Зевелев А. * “Отставки” Сталина, или об искусстве политического шантажа. (1989) * Статья

Очень типичная статья эпохи “перестройки”.



Александр Израилевич Зевелев, доктор исторических наук, профессор.


В годы сталинщины, да и в последующие застойные времена многие явления общественной жизни и теоретические понятия приобретали смысл, противоположный тому, к которому привыкли люди на протяжении всей предшествующей истории. Общечеловеческие моральные ценности вдруг оказывались «классово-враждебными», а позже оборачивались столь же опасным «абстрактным гуманизмом». Донос на родственников характеризовался как «политическая зрелость», религия объявлялась «абсолютным злом», а идея правового государства — «буржуазной выдумкой». Бедное, запуганное общество объявлялось процветающим, а более благополучные страны считались загнивающими.

Такие же превращения происходили с различными понятиями и явлениями политической жизни. Одно из них — политическая отставка, то есть вызванный какой-либо причиной отказ от исполнения полномочий, данных народом, государством, партиями, общественными организациями. Невыполнение намеченной программы, взятых обязательств, расхождение во взглядах с коллегами по партии — вот обстоятельства, способные повлечь отставку.

Отставка — демократический, нравственный акт в цивилизованном обществе. Она дает возможность прийти к власти новым движущим силам общественного прогресса, честно признать и исправить ошибки, служить подлинному народовластию.

В нашей партии известен случай, когда Ленин поставил вопрос о возможном выходе из правительства и ЦК. Это произошло в полные драматизма и накала страстей февральские дни 1918 года, когда революция оказалась в величайшей опасности, когда воистину решался вопрос, быть или не быть Советской власти. Группа членов ЦК («левые коммунисты» во главе с Н. Бухариным, Л. Троцкий и др.), уповая на мировую революцию, категорически выступили против заключения мира с Германией. Ленин же, понимая обстановку глубже своих оппонентов и чувствуя обостренную ответственность перед народом, не остановился на своем заявлении. На проходивших один за другим заседаниях ЦК он обосновывал свою позицию, убеждал в необходимости заключения тяжелого и даже позорного мира. В конце концов Ильич победил, мир был подписан, и вождю поэтому не пришлось прибегнуть к крайним мерам. Что же касается вероятности отставки, то она носила отнюдь не амбициозный характер. То было последнее средство отстоять свои взгляды, интересы дела, крайний способ переубеждения товарищей по руководству партией и государством.

Совершенно иной характер носили угрозы отставок Сталина. О некоторых из них стало сейчас известно довольно подробно, о других же мы можем только догадываться. Как историк партии, я многие годы занимался изучением побудительных мотивов многочисленных отставок Сталина, и вот какая вырисовывается картина.

1923 год. Сталин — Генеральный секретарь ЦК. Л. Каменев и Г. Зиновьев, составившие вместе со Сталиным «триумвират», явно недооценили возможности будущего «отца народов», считая, что им удастся превратить его в исполнителя собственных амбициозных планов. В то же время Генсек уже создавал свое «ядро» из людей, шедших в фарватере его политики,— В. Молотова, К. Ворошилова, Л. Кагановича, Ем. Ярославского и других. Введенные в Политбюро, Оргбюро и Секретариат, они стали крепкой опорой Сталина.

Ленинскую озабоченность негативными свойствами характера и поведением Сталина, по-видимому, в той или иной степени разделяли и другие члены ЦК. Находясь на отдыхе в Кисловодске, они составляют «Письмо 46-ти» и передают его в Центральный Комитет. В документе говорилось о бюрократизации партийного аппарата, который «убивает самодеятельность партии». Хотя лично о Сталине не упоминалось, но он был Генсеком и, естественно, нес персональную ответственность за свертывание внутрипартийной демократии и насаждение режима личной власти.

Почувствовав, видимо, для себя серьезную опасность, Сталин заявил, что готов подать в отставку с поста Генсека. Об этом он сам напомнил на XIV съезде партии (1925 г.). «На вопрос, заданный мне в письменной форме из недр Кисловодска, я ответил отрицательно, заявив, что если товарищи настаивают, я готов очистить место без шума, без дискуссии, открытой или скрытой, без требований гарантий прав меньшинства».

На этом же съезде, хотя прошло сравнительно немного времени со дня появления «Письма 46-ти» (чуть более двух лет), Сталин занялся довольно тонкой фальсификацией событий, чтобы закрепить свое положение в партии. Он представил дело так, что якобы в письме требовалось удалить из руководства партии М. Калинина и В. Молотова, а «без указанных мной товарищей руководить партией в данный момент невозможно». На самом деле «невозможно» было потому, что те уже проводили политику Сталина, а Молотов, будучи ответственным секретарем ЦК, сделал многое, чтобы Сталин стал Генеральным секретарем. Одновременно наносился удар по Зиновьеву и Троцкому, которые должны были войти в состав исполнительного органа ЦК как противовес Сталину.

Авторы документа оказались недальновидными политиками: они стали уговаривать Сталина остаться на своем посту. Но этого не требовалось, ибо Сталин и не собирался уходить. Так завершилась первая мнимая отставка Сталина.

Вторая «отставка» имитировалась в 1924 году. Сталин на первом Пленуме ЦК после завершения XIII съезда РКП (б), где по делегациям зачитывалось ленинское «Письмо к съезду», выступил с заявлением «освободить меня от обязанностей Генерального секретаря», впоследствии, в 1927 году, объясняя, почему данная «отставка» не была принята, Сталин говорил: «Съезд сам обсуждал этот вопрос. Каждая делегация обсуждала этот вопрос, и все делегации единогласно, в том числе и Троцкий, Каменев и Зиновьев, обязали Сталина остаться на своем посту». Эти аргументы во многом, мягко говоря, несостоятельны. Во-первых, XIII съезд, как известно, «Письмо к съезду» не обсуждал. По настоянию Сталина, Зиновьева и Каменева оно зачитывалось только по делегациям. Во-вторых, нет доказательств, что все делегаты XIII съезда единогласно высказались за то, чтобы Сталин остался на своем посту.

Третья «отставка» была все в том же 1924-м, 17 июня. Поводом к ней послужила публикация в «Правде» доклада Сталина «Об итогах XIII съезда партии», прочитанного на курсах секретарей укомов партии при ЦК. В докладе содержалась попытка дискредитации Каменева. Он обвинялся в том, что употребил термин «Россия нэпмановская» в противовес Ленину, говорившему о России «нэповской». Сталин придрался к слову, но большинством голосов его выступление было оценено как «нетоварищеское» и недостаточно выражающее суть развернувшихся событий. Сталин подал в отставку, но она была отклонена, в том числе и голосами Зиновьева и Каменева.

Четвертая «отставка» — в 1925 году. Сталин вновь подает заявление «об освобождении». Мотивы этой «отставки» пока не выявлены.

Пятая «отставка» была предпринята в 1926 году. 27 декабря на Пленуме ЦК Сталин подает записку: «Прошу освободить меня от поста Генерального секретаря ЦК. Заявляю, что не могу больше работать на этом посту». Мог. Но, продолжая пугать уходом, старался еще и еще упрочить свое положение.

Шестая «отставка» не состоялась в 1927 году. На первом Пленуме ЦК после XV съезда Сталин вновь обращается с просьбой об освобождении от поста. Вот текст его заявления, интересный во многих отношениях: «Я думаю, что до последнего времени были условия, ставящие партию в необходимость иметь меня на этом посту (Генсека. — А. 3.) как человека более или менее крутого, представлявшего известное противоядие оппозиции (выделено мной. — А. 3.). Сейчас оппозиция не только разбита, но и исключена из партии. А между тем у нас имеется указание В. И. Ленина (о перемещении Сталина с должности Генсека. — А. 3.), которое, по моему мнению, нужно провести в жизнь. Поэтому прошу Пленум освободить меня от поста Генерального секретаря. Уверяю вас, товарищи, что партия от этого только выиграет».

Упомянув ленинское «Письмо к съезду», Сталин тут же бессовестно искажает его смысл. Партия, утверждает Сталин, вопреки предложению Ленина, не могла обойтись без Сталина — Генсека. В то время он был единственным видным деятелем в борьбе с оппозицией, которую, по сути, сам же создал, чтобы с ней бороться.

Заметим: Сталин даже не подозревал, как он был прав, заявив, что партия, социализм и народ выиграли бы от того, если бы было принято предложение Ленина о перемещении Сталина с поста Генерального секретаря ЦК! Как и в случаях с предыдущими «отставками», в 1927 году у Сталина была все та же цель — укрепить свое единовластие.

В 1952 году — последняя попытка «отставки» Сталина. К этому времени, особенно после победоносного завершения Великой Отечественной войны, мания величия Сталина достигла невероятных масштабов. Его стали именовать не только «полководцем всех времен и народов», «спасителем Отечества», но и «отцом всех народов». Эти характеристики нужно было постоянно «подогревать» в народном сознании. Поэтому Сталин, видимо, никогда не забывавший о методе самоутверждения путем «отставки», решил еще раз к нему прибегнуть.

На первом Пленуме ЦК после завершения XIX съезда партий он заявил, что стар, устал и поэтому не может одновременно исполнять обязанности Председателя Совета Министров СССР, руководить заседаниями Политбюро и в качестве Генерального секретаря вести заседания Секретариата. Он просил освободить его от должности Генсека, «уважить его просьбу». Участник Пленума Константин Симонов, вспоминая это заявление Сталина, заметил, что многие члены ЦК, не год и не два знавшие Сталина, поняли, что он «вовсе не собирался отказываться от поста Генерального секретаря, что это проба, прощупывание отношения Пленума к поставленному им вопросу — как, готовы они, сидящие сзади него в президиуме (члены Президиума ЦК.— А. 3.) и сидящие впереди него в зале, отпустить его, Сталина, с поста Генерального секретаря»

К этому добавим: высказывая просьбы об «отставке», Сталин не отказывался от руководства Политбюро и Совмином. Тут тоже была тактическая игра. Понять ее можно в контексте сталинской речи на Пленуме. Ее пафос был направлен против возможных преемников (В. Молотова и А. Микояна), что должно было показать участникам заседания направление мыслей Сталина — укрепление единовластия. Сталин не забыл, как всегда, упомянуть о Ленине, его бесстрашии перед лицом любых обстоятельств.

Важна еще одна реплика Сталина. Говоря о своих обязанностях, он сказал: «Раз мне это поручено, значит, я это делаю. А не так, чтобы это было записано за мною. Я не так воспитан». Последнее он сказал очень резко. Как Сталин и на сей раз точно рассчитал, его «отставка» была отклонена.

Семь (известных по крайней мере) мнимых «отставок» Сталина… Никто другой из руководства партии не прибегал столько раз к подобным методам давления на партию и государство. При этом Сталин был уверен, что ответ на его заявления всякий раз будет однозначным: нет! Почему? Думаю, потому главным образом, что в первые годы Советской власти катастрофически не хватало руководящих кадров, которым можно было доверить ответственные посты. Другая причина мне видится в том, что, начиная со времени гражданской войны, Сталин постепенно становится довольно видным деятелем партии, проявляя злую, но твердую волю, настойчивость в достижении поставленной цели. Поэтому он понимал, что его «отставки» вряд ли будут приняты. Они все в той или иной мере укрепляли его позиции. Что же касается «отставки» 1924 года, то Сталин был уверен в защите Зиновьева и Каменева, ибо им тогда был нужен Сталин в их собственных политических играх. Последняя же отставка Сталина была направлена на то, чтобы не упустить власть из одряхлевших уже рук, укрепить свой культ при жизни и после ее окончания. Сталин испытывал на прочность своих подручных (Молотова, Ворошилова, Кагановича, Маленкова, Берия, Хрущева), надеясь, что и после его кончины они будут верно служить идеям своего вождя.

И еще один момент. Непринятия «отставок» Сталина, особенно первых, укрепили в его характере одну важную отрицательную черту: веру в свою незаменимость при всех ситуациях, использование их (ситуаций) в свою пользу, раздувания своего всевластия.

«Отставки» Сталина, особенно после кончины Ленина, были, по существу, не отставками в их изначальном демократическом смысле, а угрожающим шантажом соратникам и единомышленникам членам ЦК. Им как бы внушалось: «Без меня вы пропадете, вас сотрут в порошок». И эти угрозы, как свидетельствует историческая практика, действовали безотказно, связывали круговой порукой.

Институт отставок не стал у нас традицией. Да и не мог тогда стать потому, что одним из проявлений всевластия Сталина стали идеалистические установки о вожде и основной массе партии как «винтиках» в механизме власти, идея о том, что «Сталин думает о нас и за нас». Это не могло не притупить самостоятельность в мышлении и действиях, плодило пассивность и глушило инициативу. Более того, такие и подобные постулаты сказались на деятельности партии в целом. Она стала на длительное время, до апреля 1985 года, организацией, которая обходится без ярких индивидуальностей и своеобразных личностей, мыслителей и теоретиков. Отсюда — принижение роли Центрального Комитета и других выборных органов, всесилие партаппарата, рассматривающего возможные отставки как политическую незрелость, расшатывание партийных рядов…

И вот впервые в истории нашей партии на апрельском (1989 г.) Пленуме ЦК принята отставка ста десяти членов и кандидатов в члены Центрального Комитета, Центральной Ревизионной Комиссии КПСС, этот беспрецедентный факт — прежде всего свидетельство чувства ответственности тех, кто реалистически и самокритично оценил свои силы и нашел в себе мужество просить о выходе из высших партийных выборных органов. Тут и забота о судьбе перестройки, и понимание масштабности задач, для решения которых требуются новые подходы, новые люди. А самое главное — новый решительный шаг в демократизации внутрипартийной жизни, которой должны быть чужды кастовость, закрытость, приверженность к форме без содержания.

Революционное обновление общества и деятельности КПСС, развитие нового политического мышления выдвигают на первые роли руководителей, способных нести ответственность за партию и перед партией. По уставу и по совести.

“Известия”, 1989, 21 июня.

Поделиться ссылкой:
  • LiveJournal
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Tumblr
  • Twitter
  • Facebook
  • PDF

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *