Бухаркин И.В. * Кремль и Хо Ши Мин. 1945-1969 гг. (1998) * Статья

Отношения между СССР и социалистическим Вьетнамом характеризовались благоприятным развитием с того времени, когда стало ясно, что во главе нового государства в Юго-Восточной Азии стал коммунистический лидер — Хо Ши Мин. Справедливо тему советско-вьетнамских отношений в эти годы обозначить как «Москва и Хо Ши Мин. 1945-1969 гг.», поскольку именно личность этого человека предопределила характер и направление развития отношений Вьетнама с СССР еще до их официального оформления.


Бухаркин Игорь Васильевич — заместитель директора Историко-документального департамента министерства иностранных дел России, президент международной ассоциации «Дипломатические архивы».


СКАЧАТЬ В PDF


Современную архивную базу для изучения истории взаимоотношений руководства СССР и социалистического Вьетнама нельзя назвать как полностью выявленной, так и открытой для исследователей. Этому много причин как объективного, так, возможно, и субъективного характера. Тем не менее, что касается архивов Министерства иностранных дел России, то на двусторонней основе с министерством иностранных дел Вьетнама в 1982 г. был издан совместный сборник «Советский Союз — Вьетнам. 30 лет отношений 1950-1980. Документы и материалы». В него включены в основном официальные двусторонние документы, договорные акты, совместные декларации, сообщения о переговорах делегаций СССР и Вьетнама, речи государственных деятелей. В материалах сборника отражена деятельность президента Хо Ши Мина по укреплению и развитию отношений между двумя государствами. Однако в него вошли не все документы, не включены материалы оперативно-рабочего характера, представляющие значительный интерес. Обширная часть неопубликованных документов не разработана и сегодня, в постсоветское время. Исторические работы ограничиваются несколькими книгами о Хо Ши Мине, однотомником его избранных произведений, изданных у нас, и десятком статей в журналах, самые объемные из которых посвящались юбилеям со дня рождения Хо Ши Мина. В этих публикациях советско-вьетнамские отношения наиболее подробно затрагивались в контексте пребывания Хо Ши Мина в Москве, а в остальном освещались поверхностно. Документы, которые включены в данную публикацию, в большинстве своем являются новыми для российского читателя.

Судя по этим документам, отношения между СССР и социалистическим Вьетнамом характеризовались благоприятным развитием с того времени, когда стало ясно, что во главе нового государства в Юго-Восточной Азии стал коммунистический лидер — Хо Ши Мин. Справедливо тему советско-вьетнамских отношений в эти годы обозначить как «Москва и Хо Ши Мин. 1945-1969 гг.», поскольку именно личность этого человека предопределила характер и направление развития отношений Вьетнама с СССР еще до их официального оформления.

Хо Ши Мин принадлежал к кагорте революционеров «ленинской школы». Он прошел тюрьмы разных стран, приговаривался к смерти, был однажды похоронен заживо, когда британская колониальная администрация Гонконга приняла на веру слух о его казни.

Немалую роль в судьбе будущего вьетнамского лидера сыграло пребывание Хо Ши Мина в Советской России в 1934—1938 гг., где он закончил Коммунистический университет трудящихся Востока, а также 20-летняя его работа в Коминтерне. В 1930 г. в Гонконге им была основана Коммунистическая партия Индокитая, объединившая три группы индокитайских революционеров. Однако вскоре он был арестован английской колониальной администрацией и посажен в тюрьму.

Исключительно благоприятные условия для развития вьетнамской революции создались в середине 1945 г. Победа над германским фашизмом и удары союзников по японским милитаристам ускорили вызревание мощного революционного подъема во Вьетнаме, способствовали борьбе за национальное и социальное освобождение. 8 августа 1945 г. Советская Армия перешла в решающее наступление против японской Квантунской армии в Маньчжурии. Японские оккупационные власти в Индокитае находились в состоянии глубокого шока. Вьетнамские коммунисты, проявив политическую зрелость, умело воспользовались создавшейся выгодной обстановкой.

На состоявшемся 16 августа 1945 г. всевьетнамском конгрессе народных представителей был сформирован Национальный комитет освобождения Вьетнама, председателем которого был избран глава вьетнамского коммунистического и национально-освободительного движения Хо Ши Мин. После победы революции этот комитет стал Временным правительством Демократической Республики Вьетнам, а Хо Ши Мин — ее президентом.

Архивные документы, находящиеся в научном обороте, слабо освещают этот период связей между СССР и Вьетнамом, хотя извинительная причина этому — отсутствие официальных дипломатических отношений. Тем не менее, некоторые неизвестные до настоящего времени документы позволяют установить точку зрения советской дипломатии на положение во Вьетнаме именно тогда. По мнению посла СССР во Франции А.Е. Богомолова, через которого в то время в Москву нередко шла информация о положении в Индокитае, там не хотели французского покровительства. «Надо заметить, — писал он, — что французы в роли колонизаторов исключительно наглы и безжалостны. Де-голлевские расправы в Марокко, Алжире, а также в Сирии и Ливии едва ли воодушевляют индо-китайцев на возвращение французского владычества в Индокитае. Я не говорю, что англо-американские империалисты более симпатичны. Отнюдь нет, но в вопросе об Индокитае возможен третий выход — предоставление Индокитаю независимости с передачей Индокитая под покровительство международного Комитета безопасности, то есть США, Англии, СССР, Франция и Китая.

«У семи нянек — дитя без глазу», говорит русская пословица, но мне все же думается, что у индо-китайцев глаза будут целее, если их не отдадут на растерзание французам, а более или менее оставят в покое.

Париж 20/VIII.45 г. Богомолов»1.

Интересна реакция адресата, заместителя наркома иностранных дел СССР В.Г. Деканозова, в поручении заведующему 1 Европейским отделом Наркомата иностранных дел (НКИД) СССР С.П. Козыреву: «Насколько мне известно, мы не занимаем такой позиции по этому вопросу. Тов. Молотов в беседе с Катру2 недавно дал по этому вопросу ясный ответ. Посмотрите и дайте соответствующее директивное указание Богомолову»3.

Чрезвычайно любопытно послание, которое, пожалуй, можно считать одним из первых, было получено Москвой через Париж 22 сентября 1945 г.

«Премьеру Сталину. Москва. Мы извещаем Ваше Превосходительство, что Временное Правительство Республики Вьетнам было образовано под председательством Хоцхиминга. Император Баодай отрекся 25 августа от престола и передал власть новому Правительству, поддержанному всей нацией.

Тем временем благодаря разрушению системы речных плотин половина Тонкина была затоплена, причинив громадные потери, народ начинает умирать. Мы обращаемся к Вашему Превосходительству за какой-либо возможной помощью.

С почтением Хоцхиминг»4.

Ответ на эту депешу не обнаружен.

Телеграмма подписана, видимо, тогда новым для Москвы именем, поскольку русская орфография фамилии нового вьетнамского лидера не соответствует нынешней. Его называли сначала то Хоцхиминг, то Хочимин.

Первые депеши вьетнамского руководителя воспринимали в Москве по меньшей мере сдержанно, возможно, вследствие недостатка информации. Такая судьба постигла официальную телеграмму от 21 октября 1945 г.

ТЕЛЕГРАММА

Из Ханоя

21 октября 1945 г.

От Президента Временного Правительства Республики Вьетнам Хочимина

Президенту СТАЛИНУ, Москва

В связи с положением в Аннаме5 я прошу Ваше Превосходительство обратить внимание на следующие вопросы:

1. Когда японцы вступали в Индо-Китай — с сентября 1940 г. до сентября 1941 г. — Франция по протоколу от июля 1941 года и по секретному военному соглашению от 8 декабря 1941 года отказалась от своего суверенитета над Индо-Китаем и заняла позицию, направленную против союзников.

Во время японского путча 9 марта 1945 года французы или бежали, или капитулировали перед японцами, вопреки обещаниям, данным в договорах о защите от марта 1874 г. и июля 1884 г., разорвав все административные и юридические связи с народами Индо-Китая. 19 августа 1945 года была создана демократическая республика Вьетнам, вырвавшая из рук японцев независимость для всей страны. После капитуляции японцев, когда Временное Правительство Вьетнама в качестве независимого правительства начало осуществление созидательной программы в соответствии с Атлантической Хартией и решением в Сан-Франциско, французы умышленно игнорировали все мирные договоры, заключенные Объединенными Нациями в конце Второй Мировой Войны, предательски напали на нас в Сайгоне 23 сентября и планируют агрессивную войну против Аннама.

2. Народ Аннама желает сотрудничать с Объединенными Нациями в деле создания длительного мира во всем мире, и так как он много пострадал от сделки между французами и японцами в 1941 году, то он полон решимости не позволить больше французам возвращаться в Индо-Китай. Если же случится, что французские войска придут из Китая, куда они так или иначе бежали в период японской оккупации Индо-Китая, или из других мест, чтобы вступить на какую-либо часть Индо-Китая, или вступить на какую-либо территорию Аннама, то народ Аннама полон решимости бороться против них при любых обстоятельствах.

3. Если на Дальнем Востоке начнутся кровавые беспорядки или общее восстание, которое произойдет вследствие причин, указанных в пункте втором, то вся ответственность за это перед всем миром может быть возложена только на французов.

С почтением Президент Хочимин»6.

На этом документе, где содержался краткий, но емкий анализ обстановки в центральной части страны, которую автор называл по старинке Аннам, Деканозов написал: «тов. Козыреву. Что с этим делать? В.Д. 25.Х.45 г.» Козырев предложил «оставить без ответа». В.Г. Деканозов не возражал и официальная депеша президента Вьетнама была сдана в архив.

Советское руководство поступило почти подобным образом и с письмом французского посла в Москве Шатеньо, которое он направил в 1949 г. на имя Председателя Президиума Верховного Совета Н.М. Шверника. Посол доводил до сведения о создании во Вьетнаме правительства бывшего императора «французского Протектората Аннам» Бао-Дая. К письму прилагались письма от 8 марта 1949 г., которыми обменялись президент Франции Ориоль и Бао-Дай. Эти письма рассматривались как соглашение между правительством Бао-Дая и правительством Франции.

Шатеньо сообщал, что это соглашение регулирует с общего согласия на базе взаимного понимания отношения между Францией и «объединенным государством Вьетнам, которое в рамках Французского Союза достигает единства и приобретает независимость”, и что оно позволяет «отныне вьетнамскому государству участвовать в международной жизни и, в частности, принимать представителей государств, желающих установить с Вьетнамом более тесные связи»7.

В этой связи 25 сентября 1949 г. первый заместитель министра иностранных дел СССР A.A. Громыко в докладной записке И.В. Сталину предложил поступить следующим образом:

«Правительство Бао-Дая, которое французское правительство пытается использовать в борьбе против национально-освободительного движения, не имеет никакой реальной поддержки внутри страны и является марионеткой французского правительства. В этих условиях СССР, разумеется, не может признавать существование этого «правительства» и правомочность его соглашений с Францией.

До настоящего времени советское Правительство не высказывало французам официально своей точки зрения на события в Индо-Китае. МИД считает, что и теперь нет оснований вступать в переписку с французским правительством по этому вопросу.

В настоящее время французское правительство ведет подготовку к постановке вопроса о приеме марионеточного «государства» Бао-Дая в члены Организации Объединенных Наций. В случае обсуждения этого вопроса в Совете Безопасности и имея при этом в виду, что правительство Хо Ши Мина 22 ноября 1948 г. уже обратилось в ООН с просьбой о приеме, представляется более уместным изложить нашу точку зрения по вопросу о Вьетнаме в Совете Безопасности.

В связи с вышеизложенным, МИД считает целесообразным указанное письмо Шатеньо на имя тов. Шверника оставить без ответа»8.

14 января 1950 г. президент ДРВ Хо Ши Мин обратился ко всем правительствам мира об установлении дипломатических отношений. Советское правительство 30 января 1950 г. сообщило правительству Вьетнама о своем согласии установить дипломатические отношения с Демократической Республикой Вьетнам и обменяться посланниками.

Правительство Вьетнама 23 января направило ноту, в которой выражалось желание обменяться с советским правительством не посланниками, а послами. Представитель Вьетнама в Китае Фын во время бесед с послом СССР в Китае Н.В. Рощиным также сообщил, что правительство Вьетнама хотело бы обменяться с СССР послами. Одновременно Фын передал просьбу правительства Вьетнама к советскому правительству дать согласие на назначение Нгуен Льюнг Банга послом Вьетнама в СССР, а также о назначении посла СССР в ДРВ.

В письме Сталину за подписью Громыко от 12 декабря 1950 г. МИД СССР предложили «дать согласие на назначение Банга послом Вьетнама в СССР».

«Что же касается назначения Советского посла, — говорилось далее в письме, — то по этому вопросу ранее было дано указание — воздержаться от назначения Советского посла во Вьетнам, учитывая, что Правительство Вьетнама еще не имеет постоянного местопребывания. МИД считает, что в настоящее время также нецелесообразно назначать Советского посла, поскольку в этом отношении положение не изменилось»9.

В ответ последовало, по-видимому, неожиданное для МИД решение отложить назначение не только посла СССР, но и посла Вьетнама в СССР10.

Новый документ от 30 декабря 1951 г. также за подписью Громыко гласил:

«Товарищу СТАЛИНУ И.В.

По сообщению посла СССР в Китае т. Рощина, Правительство Демократической Республики Вьетнам намерено в апреле 1952 года направить в Москву своего посла и просит сообщить, согласно ли с этим Правительство СССР.

Впервые этот вопрос Правительство Хо Ши Мина ставило перед нами в июле11 1950 г. В то время было решено отложить решение вопроса о даче согласия Советского Правительства на назначение вьетнамского посла в СССР.

В связи с новым обращением вьетнамцев МИД СССР считает возможным дать согласие на назначение посла Вьетнама в СССР, не связывая, однако, этого вопроса с назначением советского посла в Демократическую Республику Вьетнам»12.

Положительное решение было принято на следующий день — 31 декабря 1951 г.

26 мая 1952 г. министр иностранных дел СССР А.Я. Вышинский сообщил первому послу ДРВ в СССР Нгуен Лыонг Вангу о том, что Советское правительство выделило денежные средства на содержание посольства в счет будущего займа Правительству Демократической Республики Вьетнам13.

Эпопея открытия дипломатических представительств завершилась 4 ноября 1954 г., когда первый посол СССР в ДРВ A.A. Лаврищев вручил верительные грамоты президенту Хо Ши Мину.

В связи с этим весьма показательным является документ «Указания послу СССР в Демократической Республике Вьетнам» от 30 сентября 1954 г. Содержание его гораздо точнее отражает задачи и цели советской дипломатии в Юго-Восточной Азии, чем оценка какого-либо исследователя, и поэтому он приводится здесь полностью.

«Посол должен систематически изучать положение в Демократической Республике Вьетнам и регулярно представлять в МИД СССР информацию об экономике, внутренней и внешней политике страны и вносить соответствующие предложения, направленные на укрепление дружественных связей между СССР и ДРВ.

В своей повседневной работе посол должен руководствоваться следующим:

1. Посол должен внимательно наблюдать за выполнением соглашений о прекращении военных действий и оказывать необходимую помощь и содействие правительству ДРВ в деле выполнения указанных соглашений. Особое внимание должно быть уделено выполнению следующих положений соглашений о прекращении военных действий.:

а) своевременный вывод войск Французского Союза из северной части Вьетнама в соответствии со сроками, установленными соглашением о прекращении военных действий; вывод иностранных войск из Лаоса и Камбоджи;

б) недопущение доставки во Вьетнам извне войск и военного персонала, а также вооружения и военных материалов; строгое соблюдение положений соглашения относительно замены войск и вооружения;

в) недопущение ввоза извне войск и ограничение в отношении допуска иностранного военного персонала и ввоза в Лаос и Камбоджу;

г) запрещение создания иностранных военных баз во Вьетнаме и вхождения любой из зон Вьетнама в какой-либо военный союз; выполнение правительствами Лаоса и Камбоджи обязательств по вопросу о военных союзах и иностранных военных базах; ограничение личного состава на двух французских военных базах в Лаосе;

д) соблюдение положений соглашений об ограждении прав участников движения сопротивления.

2. Посол должен внимательно наблюдать за работой международных комиссий по наблюдению и контролю соглашений о прекращении военных действий во Вьетнаме, Лаосе и Камбодже и принимать меры против возможных попыток со стороны США, Англии и Франции использовать эти комиссии в ущерб интересам ДРВ. В этих целях Послу необходимо поддерживать контакт с представителями Польши и Индии в международных комиссиях.

3. Посол должен обращать особое внимание на происки правящих кругов США, Англии и Франции, направленные на вовлечение в той или иной форме Южного Вьетнама, Лаоса и Камбоджи в Манильский агрессивный блок и своевременно представлять информацию по этому вопросу.

4. Посол должен уделять серьезное внимание установлению и расширению международных связей Демократической Республики Вьетнам. В этой связи необходимо обращать внимание на отношения ДРВ с Лаосом и Камбоджей, на сохранение и развитие связей ДРВ с патриотическими организациями и деятелями Лаоса и Камбоджи в целях оказания соответствующего влияния на политику этих стран.

Посол должен уделять также внимание задаче укрепления связей ДРВ с Индией, Индонезией и Бирмой в целях подготовки условий для установления дипломатических отношений ДРВ с этими странами.

5. Во всей своей работе Посол должен учитывать роль Китайской Народной Республики в районе Юго-Восточной Азии и установившиеся дружественные отношения между КНР и ДРВ.

6. Посол должен своевременно представлять в МИД СССР предложения относительно экономических и политических мероприятий, осуществление которых способствовало бы укреплению дружбы и сотрудничества между СССР и ДРВ.

Посол обязан всемерно содействовать расширению культурных связей между СССР и ДРВ, широкому распространению в ДРВ информации об успехах коммунистического строительства в СССР и о его миролюбивой внешней политике, оказывать необходимую помощь вьетнамским друзьям в освоении ими опыта социалистического строительства в СССР с учетом условий и особенностей страны пребывания.

7. Посол и работники посольства не должны вмешиваться во внутренние дела страны пребывания, своим поведением не должны давать повода к истолкованию их роли как представителей руководящей страны и должны твердо придерживаться норм дипломатического протокола. Посол должен следить за тем, чтобы все советские представители в ДРВ в общении с государственными и общественными деятелями и трудящимися ДРВ вели себя с подобающим советским людям достоинством, проявляли необходимый такт и уважение к суверенитету Демократической Республики Вьетнам.

8. В задачу посла входит оказание необходимого содействия правительству ДРВ в деле осуществления намеченных правительством мероприятий по упрочению демократического строя в стране, по укреплению сил народной армии, восстановлению и развитию экономики, по проведению аграрной реформы.

9. Посол должен внимательно изучать положение в партии трудящихся Вьетнама, состояние ее идейно-политической и организационной работы, состояние руководства и связей с массовыми организациями, в первую очередь с Льен-Вьетом (Национальный Фронт).

Посол должен уделять необходимое внимание изучению руководящих партийных, государственных и общественных деятелей ДРВ.

10. Посол должен исходить из того, что важнейшей задачей ДРВ является объединение Вьетнама на основе проведения всеобщих свободных выборов в соответствии с Заключительной Декларацией Женевского совещания. При этом следует учитывать, что для подготовки общевьетнамских выборов является весьма важным установление и укрепление связей ДРВ со всеми патриотическими, в том числе и религиозными, партиями, организациями и деятелями Южного Вьетнама; проведение политики разоблачения и изоляции марионеточного правительства и поддерживающих его партий, организаций и деятелей.

При этом посол должен проявлять бдительность в отношении возможных провокаций со стороны американской и французской агентуры в Индо-Китае, направленных на срыв всеобщих выборов во Вьетнаме, Лаосе и Камбодже”14.

Отношения между обеими странами стали неспешно, но стабильно развиваться по восходящей. Имеющиеся документы проливают свет на то, как укреплялись политические и партийные связи, превращаясь из официально сдержанных в более дружественные. Характер взаимной информации приобретал все более доверительный оттенок и свидетельствовал о становлении отношений, уже близких к союзническим.

Иллюстрацией этому тезису служит первая обширная информация о текущем положении во Вьетнаме со сведениями о расстановке сил, оценкой внешне- и внутриполитической ситуации с соответствующими выводами, переданная в МИД СССР 20 мая 1952 г. послом ДРВ в Москве Нгуен Лыонг Бангом.

«Рассмотрев политическое, военное и экономическое положение, мы устанавливаем, что Вьет-Нам далеко продвинулся вперед по пути независимости и демократии. Эти результаты имеют основой правильную политическую линию президента Хо Ши Мина и Центрального Комитета Партии Лао Донг, единство и самопожертвование армии и вьетнамского народа в борьбе, а также братскую помощь международных сил мира и демократии. В настоящее время партия Лао Донг, правительство, армия и народ Вьетнама прилагают все усилия для того, чтобы осуществить следующие три большие задачи:

1. Уничтожить живую силу врага.

2. Сорвать вражеский план «использовать вьетнамцев для борьбы против вьетнамцев, поддерживать войну войной”.

3. Развивать силы сопротивления народа.

Выполнение этих задач явится для Вьетнама большим шагом вперед. Однако французские колонизаторы все еще не отказываются от своих замыслов вторично захватить Вьетнам. Американский империализм все сильнее вмешивается в наши дела с целью получить возможность использовать военные базы в нашей стране против народного Китая и против лагеря мира и демократии вообще. Они хотят ослабить отзвук, который может найти победоносная освободительная борьба Вьетнама в странах Юго-Восточной Азии, контролируемых в настоящее время империалистами. Вьетнаму также придется столкнуться со многими постоянно возрастающими трудностями. Партия Лао Донг, правительство, армия и народ Вьетнама должны напрячь усилия и принести новые большие жертвы, прежде чем будет завоевана полная победа.

Однако они глубоко убеждены, что они смогут преодолеть все трудности и добиться окончательной победы, ибо они твердо верят в правильность марксистско-ленинского руководства, в непобедимую силу единства народа и в братскую помощь всего международного лагеря мира и демократии»15.

Одна из характерных черт установившихся отношений между двумя странами — предполагавшиеся взаимные консультации в проведении внешнеполитических мероприятий. Документы свидетельствуют о том, что в первые годы взаимного сотрудничества вьетнамская сторона чаще выступала в роли ставящей вопросы.

Показателен в этой связи документ от 30 января 1954 г. по поводу вопроса вьетнамской стороны о целесообразности и характере ответа Хо Ши Мина на обращение политического обозревателя Кингсбери Смита, а также об их характере. Ответ внешнеполитического ведомства СССР был в высшей степени корректным и благожелательным:

«1. Если президент Хо Ши Мин примет решение ответить на вопросы Кингсбери Смита, то Советское Правительство положительно отнесется к такому решению президента.

Президент Хо Ши Мин несомненно сам учтет все обстоятельства, связанные с вопросами Кингсбери Смита.

2. Что касается позиции Советского Правительства, то поскольку Советский Союз выдвинул на Берлинском совещании министров иностранных дел предложение о необходимости обсудить мероприятия по уменьшению напряженности в международных отношениях и о созыве совещания министров иностранных дел пяти держав, Советское Правительство будет приветствовать, если президент Хо Ши Мин поддержит это предложение в своем ответе Кингсбери Смиту.

3. Если президент Хо Ши Мин примет решение помочь конференции пяти держав (в случае, если бы такая конференция состоялась) участием своих представителей, чтобы обсудить проблемы, касающиеся мира в Азии, то Советское Правительство поддержит такое его решение.

4. Что касается вопроса о прекращении военных действий в Индо-Китае и условий прекращения действий, то здесь президенту виднее, как связать этот вопрос с вопросом о мероприятиях по уменьшению напряжения в международных отношениях»16.

С течением времени такая практика консультаций приобретала все большее развитие. По поручению правительства послы СССР регулярно информировали президента ДРВ о внешнеполитических шагах советского правительства.

Развитие этого вида сотрудничества приобретало все более привычную, доверительную окраску, без элементов какого-либо покровительственного тона со стороны СССР. Например, поверенный в делах СССР в Ханое 3 января 1957 г. передал Хо Ши Мину текст письма ЦК КПСС Центральному комитету Союза коммунистов Югославии. От имени руководства ЦК КПСС он просил президента «сообщить свои замечания по содержанию письма»17.

В записи беседы этой встречи содержится реакция президента ДРВ на вопрос советского дипломата о его мнении по вопросу о преодолении культа личности Сталина: «Разногласия между компартиями не нужно выносить на международную арену. Что касается деятельности Сталина, то… на 70% его действия носили положительный характер, и только 30% составляли ошибки»18.

Из этих и других записей бесед с Хо Ши Мином видно, что между 1954 и 1958 гг. закладывался основной фундамент будущих отношений между двумя государствами и одним из его краеугольных камней стал синтез обычных внешнеполитических связей и межпартийных отношений, причем последняя составная становилась определяющей. Еще в июле 1956 г. посол СССР докладывал в Москву о том, как восприняли во Вьетнаме постановление ЦК КПСС «О преодолении культа личности и его последствий»: Хо Ши Мин сказал, что поскольку это постановление было лишь недавно получено, большинству кадров еще надо ознакомиться с ним. Руководящее ядро партии рассматривает постановление ЦК КПСС как справедливое и хорошее решение. Мнение ЦК по этому вопросу отражено в передовой статье газеты «Нян-зан» за 10 июля. Хо Ши Мин сказал, что он пишет статью для «Правды» в связи с постановлением ЦК КПСС19.

Прерогатива межпартийного аспекта в отношениях между двумя странами стала настолько ощутимой и важной, что вторым после Лаврищева послом СССР в ДРВ был назначен в 1956 г. М.В. Зимянин, близкий к партийному руководству некарьерный дипломат, будущий секретарь ЦК КПСС. С его назначением заметно оживился обмен информацией по вопросам высокого уровня. В записях бесед посла значительное место отводилось вопросам межпартийных отношений. Президент ДРВ конфиденциально информировал посла о положении в партии и о планируемых мероприятиях руководством партии. Во время встречи 16 августа 1956 г. он сообщал М.В. Зимянину о перегибах во время реорганизации местных органов власти и партийных организаций, когда значительное количество коммунистов было репрессировано. Он отмечал, что этот вопрос ставится на обсуждение пленума ЦК партии (ПТВ)20.

Выявленные документы иллюстрируют очень широкий спектр вопросов, ставившихся на обсуждение обеими сторонами. Премьер-министр страны Фам Ван Донг консультировался с послом СССР 22 августа 1956 г. «о репатриации африканцев, которые ранее служили во французском экспедиционном корпусе, затем перешли на сторону движения Сопротивления, помогали ему до конца войны, а после восстановления мира участвуют в восстановлении страны. Эти африканцы, в основном из Марокко и Туниса, изъявляют большое желание вернуться на родину.

Отметив готовность ДРВ репатриировать этих людей, т. Фам Ван Донг спросил, каким путем их лучше репатриировать: можно ли непосредственно обратиться с соответствующими письмами к правительствам Марокко и Туниса или следует обратиться к услугам посредников, поскольку дипотношений между ДРВ и этими странами пока не существует».

Посол ответил, что «можно было бы непосредственно обратиться к правительствам Марокко и Туниса, которые ответили в благожелательном духе на признание их и на выражение готовности установить с ними дипотношения со стороны ДРВ. Репатриация африканцев содействовала бы развитию отношений ДРВ с этими странами»21.

В этой же беседе посол передал премьеру сообщение о предстоявшей встрече советского посла в Риме с представителем Ватикана.

И на фоне обсуждения аспектов высокой политики вьетнамская сторона ставила чисто хозяйственный вопрос послу СССР о том, «есть ли в СССР специалисты по рытью колодцев. Дело в том, что в условиях сильной засухи в данный момент в ДРВ одной из основных мер борьбы с засухой является создание сети колодцев, дающих воду для орошения полей. Но из-за незнания населением методов определения расположения подземных вод зачастую огромные усилия тратятся впустую (из 10 вырытых колодцев воду дает только один). Поэтому в целях оказания помощи крестьянству в борьбе с засухой вьетнамские друзья хотели бы пригласить в ДРВ группу советских специалистов, если, разумеется, таковые имеются».

Термин «вьетнамские друзья» свидетельствовал об особой близости отношений двух стран. Более доверительным было только слово «братья». Судя по документам, употребление этих терминов строго контролировалось и вводилось в общий оборот исключительно после употребления их в выступлении одного из руководителей партии и правительства СССР.

По оценке руководства МИД СССР уже в 1959 г. перед поездкой в ДРВ первого секретаря ЦК КПСС, председателя Совета Министров СССР Н.С. Хрущева отношения между СССР и ДРВ развивались в плане дальнейшего всестороннего сотрудничества, упрочения братской дружбы (курсив мой. — И.Б.) и взаимопомощи. Дальнейшему же улучшению этих отношений содействовало проведение ряда мероприятий, связанных с реализацией принципов Декларации Советского Правительства от 30 октября 1956 г. о взаимоотношениях СССР с социалистическими странами. Во внутримидовской аналитической записке указывалось, что «в достижении нынешних успехов Демократической Республики Вьетнам немалую роль сыграла политическая поддержка и экономическая помощь ДРВ со стороны Советского Союза и других стран социалистического лагеря. Общая экономическая помощь СССР Демократической Республике Вьетнам составила в 1955-1958 гг. 531 млн. руб., со стороны КНР — 1 100 млн. юаней, со стороны стран народной демократии примерно 150 млн. руб.22

В записи приводились данные о результатах сотрудничества:

«В 1954-1958 гг. между СССР и ДРВ были заключены следующие договоры и соглашения:

1. Соглашение о культурном сотрудничестве от 15 февраля 1957 г. В развитие его был подписан план культурного сотрудничества на 1958 г. Предполагается, что такой же план на 1959 г. будет подписан в феврале с. г. в Ханое.

2. Соглашение о расчетах по некоторым платежам от 11 марта 1957 г.

3. Соглашение о почтовом обмене и телеграфной связи от 26 декабря 1957 г.

4. Договор о торговле и мореплавании от 12 марта 1958 г. Вступил в силу с момента обмена ратифицированными грамотами 2 октября 1958 г.

5. Протокол о торговом обмене на 1959 год, подписанный 29 декабря 1958 г.23

В ближайшее время предполагается заключить с ДРВ Консульскую конвенцию, договор о правовой помощи по гражданским, семейным и уголовным делам, Конвенцию об урегулировании вопроса о гражданстве лиц с двойным гражданством, а также соглашение о научно-техническом сотрудничестве»24.

В настоящее время проводится также подготовительная работа для заключения соглашения о строительстве Ханойского политехнического института. Строительство будет осуществляться в счет части кредита в 100 млн. руб., предоставленного СССР правительству ДРВ в 1958 г.

В наших отношениях с ДРВ имеется ряд вопросов, которые требуют разрешения. В частности, с нашей стороны до сих пор вьетнамским друзьям оказывается недостаточная поддержка в деле пропаганды достижений социалистического строительства в ДРВ. Советская печать, радио, издательства не в полной мере используют имеющиеся у них в этом отношении возможности. Следует шире разоблачать в советской прессе нарушения Женевских соглашений по Вьетнаму со стороны правительства Нго Динь Дьема и правящих кругов США.

В области экономической помощи, исходя из накопленного опыта в деле сотрудничества между СССР и ДРВ необходимо, чтобы ГКЭС (Государственный комитет по экономическому сотрудничеству СССР с зарубежными странами. — И.Б.) и соответствующие советские организации с большим вниманием относились к вопросам реализации нашей помощи ДРВ. В частности, следует уделить особое внимание контролю за использованием долгосрочного кредита в 100 млн. руб., предоставленного СССР правительству ДРВ. При этом необходимо избежать недостатков, имевших место при планировании и использовании безвозмездной помощи ДРВ в 1955-1956 гг. (напр., строительство сравнительно мощных электростанций в районах с малым потреблением электроэнергии и т.д.).

Представляется также целесообразным поручить ГКЭС и посольству СССР в ДРВ изучить вопрос об эффективности использования советских специалистов в ДРВ. Это вызывается тем, что в последнее время у вьетнамских друзей появилась тенденция к увеличению количества советских специалистов в стране в то время, когда большинство объектов, намеченных к строительству за счет помощи СССР, уже вступило в строй и укомплектовано кадрами вьетнамских специалистов»25.

Такая самокритичная оценка ситуации становилась обыденным делом со стороны СССР в отношениях с ДРВ. Не менее, если не более самокритичной была и вьетнамская сторона и, конечно, сам президент.

Что касалось отношений между СССР и ДРВ, то Хо Ши Мин ничего против не имел. Он был страстным поборником канонизации отношений между странами социализма и, по-видимому, совершенно нетерпимо — по крайней мере декларативно — относился к их ревизии. Для него было шоком развенчание культа личности. Даже после постановления ЦК КПСС по этому вопросу он, похоже, остался при своем мнении и, как уже было сказано выше, не постеснялся прямо заявить послу СССР о своей оценке деятельности Сталина.

Президент ДРВ однозначно поддерживал позицию Москвы в отношении Югославии, осуждая И.Б. Тито с откровенно просоветских позиций. Так, 12 февраля 1960 г. Хо Ши Мин поделился своими соображениями с послом СССР в Ханое Л.И. Соколовым после того, как последний передал ему запись беседы Н.С. Хрущева с членом исполкома Союза коммунистов Югославии Вукмановичем-Темпо.

«Совершенно очевидно, — сказал он, — что просьба Вукмановича встретиться с тов. Н.С. Хрущевым была продиктована стремлением югославского руководства найти выход из того незавидного положения, в котором они оказались, проповедуя свой так называемый особый путь строительства социализма. Тито и другие руководители ФНРЮ (Федеративная Народная Республика Югославия. — И.Б.) равным образом не могли не заметить, что и в международной обстановке произошли радикальные изменения, что повторяя образное выражение тов. Н.С. Хрущева, «лед холодной войны стал не только таять, но и трескаться». В этих условиях Югославия со своей межблочной позицией рискует сесть между стульев. Экономическая помощь США, оказанная ФНРЮ под видом кредитов, преследовала совершенно определенные политические цели, как это ясно дал понять тов. Н.С. Хрущев, прежде всего использование Югославии в качестве орудия раскола единства социалистических стран. Иначе говоря, это была помощь времен «холодной войны», которые сейчас постепенно уходят в прошлое, независимо от того, хотят или не хотят этого империалисты. Видя создавшееся положение, руководство ФНРЮ и лично Тито пытаются в настоящее время нормализовать в некоторой степени отношения с нашим лагерем, в первую очередь, конечно, с Советским Союзом. Но при этом явно сквозит их стремление защитить, отстоять проповедуемые ими ревизионистские взгляды, доказать какие-то им одним видные «преимущества югославского пути строительства социализма». Тов. Н.С. Хрущев в своей беседе со всей откровенностью и прямотой высказал точку зрения ЦК КПСС относительно преследуемых югославским руководством целей. Эту точку зрения мы полностью разделяем и поддерживаем. Когда я был на Брионах, то в беседе со мной Тито также пытался защитить пресловутую межблочную позицию Югославии. Но я дал себе слово не говорить с Тито о политике, ибо в противном случае мирное течение нашей дружеской беседы было бы нарушено. Наша дискуссия, как я заметил, была бы в интересах Тито, ибо при случае он мог бы на нее сослаться и, возможно, извратить ее смысл. Наконец, небезынтересно отметить, что в беседе с тов. Н.С. Хрущевым Вукманович не преминул облить грязью китайских товарищей, попытавшись под видом дружеского совета (сославшись даже при этом на поручение Тито) посеять рознь между КПСС и КПК, вбить клин в советско-китайские отношения, на что получил должный отпор со стороны тов. Н.С. Хрущева»26.

Как видно из беседы, Хо Ши Мин уже привычно употребил термин «наш лагерь», т.e. «социалистический лагерь», тем самым включив ДРВ в общий лагерь социалистических стран.

Уже в 1960 г. Хо Ши Мин почувствовал надвигавшуюся угрозу конфликта между КНР и СССР и всячески пытался противостоять расколу в лагере социализма. Впечатляет запись беседы поверенного в делах СССР в ДРВ Н. Годунова с президентом ДРВ 22 июня 1960 г.

«Сегодня тов. Хо Ши Мин пригласил меня и продиктовал текст письма, адресованного тов. Н.С. Хрущеву, которое он тут же подписал. Президент просил передать данное письмо адресату. Тов. Хо Ши Мин коротко пояснил причины, вынудившие его обратиться с соответствующими предложениями к ЦК КПСС и ЦК КПК. Нам известно, сказал он, что по ряду кардинальных вопросов, таких, например, как проблема мирного сосуществования двух различных социально-экономических систем, пути строительства социализма и коммунизма, вопрос о всеобщем и полном разоружении, существуют расхождения во взглядах между КПСС и КПК. В настоящее время и при сложившейся международной обстановке это различие точек зрения может повлечь за собой серьезные последствия, тем более, что дискуссия уже ведется открыто на страницах партийной печати. (Я сужу, добавил тов. Хо Ши Мин, по ряду статей, опубликованных в газете «Женьминь жибао».) На последней сессии Генерального Совета ВФП в Пекине, продолжал он, как мне сообщил руководитель нашей делегации Хоанг-Куок Вьет, также выявились разногласия между советской и китайской делегациями по важным проблемам современности, в частности по вопросу о неизбежности войны с империализмом. Империалистам же подобные расхождения во взглядах только на руку. Печать капиталистических стран уже пытается раздуть эти разногласия и тем самым подорвать единство нашего лагеря. Как недавно писала одна буржуазная газета, между СССР и Китаем началась дуэль, шпаги скрестились, но пока самих дуэлянтов не видно. Я считаю, сказал тов. Хо Ши Мин, что необходимо в наших общих интересах предотвратить открытую дуэль, которая кроме вреда ничего не принесет. Чем скорее это будет сделано, тем будет лучше. Видимо, прежде чем созвать совещание всех братских коммунистических и рабочих партий, ЦК КПСС и ЦК КПК должны совместно обсудить существующие спорные вопросы в ходе совместной встречи и прийти к общему согласию. У нас в партии, заметил тов. Хо Ши Мин, уже имеют место в связи с этими разногласиями недоуменные вопросы, но мы стараемся предотвратить их постановку и призываем членов ПТВ подождать и не делать никаких скороспелых выводов»27.

Уже как президент ДРВ и председатель ЦК партии трудящихся Вьетнама Хо Ши Мин принимал участие в праздновании 40-й и 43-й годовщин Великой Октябрьской социалистической революции в Москве, возглавлял делегации ПТВ на XXI и XXII съездах КПСС, участвовал в совещаниях представителей коммунистических и рабочих партий в 1957 и в 1960 гг., неоднократно приезжал в СССР на отдых и лечение.

По поводу участия Хо Ши Мина в работе совещания 1960 г. 27 февраля южновьетнамская Миссия в связи с Международной комиссией по наблюдению и контролю направила в комиссию письмо, в котором содержался протест против присутствия делегации ДРВ во главе с членом политбюро ЦК ПТВ Чыонг Тинем в качестве наблюдателя на совещании Политического Консультативного Комитета Варшавского Договора, состоявшемся в Москве. В этом письме, в частности, говорилось: «Участие делегации Вьетминя в Московском совещании 4 февраля 1960 г. является убедительным свидетельством того, что военный сговор властей Северного Вьетнама с военным блоком Варшавского Договора, в нарушение статьи 19-й Женевских соглашений, становится все теснее».

Южновьетнамские власти в качестве доказательства использовали и другой факт. В письме указывалось, что «этот сговор становится теперь явным, поскольку только через 6 дней после пребывания делегации Вьетминя в Москве агентство ТАСС сообщило о том, что по соглашению с властями Севера в Северный Вьетнам будут направлены советские специалисты для руководства работами по расширению и оборудованию портов Северного Вьетнама, несомненно, с той целью, чтобы они смогли принимать и укрывать большегрузные военные суда в случае военного конфликта»28.

Хо Ши Мин приобретал все больший авторитет у советского руководства. И это выглядело несколько загадочно. Историк, знакомый с процессом развития отношений СССР с другими социалистическими странами, особенно, если руководители этих стран ранее были связаны с Коминтерном, при изучении документов, касающихся советско-вьетнамских связей, легко заметит специфический характер отношений Москвы с Хо Ши Мином. Хо Ши Мину удавалось то, что редко получалось у других руководителей коммунистических партий.

Еще Сталин не допускал и не прощал инакомыслия и непослушания ни в теории, ни в практике международного рабочего движения. Его преемники в Москве также предпочитали оставлять за собой последнее слово. В адрес же Хо Ши Мина лишь в редких случаях, и в самой корректной форме направлялись предложения пересмотреть тот или иной вопрос партийного строительства или советы в области внешнеполитической деятельности.

Хо Ши Мин был признанным мастером маневра между различными противостоящими силами, практиком компромисса и временных уступок, что обычно не приветствовалось в руководящих кругах КПСС. И тем не менее ни за компромиссные соглашения с французскими властями в 1946 г., ни даже за решение, принятое на II съезде Коммунистической партии Индокитая, о переименовании ее в Партию трудящихся Вьетнама Хо Ши Мин не подвергался критике. И дело здесь, видимо, не только в том, что шла борьба с колонизаторами и обстановка требовала неортодоксальных шагов.

За аналогичные шаги: обмен в 1943 г. пленных немцев и усташей на югославских партизан и переименование после окончания войны Коммунистической партии Югославии в Союз коммунистов Югославии Тито подвергся шквалу критических обвинений, где самым безобидным был ярлык ревизиониста и предателя коммунистических идеалов.

В материалах бесед с советскими лидерами и представителями у президента ДРВ зачастую проскальзывал пытливый интерес к постановке нестандартных вопросов и возможности принятия неординарных решений в области партийно-государственного строительства.

Одной из самых непростых проблем в ДРВ были и остаются отношения между правящей партией, государством и религией. Президент ДРВ в поисках выхода из положения очень тонко выпытывал у советского посла М.В. Зимянина в беседе еще 14 февраля 1957 г., как отнесется Москва к его решениям в области религии. Посол докладывал:

«Самым трудным в настоящее время вопросом, отметил Хо Ши Мин, является вопрос о католиках. В ДРВ три католических епископа. Один из них занимает прогрессивные позиции, поддерживает народно-демократический строй. Он возглавляет прогрессивную организацию «Союз католиков во имя бога и мира». Но два других настроены явно враждебно, особенно один, известный под именем Дулей. Он постоянно выступает против Союза католиков. В этой связи Хо Ши Мин упомянул, что недавно в СССР было избрано два новых католических епископа. Он заинтересовался тем, каково положение католической церкви в СССР, как работают епископы, разрешена ли им связь с Ватиканом.

В Польше, отметил далее Хо Ши Мин, между государством и католической церковью заключено соглашение. Нельзя ли использовать этот прецедент и в условиях Вьетнама.

Хо Ши Мин поставил вопрос о том, что в случае, если католическая церковь в

СССР, как и в Польше, имеет связи с Ватиканом, то нельзя ли разрешить и вьетнамским епископам тоже иметь переписку с Ватиканом через католические организации в СССР и Польше»29.

Это типичное вежливое «нельзя ли разрешить» было очень свойственно для президента ДРВ. Бросается в глаза его черта характера избегать по возможности негативных формулировок, заменяя их утвердительными. Например, фразу: «Без социализма народы не могут добиться полного освобождения» он трансформировал так: «Только социализм может принести народам полное освобождение».

Хо Ши Мин, вероятно, раньше других понял, как целесообразнее всего вести дела с лидерами КПСС, он нащупал уязвимое звено в их психологии и мудро этим знанием пользовался. Линия его поведения, судя по всему, сводилась к тому, чтобы не афишировать перед КПСС свое стремление к самостоятельности, в случае необходимости проводить свою политику без аффектации, публично декларируя приверженность генеральной линии КПСС. Уже много позже, после смерти Хо Ши Мина, генеральный секретарь ЦК КПСС Л.И. Брежнев произнес в его адрес впечатляющий панегирик: «Великие вожди революции заложили основы наших государств, дали решающие импульсы их развитию и начертали наш курс — Владимир Ильич Ленин в Советской России и Хо Ши Мин во Вьетнаме. Мы с гордостью можем сказать, что верно следуем этому курсу»30.

В начале 1960-х годов авторитет Хо Ши Мина в глазах Москвы чрезвычайно упрочился и это, безусловно, сослужило президенту ДРВ хорошую службу во времена тяжелых испытаний для страны.

Самым важным этапом в советско-вьетнамских отношениях при жизни президента являлось сотрудничество во время американо-вьетнамского конфликта. Советский Союз в связи с войной во Вьетнаме занял бескомпромиссную решительную позицию осуждения агрессора, последовательно выступал за прекращение бомбардировок и всех других актов против ДРВ.

С первых дней бомбардировок правительство СССР заявило, что примет все необходимые меры для обеспечения обороноспособности ДРВ. За короткое время Вьетнамская народная армия была оснащена современным советским вооружением, артиллерией, противовоздушной ракетной техникой и авиацией. Советские военные специалисты занимались во Вьетнаме сборкой военной техники из СССР, обучали вьетнамских военных. Многие вьетнамские курсанты получали военное образование в военных училищах СССР. В итоге во Вьетнаме была создана оснащенная современной боевой техникой система противовоздушной обороны, которая успешно противостояла авиации противника.

Резко увеличился объем поставок из СССР во Вьетнам как в счет уже подписанных, так и будущих соглашений. Были разработаны и основы кредитных отношений на самых благоприятных условиях для Вьетнама. 10 февраля 1965 г. между правительствами двух стран было подписано соглашение о консолидации кредитов, ранее предоставленных Советским Союзом ДРВ, и об условиях погашения консолидированного кредита. В соглашении говорилось: «Кредиты, предоставленные Правительством Союза Советских Социалистических Республик Правительству Демократической Республики Вьетнам по Советско-Вьетнамским соглашениям от 14 июня 1960 г., 23 декабря 1960 г. и 15 сентября 1962 г., поименованным в Приложении, на общую сумму 185.500.000 рублей (один рубль содержит 0.987412 грамма чистого золота) объединяются в один консолидированный кредит.

Консолидированный кредит будет использован Правительством Демократической Республики Вьетнам для оплаты расходов советских организаций, связанных с оказанием технического содействия в строительстве промышленных, сельскохозяйственных и других объектов, в расширении и реконструкции порта Хайфон и для оплаты поставляемых из СССР в ДРВ товаров, предусмотренных указанными Соглашениями с дополнениями и изменениями к ним и Письмами Сторон от 2 августа 1960 г.

Кредит подлежит использованию до 1 января 1971 года.

Статья 2

Правительство Союза Советских Социалистических Республик, идя навстречу пожеланиям правительства Демократической Республики Вьетнам, выражает согласие с тем, чтобы консолидированный кредит в сумме, указанной в статье 1 настоящего Соглашения, погашался Правительством Демократической Республики Вьетнам начиная с 1 января 1971 года в течение 15 лет (в 1971-1985 гг.) равными ежегодными долями.

При этом платежи будут производиться в каждом году равными ежемесячными долями.

Статья 3

Правительство Демократической Республики Вьетнам, в виде исключения, освобождается полностью от уплаты процентов, начисленных на дату подписания настоящего Соглашения по кредитам, предусмотренным Советско-Вьетнамскими соглашениями от 14 июня 1960 г., 23 декабря 1960 года и 15 сентября 1962 года.

Консолидированный кредит, в виде исключения, также является беспроцентным».

Широкое распространение получило оказание безвозмездной помощи, просто не поддающейся учету, как от правительства, так и отдельных организаций СССР.

Тем временем отношения между СССР и США становились все напряженней. Это явственно следовало из заявлений президента США JI. Джонсона на пресс-конференции 28 июля 1965 г. Отвечая на вопрос о том, не приведет ли война во Вьетнаме к американо-советскому противоборству, он расплывчато заявил: «Очень бы хотелось надеяться, что этого не будет, и мы не сделаем ничего такого, что могло бы вызвать подобное противоборство, если только нам удастся избежать такой возможности»31. Тогда же он заявил о целях американской стороны в этой войне следующее:

«Каковы наши цели в этой охваченной войной стране?

Во-первых, мы намерены убедить коммунистов в том, что нас нельзя разгромить силой оружия или превосходящей мощью. Их нелегко убедить. В последние месяцы они значительно увеличили свои силы и свои атаки и число инцидентов… Сегодня я распорядился направить во Вьетнам мобильную дивизию, перевозимую по воздуху, и некоторые другие силы, вместе с которыми численность наших боевых сил почти сразу возрастает с 75000 до 125000 человек. Позднее понадобятся дополнительные силы, и они будут посланы по требованию. В связи с этим необходимо будет увеличить наши действующие боевые силы путем расширения ежемесячного призыва на военную службу в течение какого-то периода времени с 17000 до 35000 человек и усилить нашу кампанию за добровольное зачисление»32.

Такое заявление выглядит удручающим. По американским данным к этому времени войска США потеряли в военных действиях во Вьетнаме в 1961-1965 гг. 3047 человек убитыми и 15863 — ранеными, в том числе в 1965 г. было убито 1365 американских солдат. За первые три с половиной месяца этого года погибло 1425 человек, потери убитыми составляли в среднем 100 человек в неделю33.

Однако после подписания 25 мая 1965 г. специального закона об ассигновании 1 млн. долларов на строительство нового здания посольства США в Сайгоне Джонсон заявил, что постройка этого здания «напомнит всем заинтересованным, что мы будем оставаться во Вьетнаме до тех пор, пока нам будет это нужно»34.

Конец 60-х годов ознаменовался для Вьетнама двумя событиями полярного значения. Одно из них — начало конца кровопролитной войны. «Правительство США, — говорилось в официальном заявлении советского правительства в 1969 г., -встретив мощный, возрастающий отпор со стороны вьетнамского народа, опирающегося на активную поддержку и разностороннюю помощь братских социалистических стран, всех прогрессивных сил мира и оказавшись перед перспективой длительной и тяжелой войны, было вынуждено пойти на прекращение бомбардировок ДРВ и согласиться сесть за стол переговоров с представителями вьетнамского народа — ДРВ и НФО. Эта победа вьетнамских друзей одновременно является победой социалистического лагеря и всех миролюбивых сил мира. Она была достигнута благодаря стойкости и мужеству вьетнамского народа и, как отмечают сами вьетнамские друзья, при активном вкладе Советского Союза, оказывающего помощь и поддержку вьетнамскому народу.

Советский Союз делает все возможное, чтобы содействовать политическому урегулированию во Вьетнаме. Мы приветствовали достигнутую между представителями ДРВ и США в Париже договоренность о полном и безусловном прекращении американских бомбардировок и других действий против ДРВ и о начале переговоров между представителями ДРВ, НФОЮВ, США и сайгонской администрации. Советское правительство рассматривает эту договоренность в Париже как важную веху на пути к мирному урегулированию во Вьетнаме. Начало четырехсторонних переговоров отвечает стремлению вьетнамского народа и всех миролюбивых государств к восстановлению мира во Вьетнаме, к разрядке напряженности и оздоровлению международных отношений в целом».

В начале сентября 1969 г. (более точная дата неизвестна) Хо Ши Мин скончался. После смерти президента советское руководство не осталось в стороне от решения вопроса о дальнейшей судьбе останков вождя вьетнамской революции. В бальзамировании его тела приняли участие советские специалисты из Академии медицинских наук СССР. Вопрос был непростым и потребовал срочной переброски из Москвы в Ханой по воздуху необходимого оборудования. Созданную лабораторию несколько раз переводили из-за начавшихся бомбардировок Ханоя. 2 сентября 1975 г. состоялось открытие Мавзолея Хо Ши Мина, построенного по проекту советского архитектора Гарольда Исаковича.

Время деятельности Хо Ши Мина на посту лидера ДРВ стало важнейшим этапом на пути становления отношений между двумя странами.


Примечания:

1 Докладная записка А.Е. Богомолова В.Г. Деканозову. — Архив внешней политики Российской Федерации (далее — АВП РФ), ф. 0136, оп. 29, п. 197, д. 31, л. 186, 186об.

2 Посол Франции в Москве.

3 АВП РФ, ф. 0136, оп. 29, п. 197, д. 31, л. 186об.

4

Телеграмма Хо Ши Мина И.В. Сталину. — Там же, л. 187.

5

Административное название Центрального Вьетнама в 1884-1945 гг. при французском колониальном господстве.

6

Телеграмма Хо Ши Мина И.В. Сталину. — АВП РФ, ф. 0136, оп. 29, п. 197, д. 31, л. 188-189.

7

Письмо Шатеньо Н.М. Швернику. — Там же, ф. 07, оп. 22 «а», п. 19, д. 309, л. 1.

8

Докладная записка A.A. Громыко И.В. Сталину. — Там же, л. 2-3.

9

Докладная записка A.A. Громыко И.В. Сталину. — Там же, оп. 23 «а», п. 140, д. 11, л. 80.

10

Решение заседания политбюро ЦК ВКП(б). — Там же, л. 82.

11

Так в тексте. Видимо, авторы документов ошибочно написали «июль» вместо «январь 1950 г.»

12

Докладная записка A.A. Громыко И.В. Сталину. — АВП РФ, ф. 079, оп. 9, п. 8, д. 6, л. 1.

13

Письмо А.Я. Вышинского Нгуен Лыонг Бангу. — Там же, ф. 07, оп. 27, п. 42, д. 157, л. 1.

14

Указания послу СССР в Демократической Республике Вьетнам. — Там же, ф. 079, оп. 9, п. 6, д. 8, л. 23-26.

15

Информация посла Вьетнама в Москве Нгуен Лыонг Банга А.Я. Вышинскому. — Там же, ф. 0136, оп. 42, п. 251, д. 58, л. 61-95.

16

Записка А. Максимова В.А. Зорину. — Там же, ф. 07, п. 42, д. 157, л. 1.

17

Запись беседы А. Попова с Хо Ши Мином. — Там же, ф. 079, оп. 12, п. 17, д. 5, л. 1.

18

Там же.

19

Запись беседы М.В. Зимянина с Хо Ши Мином. -Там же, оп. 11, п. 13, д. 6, л. 1.

20

Там же, л. 37-39.

21

Там же, л. 60-61.

22

Считалось, что СССР оказывал помощь Вьетнаму с 1955 г., т.е. со времени подписания торгового соглашения. В действительности в соответствии с решением советского правительства от 10 декабря 1952 г. основные поставки во Вьетнам направлялись с февраля 1953 г. Согласно документам, некоторые технические средства направлялись еще в 1951 и 1952 гг. — Там же, ф. 0136, оп. 42, п. 251, д. 5, л. 82. Советские суда перебрасывали вьетнамских солдат и гражданских лиц с юга на север Вьетнама. — Там же, ф. 06, on. 13 «а», п. 35, д. 157, л. 67-68.

23

В этом перечне не указаны следующие соглашения: торговое соглашение между правительствами СССР и ДРВ от 18 июля 1955 г.; соглашение об обучении граждан ДРВ в СССР от 27 августа 1955 г.

24

Соглашение о сотрудничестве в области науки и техники было подписано 7 марта 1959 г. Консульская Конвенция и сопутствующие документы между двумя странами были подписаны 29 сентября 1978 г.

25

АВП РФ, ф. 01, оп. 12, п. 2, д. 12, л. 25-26.

26

Запись беседы Л.И. Соколова с Хо Ши Мином. — Там же, ф. 079, оп. 15, п. 28, д. 6, л. 32-33

27

Запись беседы Н. Годунова с Хо Ши Мином. -Там же, л. 160-161.

28

Там же.

29

Запись беседы М.В. Зимянина с Хо Ши Мином. — Там же, ф. 079, оп. 12, п. 17, д. 5, л. 4.

30

Афонин С., Кобелем Е. Товарищ Хо Ши Мин. М., 1980, с. 11.

31

АВП РФ, ф. 079, оп. 20 «а», п. 34, д. 1,л. 14-15.

32

ТАСС, 29 июля 1965 г., л. 2-8. — AM, 9-16-А.

33

АВП РФ, ф. 079, оп. 21, п. 25, д. 18, л. 109.

34 Press-Release of the White House of 28 May, 1965.


Источник: «Новая и новейшая история», 1998, №3.

Поделиться ссылкой:
  • LiveJournal
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Tumblr
  • Twitter
  • Facebook
  • PDF

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.