Князева С.Е. * Забытое письмо с Холодной войны: политическое завещание итальянского коммуниста * Статья


21 августа 2014 г. исполнилось полвека со дня кончины Пальмиро Тольятти — руководителя самой массовой и влиятельной коммунистической партии в капиталистическом мире. Внезапный недуг поразил его на отдыхе в Советском Союзе, посеяв сомнения по поводу обстоятельств его ухода среди итальянской общественности, в международном сообществе коммунистов.

Руководитель итальянских коммунистов оставил политическое завещание — «Памятную записку». Нелицеприятный для КПСС документ был написан в день, когда он заболел, и опубликован спустя месяц в «Правде».

«Неудобный» текст был обнародован в главном официальном органе партии и правительства по решению Н.С. Хрущева (возможно, единоличному), видимо, с целью опровергнуть слухи о некоторых обстоятельствах, сопровождавших этот не вполне объяснимый уход1.

Итальянский лидер прибыл в Ялту не только для отдыха: таков был ритуал — ему следовали руководители компартий, выполнявшие указания из Москвы. Он предпринял очередную попытку встретиться с советским лидером.

В последнее время Тольятти был озабочен не только серьезными осложнениями в мире вследствие геополитического противостояния сверхдержав после Ракетного кризиса 1962 г. и фактически начавшейся войны во Вьетнаме. Предметом его беспокойства стало обострение ситуации в Италии2, что могло привести к смещению политической оси вправо, и глубокие разногласия внутри международного и итальянского коммунистического движения. Итогом стала «Памятная записка» — политическое завещание Тольятти и первый манифест еврокоммунизма на родине этого явления.

Интерес к «Памятной записке» подогревается таким значимым явлением холодной войны, как еврокоммунизм3, а также тем, что коммунистический лидер впервые досконально проанализировал стратегию компромисса как предпочтительного и, возможно, единственного средства преодоления геополитических конфликтов, осложненных биполярным или многополярным противостоянием. Исследуя политическое завещание Тольятти, аналитик-конфликтолог может получить квалифицированный ответ на вопрос: имеет ли компромисс реальные шансы в геополитических столкновениях, усугубленных вторжением в зону чьих-либо привилегированных интересов, — и в какой форме, — или он приводит к обратному результату.

ИКП стала спустя десять лет после смерти П. Тольятти второй (в ряде областей Италии — первой) по численности и электорату партией, влиятельной силой в стране. Руководство ИКП противопоставило себя КПСС и СССР и укрепило влияние в европейском левом движении4. Стратегия еврокоммунизма, выдвинутая последователем Тольятти Энрико Берлингуэром в середине 70-х гг. ХХ в. как левой европейской, а не только национальной альтернативы и как европейского третьего пути, в условиях нового витка конфронтации сверхдержав приобретала все новых сторонников в Европе, в том числе за «железным занавесом», поскольку восточноевропейские и советские инакомыслящие все чаще обращались к преимуществам этой стратегии. Популярность еврокоммунистических партий — итальянской и испанской — значительно возросла к концу 70-х гг. ушедшего столетия, но формальная исключенность ИКП из политической жизни, диктуемая реалиями холодной войны и прессингом США, привела к росту нестабильности в Италии5.

Сегодня еврокоммунизм ушел в прошлое, оставшись в исторической памяти европейцев одной из тех сил, которые в 70-80-х гг. ХХ в. подорвали авторитет КПСС и СССР и нанесли удар «из-за угла» советскому коммунизму, разрушив «железный занавес». Европейские коммунистические партии слились с европейской социал-демократией6, исключили из своего дискурса коммунистическую риторику7 и усилили левую составляющую маятника власти в ряде европейских стран — Италии, Испании, Франции. В XXI в. влияние левых сил в европейских государствах периодически растет — значительная часть избирателей отдает им предпочтение, особенно в годы рецессии, что показали и выборы в руководящие органы Европейского союза, состоявшиеся в мае 2014 г.

На посту президента Итальянской Республики с мая 2006 г. находится Джорджо Наполитано — бывший член руководства ИКП и ближайший соратник П. Тольятти и Э. Берлингуэра, занимавшийся в 70-е гг. привлечением в ряды партии новых членов из разных социальных групп, организационной деятельностью и посвятивший этим проблемам ряд монографий8. А пост главы кабинета министров занимает Маттео Ренци — один из лидеров Демократической партии, ставшей прямой наследницей ИКП9.

11 августа 1964 г. Пальмиро Тольятти приехал в Москву с супругой Леонильде Йотти. Видимо, в тот момент его решение было спонтанным: он не известил никого о намерении как можно скорее встретиться с Н.С. Хрущевым, хотя руководство ИКП давно настаивало на встрече с советским лидером. Уже в течение нескольких лет функционеры ИКП не могли встретиться с первым секретарем ЦК КПСС, хотя почти ежегодно приезжали на отдых в СССР и неизменно получали ценные подарки10.

Встретившись с заведующим международным отделом ЦК Б.Н. Пономаревым, Тольятти стал настаивать на встрече с Н.С. Хрущевым, которой безуспешно добивался не впервые, поскольку в последние месяцы тот очевидно избегал контактов11. Узнав, что Хрущев находится в поездке по стране, и, несмотря на это, все же рассчитывая увидеться с советским лидером, Тольятти отправился в Крым.

Лидер итальянских коммунистов был удручен тем, что наряду с противостоянием сверхдержав, хотя и несколько изменившим свой вектор, до предела обострились отношения двух самых крупных коммунистических стран — СССР и КНР — и, соответственно, двух «братских» партий. В подоплеке назревавшего конфликта просматривались уже не столько идеологические разногласия, сколько геополитические интересы Китая, активно включившегося в борьбу за мировое лидерство12, хотя на уровне коммунистического движения даже само упоминание об этом было, конечно, недопустимым. Эскалация этого геополитического и идеологического конфликта привела к жесткой конфронтации, вылившейся во взаимные обвинения и навешивание ярлыков13, не только двух крупнейших коммунистических партий. Возникшие противоречия обострили полемику между КПСС и ИКП, и в перспективе между ними мог произойти разрыв.

13 августа итальянский лидер написал исторический документ, который волею судьбы стал его политическим завещанием. Памятная записка, а еще точнее — Памятка (Promemoria) — была озаглавлена так, поскольку он намеревался вчерне изложить положения своей беседы (или, быть может, заявления?), как только встретится с первым лицом Советского государства. Затем Тольятти отправился в международный пионерский лагерь «Артек» и по возвращении собирался вернуться к работе над документом. По свидетельствам очевидцев, товарищ Пальмиро выглядел полным энергии. Однако, беседуя с советскими и итальянскими пионерами, отдыхавшими в те дни в «Артеке», внезапно почувствовал себя плохо — произошло кровоизлияние в мозг. В течение последующей недели его лечили лучшие медики, которые провели сложнейшую нейрохирургическую операцию в судорожной попытке спасти итальянского ком-муниста14. Но 21 августа Пальмиро Тольятти не стало — он ушел из жизни, не приходя в сознание15.

И лишь после кончины Тольятти в Ялту незамедлительно прибыл Н.С. Хрущев в сопровождении А.Н. Косыгина, Н.В. Подгорного и Л.И. Брежнева, а из Рима прилетели члены руководства Итальянской компартии. О «Памятной записке» в те дни не упоминалось, хотя после избрания Луиджи Лонго новым лидером итальянских коммунистов Хрущеву стало известно о существования этого документа. В сентябре «Памятная записка» была напечатана в органах ИКП — журнале “Rinascita” (4 сентября) и газете “Unità” (5 сентября), а 10 сентября была опубликована в «Правде» без купюр.

Политическое завещание Тольятти содержало анализ ключевых моментов кризиса коммунистического движения, противоречий внутри социалистической системы и искажений в строительстве социализма.

Главный вопрос, занимавший мысли Тольятти, — острый конфликт между КПСС и Компартией Китайской Народной Республики16. Оценивая политику КПК в отношении «братских компартий» как «ошибочную» и «раскольническую»17, Тольятти проанализировал положение этой «экономически отсталой великой державы» и особенности «крестьянской революции» в КНР (курсив здесь и далее мой. — С. К.).

Выдвинутый лидером ИКП план деэскалации советско-китайского конфликта состоял в следующем. Во-первых, «не прекращать полемику против принципиальных… позиций китайцев», во-вторых, вести ее «без словесных крайностей и без осуждений общего характера — на конкретные темы, объективным и убедительным образом и всегда проявляя уважение к противнику». Следует «организовать серию встреч», «без тщательно подготовленного коллективного обсуждения невозможно прийти к правильным формулировкам задач», «изолировать китайских коммунистов и противопоставить им сплоченный фронт» и, наконец, «подумать о посылке делегации… из нескольких партий, которая поставила бы перед. китайскими товарищами вопрос о поисках путей и конкретной формы сотрудничества»18.

Тольятти оспорил требование Хрущева о немедленном проведении нового международного совещания коммунистических и рабочих партий19. Во время подобной встречи — по его мнению, преждевременной — раздраженный неслыханным до тех пор непослушанием «китайских товарищей» советский лидер преследовал бы единственную цель — «торжественного отлучения китайской компартии» как «догматиков» и «раскольников». Неизбежным итогом совещания стал бы разрыв отношений двух крупнейших и находящихся у власти компартий и раскол в коммунистическом движении. Этого необходимо было избежать, по мнению Тольятти, любой ценой, направив усилия на борьбу против «разнузданной кампании, развернутой руководством Китая и Албании против Советского Союза, ее руководителей», на сотрудничество стран с различной социальной системой, основанное «на согласии, исключающем ядерную войну»20, и на отказ от силовых приемов, военного превосходства и ядерного устрашения.

Для Фабия Кунктатора ХХ столетия, железобетонного партийца, мастера интриги, позиционной войны и компромисса, нового Государя в духе Макиавелли21, осуществлявшего политическую игру в лучших традициях juste milieu22, для конформиста-медлителя и перфекциониста23, ставшего в 30-40-х гг. ближайшим соратником и даже «правой рукой» Сталина в Коминтерне, а после Второй мировой войны создателя «новой» массовой и независимой партии в капиталистической стране, было очевидно: нельзя строить социализм лишь в соответствии с одним-единственным жестко контролируемым из единого центра лекалом. Нужно «уметь порвать со схемами и искать новые пути»24.

Вся жизнь Пальмиро Тольятти была положена на алтарь служения коммунистической идеологии в ее марксистско-ленинской чеканке, несмотря на его сомнения в ее непогрешимости, особенно в последние годы жизни25. Несгибаемый Двуликий Янус с партийным именем «Лучший», «Великий бюрократ Третьего Интернационала», считавший себя учеником Сталина (по крайней мере, до ХХ съезда), стал лишь лидером оппозиционной партии и главой парламентской фракции, пусть и такой многочисленной. Поэтому он использовал опыт, полученный в Коминтерне, для поэтапной инфильтрации во власть, применяя иной раз угрозу, чаще — изощренную хитрость и упрямство26. А о власти он мечтал — хотел попасть «в комнату с кнопками»27. Его соратник Антонио Грамши оценивал его как амбициозного и идущего напролом политика28.

Вероятно, и поэтому, стремясь войти во властные структуры Италии, Лучший прилагал титанические усилия для преодоления раскола в мировом коммунистическом и рабочем движении любой ценой — замалчиванием событий, реально происходивших в СССР после ХХ съезда29. «Не выносить сор из избы» — эта поговорка могла бы стать символическим выражением значимых акций лидера итальянских коммунистов. Он был убежден: коммунистическая идея в обновленном варианте была силой, способной привлечь к его партии (и к нему лично!) симпатии итальянских трудящихся — результатом стал бы рост электората ИКП. Рост влияния комдвижения в мировом масштабе оказался бы альтернативой блоковому противостоянию ядерных сверхдержав, обозначив «третий путь» и приведя к деэскалации конфликта СССР и США. Наконец, появилась бы возможность урегулировать геополитический конфликт двух социалистических стран, где произошли «великие революции»30.

Автор «Записки» настаивал на достижении компромисса в борьбе против «самых реакционных группировок империализма, крупных монополий, централизации руководство экономикой… антидемократических и авторитарных тенденций в экономике и политике» США и западноевропейских стран31. Но компромисса — это слово он часто заменял словом «единство» — нужно достигать через «многообразие позиций, а не создавая снова централизованную организацию коммунистов»32.

«Записка» проникнута недоумением в связи с откатом от решений XX съезда. Амбициозный коммунистический лидер неожиданно осмелился поучать руководство КПСС: нужно проанализировать условия развития советского общества, «чтобы извлечь урок для всех»33.

Объяснение причин возникновения культа личности «персональными пороками» Сталина Тольятти считал недостаточным, заострив внимание на усилившемся «скептицизме, с которым даже близкие к нам круги воспринимают сообщения о новых экономических и политических успехах»34 в странах социализма. По его мнению, нужно вскрыть истоки сталинского режима, чтобы не допустить его возрождения в любом виде. Озвучив такую позицию, Тольятти впервые не только открыто осудил сталинский режим, но и выступил против нерешительности Хрущева, к которому он, по свидетельству работавших с ним людей, испытывал недоверие и глубокую неприязнь35. Его «ревизионизм» (так оценили его позицию в СССР) объяснялся легко: поскольку не были проанализированы глубинные причины сталинизма, часть вины за его преступления ложилась и на коминтерновца сталинской закалки.

Могло ли советское руководство извинить коммунистическому лидеру оговорку о «деградации» Советского Союза, допущенную им в одном из его интервью? Мог ли товарищ Никита, а тем более пришедшая ему на смену брежневская гвардия, принять то, что Тольятти в конце жизни осознал наконец, что коммунистическая идея в том виде, в котором она осуществлена в СССР, — это утопия?36

Итак, европейский третий путь, многообразие позиций, плюрализм взглядов, терпимость, политика компромисса, juste milieu, отсутствие признанного Центра коммунистического и рабочего движения, чьи директивы являются непререкаемыми, — таков «сухой остаток» нового курса Пальмиро Тольятти. И именно на него стали опираться его наследники — адепты еврокоммунизма.

Культ Сталина, в течение четверти века довлевший над ведущей компартией мира, до сих пор оказывал, по мнению Тольятти, негативное воздействие на «братские» партии. Документы международных совещаний компартий 1957 и 1960 гг. рапортовали о небывалых достижениях СССР и стран социализма. На деле замалчивались искажения в теории и практике социалистического строительства, господствовал командный тон Кремля в отношениях с «братскими» компартиями, получавшими инструкции из Кремля. В случае неповиновения партий, получавших дотации из СССР, происходило вмешательство во внутренние дела суверенных стран. Во время венгерских событий 1956 г. Организация Варшавского договора (ОВД) совершила вооруженную интервенцию на территорию независимого государства, ликвидировав легитимное венгерское правительство37. Лидер итальянских коммунистов не выразил открытого осуждения этой агрессии и одобрил казнь Имре Надя в Москве в июне 1958 г.38

Двадцать лет спустя, на январском 1982 г. пленуме Итальянской компартии, архитектор еврокоммунизма Энрико Берлингуэр произнес речь, ставшую ярким манифестом этой доктрины. С негодованием восприняло брежневское руководство КПСС центральную мысль его доклада на пленуме: «побудительный импульс Октябрьской революции 1917 г., ознаменовавшей собой начало новой эпохи, полностью исчерпал себя»39. Коммунистический лидер открыто сдал в архив учение Ленина о социалистической революции, о построении социалистического общества. Коммунистический лидер похоронил идею о плановой социалистической экономике, о преимуществах социализма в области политики, идеологии, морали. Коммунистический лидер заявил — и не где-нибудь в кулуарах, а с высокой трибуны, публично, — что коммунистическая идеология в ее советском исполнении не только страдает догматизмом, но и является закостеневшей и нежизнеспособной, т. е., по сути дела, утопией. Наконец, архитектор еврокоммунизма во всеуслышание озвучил мысль о том, за 65 лет существования советской власти в СССР четко проявились тенденции к жесткому авторитаризму и даже к деградации данной общественно-политической системы40. Так авторы, обозначившие своей основной целью критику реального социализма, поставили точку — и закрыли книгу. А первые главы в этой книге написал лидер Старой итальянской гвардии — Пальмиро Тольятти.

Уход из жизни лидера итальянских коммунистов потряс Рим, поверг в глубокий многодневный траур всю Италию. Председатель Совета министров, лидер христианских демократов и политический оппонент Пальмиро Тольятти Альдо Моро принял решение об отправке самолета в СССР для совершения скорбной церемонии. Похоронная процессия собрала только в Риме около полутора миллионов человек41, и не все они были коммунистами. Это свидетельствовало о большом уважении итальянцев к Лучшему из лучших Старой гвардии. Равно как о том, что едва ли в Италии какие-либо силы желали его устранения в сложившейся ситуации: определяющим вектором была исключенность ИКП из власти -условие, диктуемое холодной войной. Поэтому отдельные детали его смерти представляются не вполне ясными и сегодня, хотя итальянские исследователи не поднимали эту тему и прямых свидетельств в пользу данной версии найти пока не удалось42.

Спустя месяц после публикации «Памятной записки» состоялся октябрьский пленум ЦК КПСС, отправивший Н.С. Хрущева на пенсию «по состоянию здоровья». Хрущев, очевидным образом уклонявшийся в последние годы от контактов с непредсказуемым итальянским лидером, все же, по-видимому, не оставлял мысли о возможности сохранения столь значимого союзника, каким был Тольятти, возглавлявший самую массовую партию в капиталистической Европе. Но ни энергичный новый генеральный секретарь ЦК КПСС, строивший планы возвращения к командной манере отношений с братскими компартиями на основе «ограниченного суверенитета» и отхода от решений ХХ съезда, ни стоявшие за новыми советскими лидерами политические и социальные группы не были заинтересованы в дальнейшем росте влияния компартии43, тем более такой независимой и массовой.


Примечания:

1 Месяцем ранее, 11 июля 1964 г., по пути в СССР, куда направлялся на отдых, умер лидер другой крупной компартии Западной Европы — Морис Торез.

2 Среди факторов риска — деятельность спецслужб (СИФАР) и вероятность государственного переворота; предстоявшая 7 августа 1964 г. процедура избрания нового президента страны в связи с тяжелым заболеванием президента А. Сеньи (ХДП), следствием чего стало усиление позиций социал-демократов и социалистов — конкурентов Тольятти в борьбе за левый электорат.

3 Проблема еврокоммунизма не исследовалась ни в советский период из-за идеологической заостренности, ни в постсоветский: казалось, что тема утратила актуальность. Последние тенденции в левом спектре Италии и единой Европы подтверждают обратное. В российской литературе об этом лишь: Попов Л. Воспоминания о еврокоммунизме. М.: Межд. отношения, 2008; Мокшин С. Ялтинская записка П. Тольятти: взгляд из прошлого (Обозреватель — Observer. 1994. № 9) [Электронный ресурс] // Обозреватель — Observer. URL: http://www.observer.materik.ru/observer/N09_94/9_20.htm (дата обращения: 22.02.2014); Белов Ю. «Правда» про вирус еврокоммунизма [Электронный ресурс] // Коммунистическая партия Российской Федерации. URL: http://kprf.ru/party_live/110668.html (дата обращения: 30.03.2014).

4 Berlinguer E. La “questione comunista” 1969-1975. A cura di A. Tato’. Vol. 1-2. Roma: Ed. Riuniti, 1975. Vol. 2. P. 406; Napolitano G. Intervista sul PCI / A cura di E.J. Hobsbawm. Roma; Bari, 1976. P. 128-131; Ball G.W. Communism in Italy // The Atlantic Community Quarterly. 1976. № 2. P. 178-186; Negri A. Proletari e Stato. Per una discussione su autonomia operaia e compromesso storico. Milano: Feltrinelli, 1976. P. 51; Pozzolini A. Che cosa ha veramente detto Togliatti. Roma: Ubaldini, 1970. P. 23.

5 С 1944 по 1984 г. в Италии сменилось 44 правительства.

6 Президент Итальянской Республики Джорджо Наполитано посвятил этому книгу с красноречивым названием: «От ИКП — к европейским социалистам».

7 Определение «коммунистический» снято и из названия партии — Демократическая партия.

8 Napolitano G. I comunisti nella battaglia delle idee. Roma: Ed. Riuniti, 1975; Idem. Intervista sul PCI; Idem. Dal Pci al socialismo europeo. Un’autobiografia politica. Roma; Bari: Laterza, 2008; и др.

9 В 1991 г. после года раскола была создана Демократическая партия левых сил (PDS). В 2006 г. после расколов и слияний партия получила название «Демократическая партия».

10 Заместитель заведующего отделом ЦК КПСС, в начале 60-х назначенный старшим по приему итальянской партийной делегации, преподнес ее членам золотые часы, но вместо благодарности они заявили: «Опять золотые часы. А нам хотелось поговорить с товарищем Хрущевым».

11 Среди лиц, встречавших Тольятти, не было ни одного фотокорреспондента, что снизило уровень его визита до рядового приглашения на отдых. Для человека, бывшего одним из руководителей Коммунистического интернационала тогда, когда Хрущев находился на райкомовском уровне, это была обида.

12 Боффа Дж. История Советского Союза: В 2 т. Т. 2. От Отечественной войны до положения второй мировой державы. Сталин и Хрущев. 1941-1964 гг. 2-е изд. М.: Междунар. отношения, 1994. Кн. 7. Раздел VIII. Столкновение с Китаем [Электронный ресурс] // Научно-просветительский журнал «Скепсис». URL: http://scepsis.net/library/id_3230.html (дата обращения: 25.03.2014).

13 Руководство КПК обвиняло советских лидеров в «обуржуазивании» и «ревизионизме», а те упрекали «китайских товарищей» в «догматизме» и «сектантстве».

14 Из Италии при содействии премьер-министра А. Моро прилетел известный хирург Ч. Фругони. Операция была проведена 20 августа с участием крупного советского хирурга проф. А. Арутюнова. См.: L’Unità. 1964. 20 agosto. P. 1; 21 agosto. P. 1.

15 L’Unità. 1964. 22 agosto. P. 1; Бокка Дж. Пальмиро Тольятти. М., 1977. С. 566.

16 См.: Еще раз о разногласиях товарища Тольятти с нами. К некоторым важнейшим вопросам ленинизма в нашу эпоху. Пекин: Изд-во лит-ры на иностр. яз.,

1963. С. 25-57, 186 (ред. статья журнала «Хунци», № 3-4, 1963); Macaiuso E. Comunisti e riformisti. Milano: Serie Bianca, 2014. P. 70-71.

17 Памятная записка // Правда. 1964. 10 сент. С. 3; Il Promemoria di Yalta // L’Unità. 1964. 5 sett. P. 1; Partito comunista italiano. Conferenza nazionale, 5. Napoli, 1964. Atti e risoluzioni. Il dibattito dei comunisti sui problemi di organizzazione del partito. Roma.: Ed. Riuniti, 1964. P. 10, 154.

18 Памятная записка…; Il Promemoria di Yalta…; Pozzolini A. Op. cit. P. 89-91.

19 Международные совещания были проведены в Москве в 1957 и 1960 гг.

20 Памятная записка…; Il Promemoria di Yalta… P. 1, 3.

21 О макиавеллизме Тольятти написано много. Соратники по партии именовали его «двуликим Янусом». См.: Il diritto al lavoro per legge L’illusione che fa male agli italiani // Corriere della sera. 2012. 18 apr. P. 28; Macaiuso E. Op. cit. P. 28-35; Pons S. La rivoluzione globale. Storia del comunismointernazionale 1917-1991. Torino: Einaudi, 2012. P. 257.

22 «Золотая середина» — политика компромисса; метод озвучен доктринерами П. Руайе-Колларом, Ф. Гизо в середине XIX в. Широко использовался крупнейшими политиками (К.Б. Кавур, У. Черчилль и др.).

23 Spriano P. Il Compagno Ercoli: Togliatti segretario dell’Internazionale. Roma: Ed. Riuniti, 1981. P. 56, 190; Franchi P. Giorgio Napolitano. La traversata da Botteghe Oscure al quirinale. Milano: Rizzoli, 2013. P. 12-15.

24 Тольятти П. Избранные статьи и речи: В 2 т. М.: Политиздат, 1965. Т. 1. С. 290, 378, 817; Т. 2. С. 83, 106, 821; Togliatti P. Il Partito. Roma: Ed. Riuniti, 1964. P. 27; Idem. Adeguare l’organizzazione del PCI ai problemi e compiti attuali. Roma,

1965. P. 15, 22-25; Natta A. Togliatti e il “Partito nuovo”. Roma: Ed. Riuniti, 1974. P. 12-15.

25 Не случайной была реакция Тольятти на разоблачения ХХ съезда: «Никита! Что ты делаешь?! Зачем порочишь Великого коммуниста?» В последующие годы он ведет себя иначе. Это его пусть относительно умеренное, но осуждение ввода войск ОВД в Будапешт. Это «Памятная записка». См.: Spriano P. Op. cit. P. 27-30, 191; Idem. Storia del Partito comunista italiano. Torino: Einaudi, 1970. Vol. 1. P. 233; Macaiuso E. Op. cit. P. 42-44.

26 Boffa G. Le ultime drammatiche ore di lotta con la morte // L’Unità. 2013. 18 dic. P. 18; BartoliD. Un disegno fallito // L’Unità. 2013. 18 dic. P. 18.

27 Согласно выражению лидера социалистов и конкурента Тольятти Пьетро Ненни, проникнуть в «комнату с кнопками» означает быть включенными в состав кабинета министров.

28 Цит. по: Franchi P. Op. dt. P. 82.

29 Bocca G. Storia della Repubblica italiana. Milano: Rizz. Editore, 1982. P. 118-119; Franchi P. Op. cit. P. 86, 101-102; Macaiuso E. Op. cit. P. 72.

30 Памятная записка…; Il Promemoria di Yalta…

31 Памятная записка…; Il Promemoria di Yalta… Сегодня многие из этих явлений остаются реальностью, проявляясь в тенденциях к усложнению глобализации.

32 Памятная записка…; Il Promemoria di Yalta…; Togliatti P. L’ultimo discorso di Togliatti alla Сamеra dei deputati. Adosto 1964. Roma: Ed. Riuniti, 1964. P. 15-17.

33 Тольятти П. Указ. соч. Т. 2. С. 642, 643.

34 Памятная записка…; Il Promemoria di Yalta…

35 Napolitano G. Dal PCI al socialismo europeo. P. 99.

36 Л. Колосов, в те годы специальный корреспондент газеты «Известия» в Риме, позднее свидетельствовал, что итальянский лидер, возможно, одним из первых осознал, что коммунизм в том виде, в котором он существовал в Советском Союзе, это утопия и что нужен другой путь. См.: Колосов Л.С. Собкор КГБ. Записки разведчика и журналиста. М., 2001. С. 213.

37 Napolitano G. Dal PCI al socialismo europeo. P. 91-92.

38 Тольятти поддержал казнь при условии, что она (или хотя бы сообщение о ней) состоится после парламентских выборов в Италии: это могло негативно повлиять на электорат ИКП. См.: Napolitano G. Dal PCI al socialismo europeo. P. 110.

39 Berlinguer E. La Relazione di Berlinguer. Ruolo e iniziative del PCI per una nuova fase della lotta per il socialismo in Italia e in Europa // L’Unità. 1982. 12 gen. P. 1, 8.

40 Ibid.

41 L’Unità. 1964. 26 agosto; 2014. 16 feb.

42 В Италии отсутствуют работы, где говорится о не совсем естественной смерти Тольятти, — вообще, данная тема явно обходится молчанием даже сегодня.

43 2 78. ГКЧП-64: классика жанра (Политический журнал. 2004. 11 окт. № 37 (40)) [Электронный ресурс] // Хронографъ. URL: http://hronograf.narod.ru/12/64gk.htm (дата обращения: 31.03.2014).


Источник: Вестник РГГУ. Серия: Политология. История. Международные отношения, 2015.

Поделиться ссылкой:
  • LiveJournal
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Tumblr
  • Twitter
  • Facebook
  • PDF

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *