О. Алексакис, В. Киров-Харик, М. Гершуни, Ф. Рылов, В. Хайкевич, Е. Шульман, Н. Бурмистров, Р. Гринберг, И. Тихомиров, А. Мамигонов, Д. Скрыпник и многие другие. Они вынесли на своих плечах основную тяжесть первого подполья крымских большевиков.

Речь идет о периоде с апреля 1918 по апрель 1919г. По данным Т.Б.Быковой («Створення Кримської АСРР 1917–1921 рр.», Киев, 2011; в книге используется инициал I.[Шульман] , но речь явно идет о том же человеке) Шульман принимал участие во втором съезде КП(б)У в октябре 1918г. и в четвертой (подпольной) крымской областной конференции КП(б)У в декабре 1918г, на которой он был избран одним из семи участников крымского областкома.
После третьего съезда КП(б)У (март 1919) Шульман не смог вернуться в Крым, так как оказался отрезан от Симферополя войсками добровольческой армии. Шульман остановился в Мелитополе, где организовал местное бюро Крымского областкома. Вскоре, впрочем, Крым был занят Красной армией, Шульман добрался до Симферополя вместе с ней.
В апреле 1919 на шестой крымской областной конференции, на которой была провозглашена Крымская ССР, Шульман впервые, как выразится позже Ем.Ярославский, колебнулся против линии партии, подняв в прениях вопрос, «целесообразно ли вообще создавать в Крыму советскую республику».
Тем не менее он вошел в новый состав Крымского обкома РКП(б), возглавленный Ю.П.Гавеном.
Гавен был в восторге от молодого революционера и хвалил его в письме Э.П.Берзину: «несмотря на молодость Шульман один из лучших крымских партийных работников»
Кроме исполнения обязанностей секретаря обкома Шульман также занимался вопросами пропаганды (по данным историка М.В.Владимирского при Ревкоме по просьбе обкома был создан отдел советской агитации, в который вошли: Шульман (секретарь Обкома), Меерсон и Хайкевич (сотрудники Обкома)
и развития мусульманского коммунистического движения. Соответствующее бюро возглавил турецкий коммунист М.Субхи, а секретарем бюро стал Шульман.
Впрочем, как известно, Крымская ССР оказалась недолговечной. Коммунисты эвакуировались из Крыма в Одессу, Гавен остался там на лечении, а Шульман отправился в Москву с докладом и за деньгами на коммунистическую агитацию.
Владимир Хайкевич первоначально оставался в Крыму

23 августа 1919 года было создано 1-е организованное собрание секретарем областного [комитета] РКП(б) тов. Хайкевичем (Вернер). Присутствовали: Хайкевич, Леонов С., Котенев, Барсуков, Дакшицкий, Лия Шулькина, Слуцкий и Нелли. Был сделан доклад тов. Хайкевичем о положении в Крыму, [отмечено], что во всех городах Крыма еще не начата никакая работа, поэтому он предложил избрать комитет из трех человек и начать работу в Севастополе, как в Крымском центре пролетариата. Был избран комитет: тов. Хайкевич (Вернер), тов. Котенев, тов. С. Леонов… Позднее… была налажена связь с Одессой через тов. Павлова Виктора, где находился член обкома тов. Шульман
(Воспоминания С.Г.Леонова, цит. по В.Крестьянников «Севастополь: Хроника революций и гражданской войны 1917-1920 гг.», Симферополь, 2005)

Любопытно, что в большевистских списках подпольных явок фигурирует и еще один будущий член «Рабочей Правды»: Феодосия, Дворянская ул., д. Вассербер, спросить Якова Будницкого

В Москве Шульман не терял времени даром и придумал СВИНФ (к сожалению, название кануло в лету вместе с изобретателем):

… т.Шульман предложил секретариату Исполкома Интернационала план организации центрального аппарата технической связи и информации при Исполкоме Интернационала (Свинф).
Предложенный т.Шульманом план организации Свинфа наметил целый ряд пунктов, откуда сотрудники Свинфа организуют (пользуясь всеми легальными возможностями буржуазного общества) сеть пунктов и предприятий посредством и через которые пересылается и передается от Исполкома Интернационала заграницу революционным организациям все нудное (литература, деньги, работники). Также в определенных пунктах будут центры информации, собирающие и обрабатывающие матерьял, имеющий ценность для революционных организаций.
Такими пунктами связи и информации намечены были для России Москва и Одесса, для Балкан и Малой Азии — Константинополь, для всего мусульманского востока Александрия, для Центральной Европы — Букарест…
На первый период своей деятельности Свинф ограничил свою работу Балканами, Малой Азией и Мусульманским Востоком, на что получив полномочия исполкома и средства для начала работы т.Шульман отправился в Одессу…
23-го августа в день занятия города белыми т.Шульман прибыл в Одессу. Тов.Гавен эвакуировался, т. Строуян (которому я привез мандат от Исполкома Интернационала) и Мирный не дождались приезда т.Шульмана, уехали в Болгарию, установив явки. И за постановку работы Свинфа пришлось взяться т.Шульману одному. Был разработан следующий план работы:
I. Для организации связи с Советской Россией учреждается комиссионно-экспортно-агентное дело под фирмой «Торговый дом Южно-русский Курьер» с правлением в Новороссийске и с отделениями во всех крупных пунктах Добророссии.
II. Для организации аппарата связи и информации с заграницей организуется Торговый дом с центром в Одессе и отделениями во всех крупных пунктах побережья Средиземного моря.
III. Для организации связи с восточными странами, где европейский тип коммерческих предприятий еще не привился, организуется при содействии т.т. мусульман коммерческие предприятия восточного характера «Восток» с центром в Константинополе и с агентами (не отделениями) в торговых центрах Ближнего Востока (Эрзерум, Багдад, тегеран, Бейрут, Каир или Александрия и один из городов Палестины).
В восточных мусульманских странах наши агенты пользуются торговыми караванами, фелюгами и т.п.
Центр информации устанавливается в Константинополе, куда посылаются товарищи, владеющие иностранными и восточными языками…
К осуществлению этого плана было немедленно приступлено. Был организован торговый дом З.С.Шапшал, М.Келлер и Ко., котрому удалось связаться с солидным коммерческим миром и приобрести большое доверие. Один из сотрудников Свинфа т.Фрауман, компанион т/д, был намечен для поездки в Центральную Европу, для связи и организации агентуры и отделений т/д. Была намечена информационная группа для отправки в Константинополь… Было приступлено к организации «Южно-Русского Курьера» и восточн.предприятий. Был намечен состав правления и сотрудников. За это время (сентябрь-октябрь 1919г.) представитель Президиума Отдела пропаганды потребовал передачи всех ценностей, имевшихся у т.Шульмана для нужд членов президиума, уезжающих за границу. Протесты и попытки получить от президиумам взамен этих ценностей бумажные деньги ни к чему не привели…
(Здесь и далее документы цитируются по Архиву Коминтерна, РГАСПИ)

Упомянутый Президиум отдела пропаганды видел дело несколько под иным углом и обвинил т.т.Шульмана и Фраумана в расхищении государственных ценностей:

На третьем свидании т.Шульман заявил, что привезенные им ценности и деньги принадлежат не Коллегии, а всецело ему, Ш., для его работы. Тогда Президиум сообщил т.Ш. , что он снимает с себя ответственность за ценности и возлагает ее на него, Ш, а т.Деготь ему добавил, что за такое легкомысленное отношение к делу его следовало бы расстрелять. Последнее, вероятно, повлияло на Ш., т.к. через несколько дней он заявил, что представит Президиуму все ценности, что же касается денег, то он их почти все израсходовал и кажется обещал дать отчет, но до сих пор не представил. При сдаче ценностей т.Фроман, ближайший сотрудник т.Ш. , не представил всех ценностей, а часть из них он присвоил себе и открыто обвинял Ш. в воровстве. Мне лично известно, что т.Ш. оставил себе золотое кольцо с брилиантами. Т.Ш. не представил нам описи, полученной им в Москве, а потому нам пришлось составить другую… Между прочим, в одной брошке были вставлены три простых камня вместо больших брилиантов, в кот. по их размеру должно было быть 2-3 карата в каждом. Обо всем этом решено было сообщить Бюро 3-го И-ла и копию дать местному паркому для сведения.

Продолжение отчета Шульмана:

Вся надежда была на получение денег из центра (Президиум Отдела заявил, что ожидаются средства из Центра). Деньги не были получены и работа Свинфа парализуется в самом начале. Без средств трудно было поставить работу.

В результате

Не имея возможности широко поставить работу, т.Шульман начинает собирательную работу и в начале ноября 1919 года он отправляется в Севастополь… Бюро связи с Востоком при севастопольском мусульманском бюро РКП переходит в ведение Свинфа… Организуется постоянная связь портов Крыма с Анатолийским побережьем через турецкие фелюги… Вслед за этим т.Шульман собирается на Кавказ для установления связи с партией «Гуммет»… Но начавшаяся в декабре месяце эвакуация белых и вследствие этого захват пароходов и прекращение пассажирского сообщения на Батум, сделал поездку слишком дорогостоящей, а денег в распоряжении Свинфа не было.
Последующий период (январь, февраль 1920г.) сводится исключительно к выработке планов дальнейших работ.

Сохранился и отчет Хайкевича, который

в ноябре 1919г. прибыл в Одессу из Крыма. Там я решил воспользоваться присутствием представителей Отдела Пропаганды, у которых я наделся получить разрешение ряда вопросов, возникших у Крымока в связи с его работой у мусульман. Крымские татары и татарские партии, на которых мы имеем влияние, имеют прочные связи с Турцией. Перед Крыммусбюро при О.К. стояла задача использовать эту связь для работ в Турции и установления контакта с Мустафа Кемаль-пашой.
В этом направлении в Крыму велась работа, но слабо и неуверенно — не было средств и достаточной информации.
В Одессе я наделся получить то и другое и директивы, но вместо всего этого я получил предложение от секретаря Отдела Пропаганды т. Риделя взять на себя «эту вост.» работу. От т.Риделя же я получил мандат. Я знал, что существуют какие-то трения между Риделем и прочими членами президиума, но я нашел возможным поручение принять, т.к. надеялся повести работу из одессы или выехать в Турцию (я ждал денег).
Средств на работу мне не было оставлено (т. Ридель оставил мне всего 100000 р.). Связи с иностранными организациями мне также не было оставлено и оставалось только ждать получения средств из центра.
После отъезда т.Риделя мною была сделана попытка послать делегацию к мустафе кемалю для установления политического. а если возможно. и военного контакта. Вследствие отсутствия средств у меня и у у местного Областного Военно-Революционного Штаба, мысль эту пришлось в конце концов оставить.

В конце отчета Хайкевич позволил себе покритиковать старших товарищей:

I. Опыт работы Одесского Отдела [Пропаганды] показал, что образование национальных групп со стоящими во главе их коллективами есть искусственное воспитание паразитизма и бездельничанья… вовсе не обязательно привлекать в ответственные руководители Отдела лиц. вся ценность которых в том, что они столько-то лет в партии или сидели в тюрьме или ученики весьма знаменитых людей.
II. Опыт интернациональной работы показал, что издания предпринимаемые в Советской России для заграничных организаций на 9/10 если не больше идут на упаковку селедок в бакалейных лавках.

Наконец, в марте 1920 Шульман и Хайкевич встретились в Одессе и отправились в Москву с остановкой в Харькове, где, надо заметить, тоже произвели не самое лучшее впечатление. В отчете Южного Бюро Исполкому Коминтерна от 2 марта 1920 говорится:

Т.т. Шульман (Школьник) и Нетти (Вернер), прибыв из Одессы, посетили Южное Бюро и сделали устный доклад.
К концу беседы т.Нетти заявил т.т.Милкичу и Садулю, что он осведомит их на следующий день об одном инциденте, случившемся с т.Шульманом. Возвратившись сегодня в Бюро, они казались не были более склонны осведомить Бюро об этом инциденте. Все-таки после изрядных колебаний они решились

[далее подробно излагается уже известная история конфликта между Шульманом и одесским Отделом Пропаганды и пропавших драгоценностей]
Кража по-видимому действительно произошла. Весь вопрос по-видимому состоит в том, чтобы узнать, кто это совершил, Фроуман или Шульман. Но осторожность и умеренность, с которыми Шульман протестует против обвинений, выдвинутых Фроуманом, неблагоприятны для Шульмана… Разъяснения Шульмана были запутанные, полные противоречий и, нужно добавить, лжи. Он не мог дать удовлетворительных разъяснений касательно использования 200000 руб. дореволюционного образца, которые он получил.
Нужно добавить, что его товарищ Нетти, который быть может будет его сегодня вечером сопровождать в Москву вопреки решению Бюро, постановившему отправить его в Одессу, нам заявил и написал в докладе адресованному Исполнительному Комитету, что он получил в декабре от т.Риделя ДЕСЯТЬ ТЫСЯЧ РУБЛЕЙ, и что эта сумма, будучи совершенно недостаточной, не давала ему никакой возможности сделать какую-нибудь работу.
После ухода т.Нетти мы увидели, что на его мандате, подписанном Риделем и переданном нам Нетти, написано, что он получил не десять тысяч рублей, но десять тысяч франков. т.е. по одесскому курсу в декабре в сто раз более по крайней мере.
Кажется необходимым, чтобы прежде чем доверить новый пост этим двум товарищам и особенно Шульману, Центральный Комитет партии и Исполнительный Комитет Коммунистического Интернационала распорядились по этим инцидентам установить серьезное и полное расследование Одесскими властями.
Шульман, который получил в Одессе десять тысяч рублей, чтобы ехать в Москву, их истратил до приезда в Харьков. Бюро ему дало три тысячи рублей, чтобы дать ему возможность доехать.

Несмотря на изрядный шум, похоже, что никаких последствий для Шульмана история не имела.
В протоколе заседания ИККИ от 12 марта 1920 сказано

5. Откомандировать Шульмана в распоряжение ЦК, просить ЦК разследовать обвинения, выдвинутые против него.

На заседании присутствовало всего три члена ИККИ, в том числе Берзин (которому Гавен полугодом раньше рекомендовал Шульмана как одного из лучших крымских партработников) и Бухарин (который через три года будет громить «Рабочую Правду» на страницах Правды).
Неизвестно, возвращался ли Шульман в Крым после его освобождения от врангелевцев. Хайкевич точно возвращался, в 1921 он публиковался в газете «Красный Крым» (статьи «О работе среди татар», «Основной крымский вопрос»), ему же в апреле 1921 на заседании уездного парткома в Симферополе поручили подготовить доклад «О форме государственного строительства Крыма» (цит. по Т.Б.Быкова, ук.соч.)
Затем, вероятно, по газетной линии Хайкевич перебрался в Москву.

Ленин получает письмо от Хайкевича об организации прессы; делает распоряжение о направлении документа секретарю ЦК РКН(б) И. М. Молотову.(«В.И.Ленин: Биогр. хроника», т.11, Москва, 1980)

Вскоре после этого и организуется «Рабочая правда».

В заключение письмо, которое Е.Р.Шульман написал Л.Д.Троцкому 31 декабря 1923г.

Уважаемый товарищ,
Сознание, что обращение мое, представителя «Рабочей Правды», будет использовано против Вас в развернувшейся в партии кампании — удерживало меня все время от подобного шага.
Но нам, участникам кружка — коллектив «Рабочая Правда» — предстоит на днях отправка в края весьма отдаленные, сказать можно потусторонние, и навряд ли будет у нас подобная возможность обращения к Вам с письмом.
Это же представляется нам совершенно необходимым.
Мы обращаемся к Вам, т. Троцкий, как к вождю РКП и Коминтерна, революционная мысль которого остается чуждой кастовой замкнутости и безнадежной ограниченности.
Кампания клеветы и расправа, производимая над участниками кружка «Рабочая Правда», а мы лишены всякой возможности опровержения всего этого, заставляет нас обратиться к Вам с настоящим письмом, как мы это сделали в особом заявлении нашем в Исполком Коминтерна, Политбюро ЦК РКП и письме к т. Бухарину.
Мы сделали все возможное, чтобы поставить в известность всех вас, руководителей Коминтерна и РКП, обо всем этом.
Вы поставлены об этом в известность, Вы знаете обо всем этом — Вы имеете возможность ознакомиться со всеми материалами по этому вопросу.
Большего от нас, в настоящих для нас условиях, нельзя требовать.
Участник кружка-коллектива «Рабочая Правда» Максимов-( Шульман)
31/ХII — 23 г.
Москва. ГПУ. Внутренняя тюрьма. 24 камера.

(Публикуется по «РКП(б). Внутрипартийная борьба в двадцатые годы: Документы и материалы. 1923г.», 2004.
Публикаторы отмечают, что письмо скорее всего не дошло до Троцкого, так как в его архиве нет копии этого письма. Документ многие годы находился на секретном хранении в фонде В.М.Молотова)
Поделиться ссылкой:
  • LiveJournal
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Tumblr
  • Twitter
  • Facebook
  • PDF

Постоянная ссылка на это сообщение: http://rabkrin.org/rabochaya-pravda-materialyi/

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *